Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Валерий МЕЛАДЗЕ: "Чтобы сказать, что ты доволен собой, надо или быть сумасшедшим, или напиться"

На днях Валерий Меладзе мог отпраздновать десятилетие творческой деятельности. Но делать этого не стал. Считает, что жить надо будущим, а не прошлым. "Когда мы в первый раз проехали с концертами всю страну, наш бывший продюсер Евгений Фридлянд сказал: "Парни, надо быть готовыми к тому, что скоро это закончится", - рассказывает артист. - Но ничего пока не заканчивается. С тех пор, как вышел альбом "Сэра", работа есть всегда. Наша музыка вызывает интерес у зрителей, мы наработали неплохой багаж, в последнее время прошли два удачных тура. Сейчас у меня достаточно благополучный период. Я не говорю, что абсолютно всем доволен. Абсолютно счастливых людей нет. Чтобы сказать, что ты полностью доволен собой, надо или быть сумасшедшим, или напиться"
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
На днях Валерий Меладзе мог отпраздновать десятилетие творческой деятельности. Но делать этого не стал. Считает, что жить надо будущим, а не прошлым. С ВАЛЕРИЕМ МЕЛАДЗЕ встретилась корреспондент "Известий" МИЛА КУЗИНА.

"Чтобы сказать, что ты доволен собой, надо или быть сумасшедшим, или напиться"

- Десять лет в шоу-бизнесе - срок серьезный. Как вы для себя определяете главный творческий итог этого десятилетия?

- А я даже упустил из виду, что прошло уже 10 лет...

Когда мы в первый раз проехали с концертами всю страну, наш бывший продюсер Евгений Фридлянд сказал: "Парни, надо быть готовыми к тому, что скоро это закончится". Но ничего пока не заканчивается. С тех пор, как вышел альбом "Сэра", работа есть всегда. Наша музыка вызывает интерес у зрителей, мы наработали неплохой багаж, в последнее время прошли два удачных тура. Сейчас у меня достаточно благополучный период. Я не говорю, что абсолютно всем доволен. Абсолютно счастливых людей нет. Чтобы сказать, что ты полностью доволен собой, надо или быть сумасшедшим, или напиться.

- Ни разу не возникало желание бросить петь, заняться чем-то другим?

- Я занимаюсь не только музыкой. Я боюсь быть зависимым от музыки. Мне кажется, если заниматься чем-то параллельно, это продлит музыкальную карьеру. А музыкой я хотел бы заниматься как можно дольше. Это огромное удовольствие, это возможность ездить, шататься по всей стране и за границей. Работа, которая постоянно вырабатывает в тебе гормон счастья. Я никогда не болею в турах. Бывает, чувствую себя неважно, но после концерта все проходит.

- Насколько я понимаю, именно музыка дала вам возможность заработать первые серьезные деньги, заняться бизнесом?

- Однозначно. Основной доход у меня с музыки. Я должен открыть страшную тайну: пока я на стадии вкладывания денег во все другие проекты. И, что важно, делаю это не только ради прибыли, но и ради имиджа, имени, которое мне опять же дала музыка.

- А как "настоящие" бизнесмены относятся к "пришельцам" из шоу-бизнеса?

- Очень несерьезно. И сами бизнесмены, и чиновники. Все почему-то думают, что их будут о чем-то просить. Я никого никогда ни о чем не просил. Более того, просили меня. Несколько лет назад я был приглашен в члены совета директоров Московского инвестиционного торгового банка. Чтобы сразу расставить все точки над i, на первом же собрании заявил: пока не знаю, как могу быть вам полезен, но точно могу сказать, куда деньги вкладывать не нужно - в шоу-бизнес. Потом оказалось, что у меня есть способности и возможность быть полезным. Сейчас отвечаю за отдельное направление - инвестиции в строительство и в землю. Могу выступать как эксперт, "подтягивать" профессионалов, разговаривать с ними на их языке.

"Не обязательно ходить на тусовки и вступать в "кланы"

- Чем вы занимаетесь, кроме музыки и недвижимости?

- У нас со Стасом Наминым, Андреем Макаревичем и еще одним партнером есть клуб "Ритм-энд-блюз кафе". Он существует пять лет. Мы долго думали: что ж такое, денег столько вложили, а дохода так мало? Был момент, когда я сказал, что поцелую порог этого клуба, когда больше не понадобится вкладывать в него деньги. Странное дело: всё работает, все получают зарплату, только те люди, которые все это придумали и вложились, не получают дохода.

- И как в итоге - дверь поцеловали?

- Да нет, конечно, хотя тот момент, когда я должен был это сделать, наступил. Но все еще очень шатко. Доход капает, но он гораздо меньше тех денег, которые были вложены.

А недавно мы случайно собрались там вместе - все компаньоны - и вдруг поняли, как здорово, что у нас есть этот клуб, приносит он деньги или нет. Это место так насытилось музыкальной атмосферой, стало родным. Хотя я не очень люблю клубы, тусоваться не хожу. Люблю просто посидеть, поговорить, вкусно покушать.

- А как же поддерживать имидж?

- Оказывается, не нужно. Не обязательно ходить на тусовки и вступать в "кланы". Конечно, если ты вовсе не причастен к определенным "кланам" - я имею в виду различные продюсерские центры, рекорд-компании и так далее, - тебе сложно будет попасть в эфир телеканалов и радиостанций. Но если ты выдаешь качественный продукт, то попадешь всюду. Сейчас, к счастью, такой счастливый момент, когда мы никому ничего не платим - без денег и лоббирования держимся на первых строчках хит-парадов вот уже полгода.

- Как вы относитесь к премии Муз-ТВ?

- Какая бы эта премия ни была, она единственная. "Овация" - это черт знает что. Она только называется национальной премией. Конечно, они были первыми, они все придумали, но теперь это разводка и, как правило, заработок на продаже номинаций. Я получил пять "Оваций", но тогда еще было романтическое время. В какой-то момент нам сказали: "Парни, если хотите принять участие, дайте столько-то денег". После этого я не хочу, чтобы мое имя фигурировало в их списках. Дошло до того, что я мог бы получить номинацию как лучшая рок-группа. Мы наигрались во все эти премии, конкурсы, фестивали. Есть люди, которые не фигурируют ни в каких хит-парадах, но собирают полные залы. Есть артисты, которые по видимости составляют костяк шоу-бизнеса, но на самом деле никому не нужны.

Что касается премии Муз-ТВ, она хорошо организована. Кстати, в прошлом году я в числе номинантов не оказался. И хоть и говорил, что мне все равно, было обидно. Просто к тому времени мы ничего нового не сделали, вот и остались в стороне. Такое бывает с любым артистом. Хотя все мы честолюбивые, и я тоже.

"Девушки из "ВИА Гры" были бы сексуальнее, если бы оделись"

- Идея спеть в дуэте с "ВИА Грой" принадлежит вашему брату?

- Да. Я всегда был против дуэтов. Мне казалось, что "ВИА Гра" пока не доросла до того уровня, чтобы нам петь вместе. Наверное, если бы они не были Костиным проектом, я бы никогда с ними не спел. Мы практически ни в чем не пересекаемся. Мне пришлось немного подладиться под них, им - под меня. Но эффект был такой, как будто наши усилия не просто сложились, а перемножились.

Я вообще очень благодарен Косте. Он пишет для меня песни, музыку и стихи. Он очень скромный, серьезный человек. Оберегает меня от всего, что называется "промоушеном". В истории с "ВИА Грой" ему приходилось чуть ли не каждый день встречаться с руководителями, продюсерами каналов, радиостанций, пытаться разместить первую нашу совместную песню "Океан и три реки". Только изменив вступление, сократив текст, удалось разместить. И тут она начала занимать первые места в рейтингах. Тогда все сказали: "Будем брать у Меладзе все, что бы они ни сделали". И это после 10 лет работы! До сих пор не понимаю, как нужно попадать в формат и что это такое. Но зато теперь берут наши песни прямо сразу.

- У вас и на сцене, и в жизни довольно интеллигентный образ. Вы не думали, что дуэт с такой группой, как "ВИА Гра", отпугнет ваших поклонников, все же внешность этих девушек довольно...

- ...откровенная. Мне кажется, они были бы сексуальнее, если бы оделись, если бы на юбках было меньше разрезов. Меня одетая женщина всегда привлекает больше; когда все открыто, додумывать уже нечего. Возможно, я не прав, наша страна очень многими вещами избалована. Люди привыкли, что им все пережевывают. Чтобы девичья группа стала популярной, она должна быть прежде всего сексуально привлекательной. Но этот проект получился таким сам по себе. Не могу сказать, что у Кости более шаткие моральные принципы, чем у меня, наоборот. Но он понял, что так должно быть.

Что касается поклонниц, то многие мне писали и говорили: "Как же вы могли спеть с этими вертихвостками!" Да ладно, какие они вертихвостки, нормальные девчонки. И клипы получились красивые, эстетичные и яркие. Все было здорово. Мне, кстати, самому не очень нравилось, что у меня сложился слишком позитивный имидж, пресса перестала испытывать ко мне интерес. Я в жизни вовсе не такой правильный.

"Не знаю, будет ли Евдокимов хорошим губернатором, но он погиб как артист"

- Меня предупредили, что вы не любите говорить о том, что сейчас происходит в Грузии. Почему?

- Потому что все это слишком близко меня касается. У меня там много родственников, а я могу сказать что-то чересчур эмоционально... О Шеварднадзе всегда придерживался одного мнения: он себя изжил. Это человек, который позволил унизить свой народ, позволил растоптать его и психологически, и материально. По поводу того, что сейчас произошло в Аджарии... Я благодарен и Абашидзе, и Саакашвили за то, что они не допустили кровопролития, а ведь оружия с обеих сторон было достаточно, и финансы были, и поддержка.

Мне бы очень хотелось, чтобы люди в Грузии жили хорошо. А для этого немного нужно. Вот, например, мне никто не может помешать петь, и я не буду петь хуже или лучше, если у страны будет другой президент. И брат мой пишет себе песни и пишет. Нам надо только, чтобы не мешали. Как член совета директоров одного из российских банков могу сказать, что за последние год-два наконец-то приток денег в нашу страну превысил отток. Россия становится инвестиционно привлекательной. Пять лет назад я даже представить себе этого не мог. В Грузии пока не так. Там сначала должна установиться стабильная политическая система. Ведь огромное количество грузин неплохо живут и посылают туда деньги своим родственникам. На них при Шеварднадзе все и жили. Официально в Грузию приходило $1,5 млрд

Сейчас, когда обстановка улучшилась, грузины с удовольствием будут вкладывать деньги в бизнес. В Грузии очень хороший климат, очень добрая, теплая атмосфера. Правительству даже не надо будет напрягаться, деньги сами польются рекой. И тогда, возможно, на всем Кавказе воцарится мир. Грузия имеет такое геополитическое положение, что если там будет мир, он будет и вокруг. А будет он только тогда, когда Грузия и Россия снова станут братскими странами.

- Многие ваши коллеги по шоу-бизнесу идут в политику, у вас не возникало такого желания?

- Чем никогда не хотел заниматься, так это политикой. Артист и бизнесмен еще как-то совместимы. А артист и политик - абсолютно нет. Конечно, база для старта отличная и предложения были...

Не знаю, будет ли Евдокимов хорошим губернатором, но он погиб как артист. Долго ли он удержится на этом посту?.. Но если расхочет быть губернатором, отмываться ему придется очень долго. Хотя никому ничего плохого он не сделал. Возможно, он действительно из добрых побуждений пошел на эти выборы, но потом нашлись советчики, инвесторы, и все приобрело обычную форму.

Артиста убивает политика. Конечно, если он не Иосиф Давыдович Кобзон. Кобзон не просто артист, он легенда, он может заниматься чем угодно.
Комментарии
Прямой эфир