Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Кто и зачем сократил президентский срок?

12 декабря исполнилось 15 лет российской Конституции. Тогда, в 1993 году, только что принятые на референдуме 137 статей Основного закона спасли страну. "Известия" сыграли в судьбе этого документа значительную роль. Накануне годовщины мы встретились с авторами Конституции и выяснили детали ее подготовки, о которых мало кто знает (фото)
0
Президент России Борис Ельцин собственноручно подписал в печать проект Конституции. Сразу после этого он был опубликован в "Известиях" (фото: REUTERS)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

12 декабря, исполнилось 15 лет российской Конституции. Тогда, в 1993 году, только что принятые на референдуме 137 статей Основного закона спасли страну. "Известия" сыграли в судьбе этого документа значительную роль. Накануне годовщины мы встретились с авторами Конституции и выяснили детали ее подготовки, о которых мало кто знает.

 "Спусковой крючок - попытка импичмента"

- После разгона Верховного Совета, в сентябре 1993-го, несколько человек собрались в Кремле и за два месяца сляпали новую Конституцию - вот самый распространенный и вредный миф. В действительности история России не знает другого примера, когда бы Конституцию писали так долго - более трех лет - с привлечением широкого круга экспертов мирового класса и даже в дискуссии с оппозицией, - рассказывает Юрий Батурин, в 1993 году помощник президента Бориса Ельцина по правовым вопросам.

Старт - 12 июня 1990 года, финиш - 12 декабря 1993 года, когда Конституцию приняли на референдуме. Ровно 3,5 года длилась драматическая история ее рождения.

История, в которой газета "Известия" сыграла свою роль, опубликовав сначала  предварительный, так называемый президентский проект (под редакцией Алексеева - Шахрая), а затем и окончательный проект главного документа страны.

- Почему весной 1993-го, когда по кабинетам гуляло десятка два различных проектов, Ельцину понадобился свой, президентский, вариант? - спросили "Известия" у Сергея Шахрая.

- Спусковой крючок - попытка импичмента и последующее решение съезда провести референдум о доверии президенту, правительству и парламенту по вошедшей в историю формуле "да-да-нет-да", - отвечает Шахрай, в 1993 году вице-премьер, ныне глава аппарата Счетной палаты России. - Не идти же на референдум с одними лозунгами. Иное дело - опубликовать свой проект Конституции и сказать: вот программа будущего устройства государства, вот инструмент предотвращения политических конфликтов. Исходя именно из такой логики президент пригласил меня и Сергея Сергеевича Алексеева, известного теоретика права, и сказал: у вас меньше трех месяцев на то, чтобы подготовить цельный документ. Сели писать. Мои прежние наработки (из "варианта ноль") легли в основу разделов о государственном устройстве, о высших органах власти, наработки Алексеева - в раздел, касающийся прав и свобод. Вместе мы создавали главный раздел - основы конституционного строя. После того как весной 1993-го проект напечатали в "Известиях", он лег на стол Конституционного совещания и после согласования 12 декабря вынесен на всенародное голосование.

Тогда мало кто обратил внимание на то, что этот проект изменил многие представления о том, какой должна быть Конституция страны. Впервые ее написали как процессуальный документ, содержащий не правила на все случаи жизни, а процедуры урегулирования спорных, конфликтных ситуаций. Впервые права человека были признаны данными от рождения. Впервые Конституция закрепляла не текущее положение дел, а образ будущей России - демократическое, правовое федеративное государство. Отошли от классики и в такой, казалось бы, принципиальной материи, как разделение властей. У нас президент - не возглавляет исполнительную власть, а является главой государства и политическим арбитром.

- Вы сами это придумали или Ельцин настаивал?

- Сами, - улыбается Шахрай. - Исходили из баланса политических сил и даже учитывали личные качества Бориса Николаевича. Опасались, что не утвердит. Но он согласился, хотя эту модель Алексеев шутливо называл российской версией "британской королевы". Предполагалось, что президент не будет вмешиваться в текущее, повседневное функционирование органов власти. Но если возникает конфликтная ситуация между парламентом и правительством или между центром и регионами, которую они сами не смогут разрешить, то здесь "включается" президент как арбитр и задействует свои конституционные полномочия и процедуры: собирает согласительные комиссии, объявляет досрочные выборы, отправляет в отставку правительство. Может даже ввести чрезвычайное положение...

"В последний момент Ельцин внес 15 поправок"

- К июлю 1993-го удалось подготовить по-настоящему сбалансированный проект, - соглашается Юрий Батурин. - Но в сентябре последовал известный указ № 1400, и уже в октябре стартовал этап, когда победитель стал фактически править документ под себя.

- В готовый проект Конституции, одобренный Конституционным совещанием, Ельцин собственноручно внес 15 поправок, - продолжает Сергей Филатов, в 1993 году глава администрации президента. - Наиболее принципиальные из них - президент имеет право председательствовать на заседаниях правительства, издавать нормативные указы, то есть имеющие силу закона. Плюс то, что в Совет федерации входят от каждого региона по одному представителю от - цитирую его правку - "представительного и исполнительного органа власти".

Заодно Ельцин кое-что вычеркнул. Например, право баллотироваться куда-либо начиная с 18 лет. С чьей подачи он это сделал? Филатову трудно судить. Но было, говорит, неожиданно!

- А мне кажется, верх взяла совершенно понятная психология высокопоставленного чиновника, - разводит руками Юрий Батурин. - Тот, кто смотрит бумагу до тебя, ниже тебя. Тот, кто выше рангом, смотрит ее позже. Дело было так. Сидели руководитель администрации президента Сергей Филатов, первый помощник президента Виктор Илюшин и я. Ельцин сам пригласил нас, когда ему принесли окончательный, уже после лингвистической экспертизы, текст Конституции на подпись. Он просмотрел его, медленно перелистывая страницы, и столь же неспешно своей рукой вносил правку... Перед ним лежал справочный материал, подготовленный за минувший месяц  помощниками и сотрудниками администрации. Возможно, перед тем, как вызвать нас, он прочитал его еще раз. В соседнем кабинете сидела машинистка. Исправленные Ельциным страницы тут же отправлялись ей на корректировку. Когда распечатали и принесли последнюю страницу, Ельцин расписался на титульном листе, подумав, поставил дату и время: "8/XI - 1993 г. 15 ч. 15 мин." Как бы давая понять: после этой минуты никто больше не может прикасаться к тексту, я - самый главный! Мне приходилось читать воспоминания высокопоставленного чиновника (да и других тоже), как накануне референдума он лично ездил ночью в Кремль и добился изменения текста статьи. Полный бред. После 15 ч. 15 мин. в проекте Конституции России не изменилось ни строчки, ни буквы.

"Вначале фигурировал 6-летний срок президентских полномочий"

- Сергей Михайлович, а то, что при разработке Конституции вы идеи Сперанского использовали, не миф?

- Конституционные идеи Сперанского - это азы обучения любого юриста, - подчеркивает Шахрай. - В действующей Конституции действительно можно найти параллели с его идеями о сильной власти главы государства, о делении на регионы, в каждом из которых
есть свой губернатор и свой парламент. Но в принципе похожие сюжеты есть и во французской Конституции, и в Конституциях многих федеративных государств. Ну и еще, пожалуй, сведение думских полномочий к двум - принять закон и проконтролировать исполнение бюджета правительством. Так что наша Конституция - это в полном смысле слова продукт коллективного творчества.

Национальная ментальность, кстати, на Основной закон наложила свой отпечаток. Так, с точки зрения ортодоксального юриста, наши вариации на тему регионов (края, области, республики и автономные округа) - нонсенс. В Конституции нет иноязычных выражений типа "спикер", "парламент", "сенаторы", "импичмент". Зато есть чисто "нашенские" статьи, которых нет ни в одной другой Конституции.

- Вместо известной во всем мире триады - "каждый имеет право свободно искать, получать и распространять информацию любым законным способом" - у нас "пентагон" какой-то! - Батурин открывает брошюру. - Вот, смотрите, "...искать, получать, передавать, производить и распространять информацию..." Это чисто российское!

- Да и государственное устройство не расписывается столь детально в Конституциях других стран, - добавляет Сергей Филатов. - Мы же вынуждены были в условиях жесткого политического противостояния двух ветвей власти все записать в единый свод и рискнуть еще вынести на всенародное голосование. И правильно сделали! Иначе до сегодняшнего дня принимали бы законы об организации власти.

Любопытная деталь. В проекте Конституции, подготовленной группой Шахрая, сначала фигурировал 6-летний срок президентских полномочий. В проекте Алексеева - Шахрая - уже "пять лет", а в окончательной редакции и вовсе, как известно, осталось четыре года. В свете последних (а на самом деле первых) изменений Конституции невольно возникает вопрос: от чего ушли - к тому пришли? И совпадение ли, что ровно через 15 лет.

- Если посмотреть стенограмму Конституционного совещания, - вспоминает Шахрай, - можно увидеть, как 5 лет трансформировались в 4 года полномочий президента. Произошло это летом 1993-го под давлением оппозиции. Перспектива, что Ельцин будет править еще десять или двенадцать лет, казалась ей абсолютно неприемлемой. Мы решили, что два срока по 4 года, в конце концов, тоже немало и пошли на уступку и коммунистам, и демократам.

"Французский правовед сделал интересное предложение"

- Повлияла ли на текст Конституции инициатива создания Уральской республики, принадлежащая Росселю? - спросили "Известия" у Шахрая. В Екатеринбурге многие до сих пор уверены: повлияла.

- А вот это настоящий миф, - подумав, отвечает Шахрай. - В тексте менять ничего не пришлось. Да, эффект холодного душа был. Оказывается, сепаратизм бывает и с региональным лицом. Я руководил палатой регионов, она заседала в Мраморном зале Кремля. Страсти кипели нешуточные. С одной стороны, главы регионов-доноров, которые хотели максимум самостоятельности. С другой стороны, президенты республик, выступавшие категорически против идеи равноправия субъектов федерации. И вот надо было придумать модель, которая была бы принята всеми... Мы понимали: нельзя отобрать полномочия у республик, но можно повысить статус краев и областей. Что и сделали. При этом удалось исключить право выхода субъектов из России, поскольку именно право на сецессию и развалило СССР. И тут же мы дописали про возможность укрупнения регионов - норму, которая стала работать через 12 лет.

Особое искусство - создавать главный закон на острие политического кризиса. Эзоповым языком писать про контрольные функции Думы. В точке кипения на обсуждениях объявлять перерыв, чтобы, как говорит Шахрай, "попить чай и найти одну-две точки, в которых нет разногласий, и уже вокруг них наращивать "мясо". В крайнем случае "если так и не пришли к согласию, то просто запишем, что в будущем по этому вопросу принимается конституционный закон". С десяток их впоследствии действительно приняли. Постепенно зрел, как нарыв, главный вопрос - как принимать Конституцию? Девять вариантов насчитывалось уже летом.

- И вдруг 5 октября мне позвонил посол России во Франции Юрий Рыжов, - рассказывает Филатов, - сообщил, что у него был профессор Мишель Лисаж, французский правовед и специалист по России, и сделал интересное предложение - совместить референдум по Конституции с выборами в Госдуму. Мы уже готовили проект Конституции, но принять ее предполагалось на Федеральном собрании уже после выборов 12 декабря. После чего я снял трубку прямой связи с президентом. "А мы успеем?" - спросил Ельцин. "По-моему, успеем", - ответил я. "Готовьте указ", - тут же сказал Ельцин. И через десять дней вышло распоряжение президента "О проведении всенародного голосования по проекту Конституции Российской Федерации". Риск? Огромный. По словам Филатова, уверенность в успехе появилась в самом конце эпопеи, за несколько дней до референдума.

- В начале ноября ее не было, - признает Филатов, - соцопросы показывали - ситуация на грани. Но особенно тревожило то, что против принятия Конституции выступали практически все лидеры партий, за исключением Жириновского. Он, пожалуй, единственный, кто последовательно агитировал "за", сравнивая ее с правилами дорожного движения. Жестко нападали на ельцинский проект оппозиционные партии, а демократы, как всегда, сомневались. Гайдар был против. Его как либерала отвращал тезис, что Россия - социальное государство. Он считал, что рынок нельзя обременять ничем.

- А когда стало ясно, что все, Конституцию приняли, шампанского выпили?

- В ночь с 12 на 13 декабря Михаил Полторанин решил устроить в Кремлевском дворце шоу победителей. Я сначала сказал: не пойду, вдруг поражение. Но где-то в полпервого ночи мне позвонили: "Сергей Александрович, Конституцию приняли!" Я пошел на торжество, меня увидел Владимир Шумейко: "Давай, - говорит, - я на всю страну объявлю?" Я говорю: "Объяви". И он пошел к телекамере... Утром, когда пришли уточненные данные, Ельцин пригласил меня к себе. Сказал "спасибо" и повел в дальнюю комнату, где был накрыт стол для двоих. И мы выпили по рюмочке коньяку за победу, за новую Конституцию.

КОНСТИТУЦИЯ В ЦИФРАХ И ФАКТАХ

Рождалась в муках 168 недель

Драматическая история рождения новой Конституции продолжалась 3,5 года, 42 месяца или 168 недель. Вскоре после принятия Декларации о государственном суверенитете, а именно 12 июня 1990 г. первый Съезд народных депутатов принял постановление "Об образовании Конституционной комиссии".

С 1990 по 1993 г. в поле ее зрения находилось около 20 различных проектов. Самые знаковые из них - проект Конституционной комиссии, проект академика Андрея Сахарова, проект Алексеева-Собчака и "вариант ноль", подготовленный рабочей группой под руководством Шахрая. В апреле 1993 года "Известия" опубликовали каркас действующей Конституции, подготовленный Алексеевым и Шахраем.

У Конституции было более 1000 авторов

По мнению Юрия Батурина, число авторов Конституции "уверенно превышает тысячу человек". Конституционная комиссия с ее экспертами - несколько десятков человек.

Количество участников Конституционного совещания - 931 плюс эксперты, привлеченные к его работе. "Из зарубежных экспертов (они не работали над текстом, но оценивали отдельные фрагменты) могу точно назвать Мануэля Гарсиа Альвареса, профессора конституционного права Леонского университета (Испания)", - говорит Батурин.

Всего было рассмотрено более 3000 предложений и замечаний. Кроме того, в окончательную редакцию вошли 37 статей из проекта Конституционной комиссии. На всенародное голосование 12 декабря 1993 г. пришли 54,8% граждан. Из них за принятие Конституции высказались 58,4%, против - 41,6%. 25 декабря текст Конституции был официально опубликован, и она вступила в силу.

Первая при третьем президенте

15-летняя Конституция России уникальна - она остается действующей уже при третьем президенте России. Ранее же каждый правитель менял (или хотел поменять) Конституцию под себя. Вспомним: Конституция была "ленинская" - 1918 года (принята в период Гражданской войны), "сталинская" - 1936 года (в пик репрессий), "брежневская" - 1977 года (в самый "расцвет застоя").

По словам Шахрая, при Никите Хрущеве и Михаиле Горбачеве также были подготовлены тексты Конституций, генсеки просто не успели их принять. "Когда президентом России стал Владимир Путин, - вспоминает Шахрай, - все ждали, что и он по сложившейся традиции станет инициировать новый Основной закон. Кто только действующую Конституцию тогда не "пинал". И перестали только когда через полтора года Путин дал понять, что намерен ее сохранять в неизменном виде".

329 дней в космосе

Два экземпляра Конституции России находились в космосе суммарно 329 дней. В 1999 году брошюра побывала на орбитальном комплексе "Мир". 4 апреля того года грузовой корабль "Прогресс М-41" доставил ее космонавту Сергею Авдееву: он планировал получить юридическое образование.

"А в 2005-м вместе с Конституцией Евросоюза в золоченой обложке простенькая мягкая брошюрка с текстом Конституции России, которую я купил в ближайшем книжном магазине, отправилась на борт Международной космической станции, - рассказывает Юрий Батурин. - Осенью 2005 года, вернувшись на Землю, Сергей Крикалев возвратил мне экземпляр с бортовыми печатями российского сегмента МКС". Если бы в космос отправили специально изготовленный экземпляр, как в Республике Казахстан, он имел бы шанс стать исторической реликвией и занять свое место в одном из национальных музеев. А так, считает Батурин, это даже больше, чем символ, - принадлежность бортовой библиотеки, часть земной жизни, от которой не сбежать и во Вселенную.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир