Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Якубович принимает жалобы у населения

Героями "Жалобной книги" (передачу снимает "Телекомпания ВиD") станут люди, которые, казалось, проиграли борьбу с бюрократией, но, придя в студию, они встретятся с чиновниками лицом к лицу, и те будут вынуждены дать истцам ответ. Корреспондент "Недели" Анна Федина побывала на записи одного из первых выпусков "Жалобной книги" и побеседовала с ведущим программы Леонидом Якубовичем.
0
Бессменный ведущий "Поля чудес" обзаведется новой программой
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Героями "Жалобной книги" (передачу снимает "Телекомпания ВиD") станут люди, которые, казалось, проиграли борьбу с бюрократией, но, придя в студию, они встретятся с чиновниками лицом к лицу, и те будут вынуждены дать истцам ответ. Корреспондент "Недели" Анна Федина побывала на записи одного из первых выпусков "Жалобной книги" и побеседовала с ведущим программы Леонидом Якубовичем.

вопрос: Почему к "Полю чудес" вы решили добавить "Жалобную книгу"?

ответ: Идея программы родилась, кажется, в 1998 году, когда мы на "Поле чудес" впервые объявили, что готовы исполнить любые три желания. В первый год мы получили полтора миллиона писем, во второй год - около двух миллионов. Мы попытались разобраться в этой груде, и знаете, что меня больше всего поразило: только 5% просили денег, все остальные просьбы не имели отношения к личности пишущего. Просили корову для бабушки, носки для дедушки, ну и, конечно, половина писем касалась лекарств. Все это было настолько трогательно и печально одновременно, что возник резонный вопрос: а почему люди обращаются на "Поле чудес", местные власти что, не могут решить эти проблемы? Ну и пошло-поехало. Правда, в те годы для "Жалобной книги" еще не пришло время, я ходил-бродил по всем кабинетам, но безрезультатно. А сейчас появился продюсер, и пока все вроде складывается.

в: Какие ощущения после первых съемок?

о: Честно говоря, я устал. Конечно, это безумно интересно, ничего подобного я никогда не делал. Но это очень утомительно: во-первых, нужно постоянно держать себя в руках, а ситуации на съемках бывают разные, а во-вторых, нужно обо всем помнить. Во время записи рыться в бумагах некогда, поэтому, чтобы кого-то вовремя поправить, нужно разбираться во всех тонкостях дела и всю документацию знать наизусть. Вот у нас был сюжет про ребенка, погибшего из-за врачебной ошибки, так у меня ушло пять суток на выяснение всех обстоятельств. Я же не просто диагноз изучал, я запомнил все медикаменты, в каких дозах и кто именно этому малышу давал. И заметьте, таких сюжетов у меня было двенадцать. Конечно, все эти бесконечные консультации приводят организм к истощению, но ничего не поделаешь - такая работа.

в: Вы удовлетворены первыми записями?

о: С ходу трудно оценивать, надо еще все смонтировать, выпустить в эфир, посмотреть, какие будут отголоски. Все будет зависеть от того, насколько нам поверят. Насколько мы сумеем доказать, что такая программа пойдет нашим людям на пользу. Хотя по первым впечатлениям могу сказать, что на 80% мы программу вытянули. Все получилось более-менее по-человечески, и какое-то доверие у людей, пришедших в студию, мы завоевали.

Повторюсь, самым трудным было сдерживать эмоции. Причем и свои, и аудитории. Например, был у нас сюжет про семью, в квартиру которой ночью ворвались пьяные менты и под предлогом того, что сын уклоняется от армии, стали всех избивать. Дело было накануне Дня Конституции, так майор милиции орал: "Плевал я на вашу Конституцию!" Потом выяснилось, что они ошиблись дверью. И вот сидят передо мной отец после инфаркта, двое сыновей и дочь (мать прийти не смогла), а со стороны ответчика нет никого, потому что им якобы запретил прокурор. Понятное дело, что эмоции в зале выплескивались через край, и нивелировать все это было очень нелегко.

Вообще новая программа, как пиджак, к нему еще нужно привыкнуть, да и сам он со временем разносится. Например, место ведущего мне показалось не слишком удобным: я человек моторный, мне трудно всю передачу стоять возле стола. Но думаю, что со временем все образуется. Если, конечно, руководство решит, что наша программа нужна "Первому каналу".

в: Меня озадачило зрительское голосование. Какой в нем смысл, если и так понятно, что в споре истцов с чиновниками мнение аудитории будет всецело на стороне потерпевших?

о: Я бы, конечно, хотел, чтобы люди, которые пришли в студию, не на кнопочки нажимали, а свое мнение высказывали, но народ у нас зажатый. Они смотрели, шипели, улюлюкали, но встать и что-то грамотно сказать никто, за редким исключением, не захотел.

в: Гордитесь тем, что можете реально кому-то помочь?

о: Скорее я грущу, оттого что мы всесильны не на 100%. Но, как бы то ни было, надо размывать этот поток писем, идущий в прокуратуру и другие высшие инстанции. Причем размывать его на более низких уровнях, иначе никогда ни одна проблема решена не будет, а мы и дальше будем терять людей, которые, ходя из кабинета в кабинет, сваливаются с инфарктами и инсультами. Бороться с бюрократией в целом бессмысленно. Как научить наших чиновников по-другому обращаться с людьми, я не знаю. Но тот факт, что в десяти из двенадцати случаев мы смогли найти решение, безусловно, обнадеживает.

в: С "Полем чудес" расставаться не собираетесь? Тем более что "Жалобная книга" отнимает столько сил.

о: Ну это же работа, у меня с каналом договор. Так что буду тянуть две телеги.

* * *

Прошу любить и жаловаться

Как пишется "Жалобная книга"

Слева от Леонида Якубовича - чета инвалидов-колясочников, справа от него - пять чиновников из разных инстанций: от ДЕЗа до Московского департамента соцзащиты. Суть дела: шесть лет назад супруги Лукьяновы попросили установить в их подъезд подъемник для инвалидных колясок. Подъемник поставили, но в эксплуатацию не сдали, потому что сначала конструкция оказалась нестандартной, а потом и вовсе изменились технические нормы.

Что делать - непонятно. Взять на себя ответственность и принять на баланс нетиповой механизм никто из чиновников не решается. Все кивают друг на друга да предоставляют доказательства собственной невиновности. Лукьяновы нервничают. Приглашенный в качестве третьей стороны депутат Алексей Митрофанов только подливает масла в огонь: "Давайте отдадим выделенные на подъемник деньги самим инвалидам. Они найдут на что их потратить". - "Это уж точно. Но выходить на улицу им от этого проще не станет", - возражает ведущий. - "Да я лично приведу им пару китайцев, которые будут выносить их на руках!"

Двухчасовое разбирательство грозит закончиться нулевым результатом. Но тут Леонид Якубович, который до этого лишь сдерживал спорщиков, берет дело в свои руки и в лучших традициях deus ex machina объявляет, что буквально утром в телекомпанию "ВиD" пришло письмо от Московского департамента соцзащиты, который обещает в ближайшее время либо исправить недочеты уже готового подъемника, либо установить новый. Аудитория счастлива. Хеппи-энд? Нет. Госпожа Лукьянова просит заодно уж обеспечить ее с мужем электрическими колясками. "Ну, все проблемы мы за один раз не решим, - подводит итог Леонид Якубович.- А то это уже сильно смахивает на "Сказку о рыбаке и рыбке".

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...