Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Константин ЭРНСТ: "Нас не догонят!"

- Доволен итогами сезона в целом. Канал укрепил свои лидирующие позиции, мы обкатали несколько проектов, прошли всегда довольно трудоемкий период парламентских и президентских выборов. Конечно, в те годы, когда в стране проводятся выборы, на первый план выходят новости и общественно-политическое вещание. На генерирование новых проектов особенно не было времени. В следующем сезоне аудитория, уставшая от этих жанров и тематики, с радостью откликается на разнообразное неполитическое телевидение. Мы серьезно готовились к следующему сезону. Он для нас юбилейный
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Газета "Известия" начинает серию интервью с руководителями крупнейших телеканалов о том, что было в прошлом сезоне и что телезрителям стоит ждать в будущем. Генеральный директор "Первого канала" КОНСТАНТИН ЭРНСТ дал свое итоговое эксклюзивное интервью корреспонденту "Известий" МИЛЕ КУЗИНОЙ.

У нас большой запас свежих русских картин

- Чем вы довольны в этом сезоне?

- Доволен итогами сезона в целом. Канал укрепил свои лидирующие позиции, мы обкатали несколько проектов, прошли всегда довольно трудоемкий период парламентских и президентских выборов. Конечно, в те годы, когда в стране проводятся выборы, на первый план выходят новости и общественно-политическое вещание. На генерирование новых проектов особенно не было времени.

В следующем сезоне аудитория, уставшая от этих жанров и тематики, с радостью откликается на разнообразное неполитическое телевидение. Мы серьезно готовились к следующему сезону. Он для нас юбилейный, в апреле - 10-летие нового "Первого канала". Мы сняли массу фильмов и сериалов того качества, которое нас устраивает. Наш собственный продукт - не покупной, а именно собственный - будет занимать весьма значительную часть сериального вещания. У нас большой запас свежих русских картин: это победитель "Кинотавра" фильм "Водитель для Веры", победитель Московского кинофестиваля "Свои", один из самых кассовых фильмов года - "72 метра", "Всадник по имени смерть", "Турецкий гамбит", "Статский советник"... Нам так же удалось подготовить несколько новых реалити-шоу, задействовать несколько новых форматов. Я надеюсь, они украсят наш эфир в новом сезоне и создадут возможность для следующего рывка.

Что касается сериалов, мы, поставив пятый сезон "Улиц разбитых фонарей" и увидев, как он работает, решили показать весь цикл. Это дало возможность сэкономить массу телевизионного продукта, который должен был выйти в этом сезоне, усилим им следующий сезон.

"Участок" - стал абсолютным рейтинговым хитом с момента начала медиа-исследований в России. Собственно говоря, было несколько проектов, которые очень хорошо работали. Я думаю, неплохо сработали "Розыгрыш", третья и четвертая "Фабрики". Западные каналы, например, обычно делают не более одного такого проекта в сезон. Мы сделали два, укрепив позиции. "Фабрика" - не просто телевизионный проект, задача "Фабрики" скорее в смене лиц, в обновлении лица современной поп-музыки.

"Фабрика" стала ответом на застой в шоу-бизнесе

- Создавая одну "Фабрику" за другой, вы вторглись в сферу шоу-бизнеса и стали довольно серьезным игроком на этой площадке...

- Во-первых, для нас "Фабрика" - не только и не столько музыкальный проект, а проект "русской мечты". Это история про то, как дети с музыкальными задатками, которые хотят стать поп-звездами, попав на территорию "Фабрики", реально ими становятся. Это его главное социальное значение. А если говорить о музыке, то нельзя слушать на всех гала-концертах полдюжины одних и тех же артистов, поющих в течение полугода одни и те же песни. Невозможно. Хотя те, кто все эти годы были действительно лучшими, ими и останутся, фабриканты не составят им конкуренции.

Телевидение регулярно использует смежные области для создания своего контента и даже внедряется в них, когда там случается застой. Почему мы в свое время сделали "Старые песни о главном"? Не из-за того, что появились ностальгические настроения. Нет. Мы не могли сделать новогоднее шоу, в репертуаре артистов не было достаточного количества хитов для наполнения трехчасовой программы. И тогда мы прильнули к библиотеке века. "Фабрика" тоже стала ответом на некоторый застой в шоу-бизнесе.

- Была негативная реакция со стороны шоу-бизнеса?

- Конечно. Была, есть и будет наверняка. Сначала артисты с удовольствием участвуют в шоу, а потом говорят: "Я не хочу, я 20 лет прорывался(-ась) к этому статусу, а эти молокососы за три месяца становятся звездами. Еще три месяца назад они по улице ходили, и их никто не знал, кроме мамы с папой". Конечно, этот проект отличается от обычного пути на сцену, но только скоростью. Телевидение является катализатором. Важно, что мы не бросаем артистов, вышедших с "Фабрики", продолжаем ими заниматься, следить за их репертуаром. А наша задача - изначально не только телевизионная. Да, мы хотели иметь хорошие рейтинги, но еще мы хотели получить новых участников для других программ. Мы сознательно оказываем воздействие на шоу-бизнес, чтобы обновить его. Пятничные концерты "Фабрики" смотрят не только женщины пенсионного возраста. Их смотрит огромное количество молодежи. Им нужны свои герои, сверстники, которые "считываются" ими, как они сами.

- Вы своего добились. Теперь уже артисты из "Фабрики" заполонили все музыкальное пространство канала. Не пора притормозить?

- Еще одну "Фабрику" сделаем точно. Будем ли продолжать потом, не знаю. Это как новогодний концерт, когда начинаешь чувствовать настроение нового года в середине июля. Так и продолжение других проектов чувствуется в середине того, который делается сейчас. В качестве примера - "Последний герой". Мы собирались его заканчивать после третьей части, но поняли, что резерв еще есть. Сейчас мы вовсе не хотим его продолжать, но поступает огромное количество просьб от телезрителей. Может быть, что-то и будет. Например, звезды "Последнего героя" против звезд "Фабрики".

Кроме этого, повторюсь, следующий сезон для нас - юбилейный, а это как раз тот случай, когда можно показать доведенные до совершенства проекты, составлявшие в последние годы костяк нашего эфира. А вот через сезон мы скорее всего уйдем в процесс сильного экспериментирования. Это будут совершенно новые, нелицензионные реалити-шоу, вечерние шоу нового типа, которые в России раньше никогда не делали, и многое другое.

Мы гордимся тем, что у нас на "Первом канале" телевидения как такового больше, чем на других каналах. Мы не злоупотребляем одними и теми же жанрами. Нельзя ставить фильмы, сериалы в таком огромном количестве и подряд. Это плохо и для канала, и для восприятия самого продукта. Воскресный пирог превращается в дежурное блюдо. Нельзя делать ставку только на один жанр, аудитория устроена так, что ей это надоедает. Когда мы вышли с самыми качественными играми, временная линейка в 20:00, где они стояли, в течение двух сезонов давала не меньше 25 пунктов доли. Но все, что сначала работало, - "Миллионер", "Слабое звено", "Русская рулетка" - через два сезона умерло, за исключением "Миллионера". Люди настолько насытились, что больше не хотели это смотреть. Зато сейчас, летом, «Слабое звено» опять хорошо собирает аудиторию.

- Почему же тогда каналы тиражируют то, что у них идет хорошо? Хорошо пошли сериалы - ставят сериалы, игры хорошо пошли - даешь игры. Это от лени, из экономии?

- На самом деле так происходит потому, что на телевидении у тебя нет ни одной свободной минуты, надо работать 24 часа в сутки 365 дней в году, такое ощущение макаронной фабрики с вечным конвейером. А Господь Бог между тем играет на твоем саксофоне когда хочет, а не когда тебе нужно. Поэтому хорошие идеи приходят тогда, когда приходят, а не когда тебе нужно заверстать новую сетку. Кроме этого телевизионные люди из-за необходимости заполнить пустые тайм-слоты обычно идут уже проторенным путем.

Нам необходимо модифицировать службу новостей

- Что у вас не получилось в этом сезоне, чем вы недовольны?

- На самом деле не удалось очень многое, больше, чем удалось. Я точно знаю, что нам необходимо модифицировать службу новостей. У нас есть проблемы и в дневном эфире, и утром, и даже в прайм-тайм. Когда игры в 20:00 перестали работать, мы довольно уныло закрыли эту линейку сериалом. Это вынужденный ход, не нашли ничего другого, не смогли выдумать.

Кстати, многие проекты мы намеренно тормозили и берегли для следующего сезона.

- Насколько я понимаю, ваша доля аудитории в этом сезоне хоть и незначительно, но снизилась по сравнению с прошлым.

- Это сравнение не очень корректное. Но если сравнивать долю двух сезонов, мы вышли практически в ноль, даже чуть-чуть прибавили.

Канал должен демонстрировать динамичное развитие, экспериментировать и выдавать все более качественный продукт, тогда он в хорошей форме. На годовом собрании мы доложили о том, что по сравнению с предыдущим годом прибыль увеличилась. Здесь мы в полном порядке. Если смотреть на долю, она тоже немного выросла, а большого роста у каналов первой тройки быть вообще не может. Были отдельные успешные проекты, но с точки зрения телевидения это был довольно ординарный сезон. Мы в этом году подстраховывались, ставили на очень надежное, на то, что точно будет работать. Но точно работающие проекты - это всегда проекты, проверенные временем, не новые. Они имеют сформировавшуюся аудиторию. Эксперимент - всегда риск, а у нас не было возможности рисковать. Надеюсь, следующий год будет более креативным. Аудитория часто прощает ошибки, если видит, что ты стараешься сделать что-то новое.

- Наверняка вы не бросаетесь в эксперименты очертя голову, есть какие-то расчеты, подтверждающие, что новшество сработает. Бурно отпраздновав юбилей в следующем сезоне, вы надеетесь подняться настолько, чтобы в будущем иметь право на ошибки?

- Да. К тому же, если не начать экспериментировать, наша модель устареет, а мы не можем себе этого позволить. Как происходит с коллегами, которые хотят надежности. Телевидение же так устроено, что самая перспективная стратегия - развиваться, ошибаться, но находить новое. А "надежное" быстро устаревает, аудитория чрезвычайно избалованна. Так можно прожить один сезон, но три подряд уже не пройдут. Необходимо экспериментировать. Ведь и «Последний герой», и даже «Фабрика» были довольно радикальными экспериментами. А какие-то проекты не получились, хотя на них тоже делалась большая ставка.

Для программы «Время» мы ищем новое мужское лицо, ведущего, который займет место Кирилла Клейменова

- Вы говорили о том, что в следующем сезоне многим старым звездам будет дана отставка.

- Нет, конечно, не так радикально. Но на все новые программы, которые планируются, мы проводим большой кастинг. Я не хочу, чтобы в них были известные лица, пытаемся найти новые. В России удачно подобранный ведущий, пусть неизвестный, работает эффективнее не совсем удачно приглашенной звезды. Конечно, и сейчас есть люди, которые неплохо справляются со своими обязанностями, но это в тех форматах, которые уже давно в эфире. Телевидение - странная вещь. Вроде бы обычная работа, но кого-то аудитория принимает, а кого-то - отторгает. Это как семейная жизнь. Здесь точно надо почувствовать и понять зону совместимости.

Я уверен, что в России нет звезд в западном смысле этого слова. И в шоу-бизнесе, и на телевидении со звездами неважно. Кого часто показывают по телевизору, тех и узнают. Комплекс того, что включает понятие "звезды", у нас не реализован. Люди не относятся к звезде как к звезде, нет дистанции. Они думают: сейчас подбегу, схвачу девушку за руку, у мужика попрошу автограф, потреплю по плечу и скажу: "Ну, ты молоток, я тебя уважаю". По большому счету у нас лишь одна программа, рассчитанная на звезду, - это «Поле чудес». Люди туда приходят не поиграть, а посмотреть на общение Леонида Аркадьевича Якубовича с народом.

- Говорят, «Первый канал» провел социологические исследования и по полученным данным будет менять лица программ «Время», «Доброе утро» и пр.? 

- Мы действительно проводим такие исследования и в программе «Утро» будем ротировать ведущих. А для программы «Время» мы ищем новое мужское лицо, ведущего, который займет место Кирилла Клейменова. Он ушел в «ЛУКОЙЛ», это было его, именно карьерное решение. Если в ближайшие годы у меня будет адекватное предложение, думаю, он его примет. Сейчас мы ведем активный кастинг.

Продвинется вперед только тот, кто не побоится два сезона сильно экспериментировать

- Как вы могли бы оценить коллег? Судя по рейтингам, этот сезон окончательно разделил каналы на три конкурирующие группы. "Первый" соревнуется с "Россией", НТВ - с СТС. Дальше - все остальные.

- Думаю, НТВ опрометчиво выбрасывать из тройки лидеров. Я примерно знаю, что у них есть из сериалов и других больших проектов. Уверен, у НТВ есть все основания оставаться участником большой тройки. Они должны выправиться в течение ближайших двух сезонов. Думаю также, что СТС будет бороться с НТВ, часто подходя очень близко. Эта конкуренция будет довольно агрессивной. Градация внутри телевидения вообще вещь довольно условная. Точно знаю одно: нас не догонят! А продвинется вперед только тот, кто не побоится два сезона сильно экспериментировать и наработать в ходе этих экспериментов десяток форматов, которые вынесут канал за счет новой энергии.

- Как вы оцениваете изменения, которые произошли на НТВ?

- Выводы можно будет делать только в следующем сезоне.

- Можно говорить о том, что канал НТВ, учитывая близость Кулистикова и Добродеева, попал под влияние ВГТРК?

- В телевизионном мире в силу его численной ограниченности и общей истории все основные игроки находятся в разных степенях взаимного влияния. Владимир Кулистиков, безусловно, близкий Олегу Добродееву человек. Не вижу в этом ничего плохого.

- То есть в холдинге ВГТРК появился второй федеральный канал?

- Я так не вижу. Да, действительно, как я уже сказал, оба руководителя находятся в давних дружеских отношениях. Но инкорпорирования НТВ в ВГТРК я не чувствую, к тому же думаю, что это практически невозможно.

- Но понятно, что у "Первого канала" почти не осталось возможностей влиять на канал НТВ?

- А каким было это влияние на НТВ? Я и раньше на него не влиял и вообще не претендовал на влияние на какой-то другой канал. В рамках большой тройки очень сложно агрегироваться по двое. Возникают сплошные противоречия и конфликт интересов. Повышение доли любого канала из большой тройки отнимает ее у двух других.

- Но если использовать другой канал в качестве площадки для избытков собственного производства?

- А разве у кого-то есть лишний продукт?

- А разве вы не говорили, что готовы делать целых пять каналов?

- Говорил. И у нас есть "лишний" продукт, но для специализированных каналов, а не для универсального канала большой тройки. Мы готовы запустить пять именно специализированных каналов, но не каналов широкого профиля.

- Как канал будет отмечать свое десятилетие?

- Ничего особенного, думаю, не будет. Мы проведем юбилейную неделю, где покажем самое лучшее, что создано за эти 10 лет. Но весь сезон кричать о своем дне рождения мы не собираемся.

Продолжать оставаться посмешищем невозможно

- Профильное министерство ликвидировано. Как вы считаете, реструктуризация правительства, уход министра печати отразились на ТВ-рынке?

- Я считаю, что за последние годы ситуация на рынке так заплесневела, что ее трансформация была логична. Существуют объективные процессы - политические, индустриальные, медийные. Игнорировать их нельзя. Я считаю, что сейчас идет трансформация, которую совершает сам рынок. Положение, которое сложилось в этой индустрии за последние пять лет, сохраняться не может, накопилось огромное количество противоречий и внутренних напряжений. Поэтому рынок трансформируется. Я считаю, что процесс этот позитивный.

- И все же: то, что ваше профильное министерство теперь - Министерство культуры и возглавляют его чиновники, весьма далекие от телевизионных дел, как-то отражается на работе?

- Я же возглавляю не ГУП, а открытое акционерное общество, я и раньше не испытывал острой необходимости в руководстве со стороны министерства. Так и сейчас. Мы работаем как коммерческая организация - с точки зрения экономики. А идеологические дискуссии я готов вести и с новым руководством. Я встречался с министром культуры и его первым замом, мы довольно долго и конструктивно общались. Я надеюсь на взаимный интерес.

- Поговаривали о ваших противоречиях с бывшим министром печати Михаилом Лесиным, но все-таки он вошел с совет директоров "Первого канала"…

- Я считаю, что наши противоречия с Михаилом Юрьевичем сильно преувеличены. Я к нему отношусь хорошо и по-дружески и приветствую его вхождение в совет директоров.

- Ваш неожиданный союз с "Видео-Интернешнл", продление контракта сильно удивило рынок.

- Это было оптимальное решение. Я принял решение как менеджер, оно более других гарантировало каналу стабильность. Конечно, мы могли бы создать свою службу продаж и мы были к этому готовы, но это означало бы рекламную войну в течение двух лет. Она бы опустила все каналы, потому что один из способов ведения войны - это демпинг. Это повлияло бы на развитие рынка, на возможность оплаты качественного телевизионного продукта. А в итоге проиграло бы телевидение как таковое, проиграла бы реклама. Несколько людей, которые умеют заниматься телевидением, занимались бы только рекламой и всевозможными разборками - что же в этом хорошего? Зрителю было бы хуже. Каналам было бы хуже. Поэтому я считаю, что мы приняли правильное решение - эволюционное. Я вообще считаю, что Россия выработала свой ресурс революций в ХХ веке.

- По моей информации, несмотря на все заверения, новый контракт с "Видео-Интернешнл" будет заключен на совершенно новых основаниях, вплоть до изменения процентной ставки.

- Некоторые условия в наших контрактах изменены.

- Если скандала на рекламном рынке удалось благополучно избежать, то на рынке измерений он еще предстоит.

- Рынок договорится. То, что сейчас происходит, это абсолютно логичное противоречие, одна из лидирующих систем выгодна для сетевых каналов, другая - для больших каналов. Необходимо найти компромисс. Потому что если третий раз не будет принято решение, "Медиа Комитет" можно будет распустить.

- Что будет, если голоса разделятся пополам?

- Думаю, появление двух измерителей очень плохо для рынка. Остается надеяться на здравый смысл индустрии, которой, конечно, сложно справиться с объективными противоречиями. Продолжать оставаться посмешищем невозможно. Сейчас нам всем станет легче - будет принят новый закон о СМИ.

- А удивительное высказывание замминистра о том, что он готовит новый закон?

- Они просто не были тогда знакомы со всеми деталями.

- Иван Рыбкин во время своей предвыборной кампании сделал заявление, сообщив, что 49% акций "Первого канала" принадлежат банку "Еврофинанс"…
- Это неправда.

Наш президент - основной политик в стране. Если появятся другие политики, наверное, они займут часть его времени

- Как вы относитесь к обвинениям в том, что новости канала больше чем наполовину посвящены Путину?

- Наш президент - основной политик в стране. Если появятся другие политики, наверное, они займут часть его времени.

- Большую ставку в следующем сезоне вы делаете на новости. Какие будут изменения?

- За 10 лет накопилась усталость формы подачи новостей. Мы будем делать более современные и более интерактивные новости. Это не значит, что зрители будут звонить и говорить: покажите нам эту новость еще раз. Нет. Мне кажется, есть усталость от манеры ведения новостей. Она сформировалась еще 10-15 лет назад, и сейчас надо уходить от нее. Надеюсь, поствыборный сезон позволит делать больше неполитических новостей. Новости - это то, что назвали новостями. Это - правда, хотя кажется напыщенной банальностью новостных продюсеров. Очень многие неполитические новости являются реальными новостями, просто им не хватает места в эфире.

- Не является ли закат информационного вещания общей тенденцией, нет ли курса на сокращение информации и аналитики вообще?

- Нет, у нас есть тенденция на его расширение и трансформацию, на больший охват понятия новости.

Этот и следующий год - последние годы пакетных закупок для больших каналов

-Вы обещали, что произойдут изменения в процессе покупке западного кино.

-Этот и следующий год - последние годы пакетных закупок для больших каналов. Дальше мы будем покупать только те картины, которые нам действительно нужны. Такие изменения диктуются развитием рынка. Увеличился объем российского продукта, сейчас его уже достаточно, чтобы заполнять большую часть эфира. Многие американские фильмы и сериалы уже не работают. Есть потребность в блестящих фильмах, произведениях искусства - либо в голливудских блокбастерах со 150-миллионными бюджетами. А это точечные закупки.

-Видимо, собственным производством большого кино вы занялись по той же причине, что и "Фабрикой". Не хватает качественного продукта?

- Да, это та же самая история. Если у тебя самая острая потребность в контенте среди всех, то ничего не остается, как делать его самому. И, собственно, когда появился реальный кинопрокат, возникла возможность отбивать там основные затраты на создание телевизионного контента, проверять действие своих фильмов, создавать хиты, которые, будучи раскрученными в кинопрокате, начнут эффективно работать в эфире. Мы потратили на фильм "72 метра" и мини-серию чуть меньше полутора миллионов долларов. Мы заработали в прокате 2,7 миллиона долларов (50% досталось прокатчикам). Мы продали DVD почти на 300 тысяч долларов. В результате мы имеем вечные права на фильм и на сериал на телевидении. Это выгодно для канала. Мы остались в плюсе. Я надеюсь, что "Ночной дозор" соберет больше 5,5 миллионов. Еще ни одна русская картина не преодолела планки в 3 миллиона. Хотя "Ночной дозор" был сделан скорее для кинотеатров и аудитории 15-35 лет. Для себя я это сформулировал так: у тебя в городе на стадионе все время играют американцы друг с другом, иногда против них выходят европейцы, обычно неудачно. У тебя есть возможность пойти и посмотреть, как играет твоя команда у тебя дома, но с американской. Я рассчитываю на то, что желание посмотреть русский блокбастер со спецэффектами, фэнтэзи, хорошими артистами, динамично и красиво снятый, должно быть больше. Мы не читали в детстве тех комиксов, по которым снимают "Спайдермена". Он нам чужой. А действие "Дозора" происходит в современной Москве, где такие же, как мы, люди, живущие в таких же домах, как и кинозрители. Кстати, то, что "Ночной дозор" меньше чем за две недели проката собрал 10 млн долларов, а по числу зрителей уже стал абсолютных хитом отечественного кинопроката, говорит, что наши надежды оправдались.

Глупо пихаться на этой площадке

-Три программы, которые вы взяли в этом сезоне, - "Дачники", "Дог-шоу", и "Путешествия натуралиста"- не пошли. Вы их решили вернуть обратно?

-Есть такой разговор, мы действительно говорили с НТВ об этих программах, но пока решение не принято.

-То есть между каналами существуют такие отношения, когда можно спокойно передать программу?

-Я считаю, что вообще должна быть идеальная ситуация между каналами, когда люди обмениваются программами, проектами. Говорят: старик, у тебя делают похожий, не делай, я уже начал. Глупо пихаться на этой площадке. То, что сейчас нет такого взаимопонимания на рынке, - итог прошлого десятилетия. Все напряженные отношения, нездоровая и нехорошая конкуренция - оттуда. А конкуренция может быть здоровая, дружеская, когда ты спокойно вечером садишься выпить чаю со своими обычными конкурентами и ты их не ненавидишь, а наоборот, вы довольно легко обсуждаете свои дела. Это принцип здорового рынка. Думаю, что проблема нездоровой конкуренции - проблема не только плохих характеров, но и не верно воспоминаемых приоритетов.

- Чего вы больше всего боитесь в следующем сезоне?

-Что несколько проектов, на которые мы делаем ставку, не окажутся такими интересными, как я сейчас их себе придумал.
Комментарии
Прямой эфир