Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Тень, знай свое место

Глобальную конвенцию мы наконец приняли. Хотя воплощать в жизнь ее принципы пока не спешим. Но у нас и вторая беда - пьянство - масштабов колоссальных. И я решительно не могу понять, почему мы обсуждаем пути решения этой проблемы с теми, кто никак в этих дискуссиях участвовать не должен. С производителями алкоголя
0
Татьяна Батенёва
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На автозаправке мужичок бомжеватого вида долбится в окошко.

- Чего надо, дядя? - дюжий парень за рулем по случаю пятницы полон доброты.

- Добавь, сынок, на поллитру не хватает!

- А сколько стоит-то?

- Пятьдесят пять рубликов.

- А сколько у тебя есть?

- Пять рублей есть...

Хохотнув, парень кидает в окно мятый полтинник. С понятием.

В разговоре о спивающейся России, который теперь идет на самом высоком уровне, мы как-то упускаем из виду одно обстоятельство. С кем его можно вести, а с кем категорически невозможно по всем человеческим и божеским нормам.

Одиннадцать лет назад мне довелось наблюдать за первой международной дискуссией по Глобальной рамочной конвенции ВОЗ об ограничении курения. Женевский Конгресс-холл буквально искрил от электрической энергии беспримерной по накалу дискуссии. Казалось, еще чуть-чуть, и между участниками вспыхнет вольтова дуга.

Молнии летели в сторону солидных джентльменов из "Филип Моррис", "Бритиш-Американ Тобакко", "Джапан Тобакко" и подобных компаний. Одетые в дорогие костюмы, загорелые, с тщательно уложенными прическами, ослепительными зубами, дорогими часами и кейсами - они являли собой образцы современного делового мужчины с очень немаленькой зарплатой. Но их буквально рвали на куски простецки одетые и нехоленые активисты антитабачных организаций и журналисты, обвиняя во лжи и сокрытии важной информации о вреде табака, называя вещи своими именами: ваш бизнес уносит миллионы жизней, отравляет взрослых и детей во всем мире. С тех пор, между прочим, в Европе не принято приглашать на дискуссии о вреде курения табачников. И так ясно, чьи интересы они будут защищать.

Глобальную конвенцию мы наконец приняли. Хотя воплощать в жизнь ее принципы пока не спешим. Но у нас и вторая беда - пьянство - масштабов колоссальных. И я решительно не могу понять, почему мы обсуждаем пути решения этой проблемы с теми, кто никак в этих дискуссиях участвовать не должен. С производителями алкоголя.

Наши водочники люди тоже не бедные. Всем известно, что рентабельность этого производства - берем спирт, разводим водой, насыпаем чуть-чуть сахарку, чуть лимоночки и разливаем по бутылкам - зашкаливает за 400, а то и 500%. Но точной информации об итогах их экономической деятельности вы не найдете никогда - тайна, покрытая мраком. Как, впрочем, и о доходах "пивняков" - тоже ребят не нищих. На разных собраниях по поводу российского пьянства эти господа тоже заметны по недешевым костюмам и галстукам, хорошему цвету упитанных лиц, вальяжности, присущей богатству... Куда там до них активистам общественных организаций, пытающихся рассказать обществу о последствиях алкогольного бедствия! Доктора и кандидаты наук, врачи, священники невысокого сана - потрепанные пиджачки, немодные очечки, бледные лица, не видавшие тропического солнышка. С ходу и не поймешь: не то нижний сегмент среднего класса, не то верхний - нижнего. Хотя вкрадчивые предложения "любви и дружбы" на неплохие суммы они, точно знаю, получали не раз.

Но я даже не об этом. Цель любого бизнеса одна - получение максимальной прибыли. Стало быть, максимальный сбыт. И никакие россказни о социальной ответственности производителей алкоголя тут не пройдут - не может бизнесмен добровольно отказаться от своей главной цели. Иначе он уже не бизнесмен, а юродивый, и место ему в больничке для душевнобольных.

И с этой точки зрения обсуждать с водочниками и "пивняками" государственную стратегию борьбы с неумеренным потреблением алкоголя - все равно что с рыбами обсуждать планы осушения Волги.

Я не за "сухой закон". Не за драконовские меры против пьющих. И сама при случае бокал вина или рюмку коньяку выпить не прочь. Я за здравый смысл. Не признать того, что алкоголь производить надо, что он нужен по многим причинам многим людям, было бы лицемерием. Но обсуждать меры по наведению порядка, по ограничению, контролю и т.п. можно только с теми, кто не делает на нем деньги. Ядохимикаты выпускать тоже надо, как необходимо производить оружие или презервативы... Но обсуждать проблемы суицида при помощи ядов, или проблемы преступности с применением оружия, или задачи повышения рождаемости с их производителями - нелепо и смешно. Тень должна знать свое место. И не лезть в разговоры.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир