Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Третья морковь народной любви

От предыдущих фильмов "Любовь-морковь 3" отличается значительно меньше, чем хотелось бы. Четвертую пообещали не снимать.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Не знаю, как удалось продюсеру Ренату Давлетьярову уговорить одного из лучших российских кинодраматургов Юрия Короткова написать сценарий к "Любовь-морковь 3", но он это сделал. Сценарий Короткова плюс участие Владимира Меньшова и Лии Ахеджаковой вселяли надежды. Казалось, третья часть сможет наконец стать остроумной, хорошо сыгранной, со вкусом сделанной комедией. Более того, на премьере поначалу возникло впечатление, что так оно и есть. Столкновение двух образов жизни, двух менталитетов - последнего советского и первого новорусского поколений - рождает смешные и поучительные ситуации.

Расклад такой: Ахеджакова (мама героини Кристины Орбакайте) - научный сотрудник одного из петербургских музеев. Меньшов (отец героя Гоши Куценко) - полковник, который никак не желает обменять жизнь "в поле" на штабную работу. Теща не терпит зятя, невестку раздражает свекор, героиня Ахеджаковой кажется герою Меньшова "научной мымрой", он ей - солдафоном. В общем, все как положено в больших и социально неоднородных семьях.

После терапевтического обмена телами полковник попадает в юридическую фирму, где работает Голубев-младший, а герой Куценко - на боевые учения в часть отца. Младшему не нравится в армии. Старшего возмущают и времена, и нравы. Связанных с этими обстоятельствами смешных ситуаций могло бы хватить на целый фильм, но авторы параллельно зачем-то раскручивают криминальную историю с яйцами Фаберже (не Вексельберга), двумя бандитами (Гуськов и Манучаров), которые охотятся за сокровищами, и неизвестной партитурой Чайковского, припрятанной в одном из яиц.

Тут уже концов не сыщешь. Все бегают, стреляют, лупят друг друга по голове, потом драгоценная шкатулка и вовсе теряется из виду - в общем, не верится, что Юрий Коротков мог сочинить такой неряшливый и невнятный сценарий. Объяснение находится в титрах: у драматурга, оказывается, был на этом проекте миллион соавторов с генеральным продюсером во главе. А у Давлетьярова все-таки что ни собирай, получается пулемет. То есть та самая усредненная, несмешная, отчаянно проседающая по части вкуса "Любовь-морковь", которая пытается занять пустующую у нас сейчас нишу народной комедии. Правда, в этом году туда же устремились проекты Тимура Бекмамбетова "Елки" и "Выкрутасы".

На премьере в кинотеатре "Октябрь" Ренат Давлетьяров заявил, что четвертой порции "Морковки" не будет. Зал бурно зааплодировал.

Читайте также:

Сухой закон Гоши Куценко

Владимир Меньшов примерил бронежилет

Комментарии
Прямой эфир