Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Когда обсуждались онлайн-концерты, никто даже не заикался об оплате»

Бас Дмитрий Ульянов — об альтруизме певцов, режиме ожидания и домашних флешмобах
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Дмитрий Ульянов считает: главное для артиста — не деньги, а чуткий зритель. С пониманием относится к тому, что после карантина залы окажутся полупустыми. И несмотря на самоизоляцию, находится в полной вокальной готовности. Об этом солист Музыкального театра им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко рассказал в интервью «Известиям».

— Традиционный сегодня вопрос: ваши творческие потери? Что отменилось, где?

— Много чего отменилось, у меня как раз большой блок постановок ожидался в эти полгода. Отменился «Борис Годунов» в Мюнхене. Он был важен для меня, я еще не пел эту редакцию, специально учил ее для этого спектакля. Отменился перелет в Торонто, где я должен был петь Даланда в «Летучем голландце». Под вопросом оба летних фестиваля: в Экс-ан-Провансе — там Барри Коски собирается ставить «Золотого петушка», а я петь Додона, и в Зальцбурге, где планируется партия Пимена в «Борисе Годунове». В общем, всё отменяется, а то, что пока не отменяется, находится в режиме ожидания. Но я все равно готовлюсь.

— Со своими коллегами-певцами вы на связи, обсуждаете то, что происходит?

— Через соцсети, мессенджеры, конечно, переписываемся. Все в такой ситуации находятся, все сидят по домам. Нигде в мире ничего не работает, оперные театры закрыты.

— МАМТ, я слышала, собирается продлить сезон и летом работать? Если, конечно, весь этот вирус закончится.

— Надежда есть. У меня пока запланированы свои контракты. Но если они не подтвердятся, а сезон продлится, естественно, я в своем театре буду что-то делать.

— МАМТ показывает в онлайне свой архив, а в режиме реального времени не хотелось бы поработать?

— У нас были идеи с руководством театра запустить онлайн-концерты, уже начали подготовку, сговорились с некоторыми ребятами: с Хиблой Герзмавой, Нажмиддином Мавляновым, в общем, с теми, кто оказался в Москве. Планировали сделать программу камерных концертов из музыкальной гостиной, но был объявлен режим самоизоляции, и теперь мы не имеем права передвигаться, можем только домашние флешмобы устраивать.

— И как насчет флешмоба? Будет?

— Да, есть парочка идей. В ближайшее время организуем онлайн-беседу в Instagram с Ильей Кухаренко в нашей «Студии-МАМТ». Но в последнюю неделю на меня навалилась апатия, всё пока неясно, непонятно... Надо немного выдохнуть и дальше заниматься, независимо от того, что будет впереди. Много чего можно выучить, доучить, посмотреть нового за это время. Раньше всё было бегом-бегом, а сейчас надо мысли собрать в кулак и сделать то, что давно хотел сделать. Этим и планирую заниматься.

— Недавно разгорелся скандал вокруг наших деятелей шоу-бизнеса, которые получали миллионные гонорары за свои онлайн-концерты. Упрекали их в том, что бесплатно не поют, и в том, что гонорар на благотворительность не отдали. А вы как собирались петь онлайн? Бесплатно?

— Я работаю в театре, нам платят зарплату. Мы планировали этот онлайн как обычное выступление, часть работы. Не знаю, начислялись бы за него премиальные, о них речь не шла. Я, по крайней мере, об этом не думал. Мне кажется, что это все-таки неправильно в такое время, в такой ситуации. Изначально наша главная задача и желание — выйти на сцену и увидеть нашего зрителя. Прежде всего мы хотим петь и радовать его, а не просто какие-то деньги заработать. Когда обсуждалась идея онлайн-концертов, никто даже не заикался об оплате. Это было наше искреннее желание, порыв души. Мы не можем не петь, нам важно быть в своей профессии, в своем деле, нужен выход эмоций, необходим зритель — и сейчас самое главное его не потерять, поддержать в сложный период.

— В Китае открылись кинотеатры и практически сразу закрылись — народ не пошел. Не боитесь, что с театрами может произойти что-то подобное?

— Сложно сказать. Посмотрим. Мне кажется, зритель достаточно быстро вернется, хотя и не рванет бегом. Возможно, сначала залы будут полупустыми, у многих будут какие-то финансовые издержки, люди будут опасаться за свое здоровье. Но если эпидемиологическая ситуация нормализуется, они придут, театр войдет в нормальный режим. А для артистов вернуться на сцену будет огромной радостью. Все с удвоенной силой бросятся репетировать, стремиться спеть спектакли, концерты...

— Есть страны, например Швеция, где всё более или менее работает, хотя там тоже коронавирус. Не слишком ли у нас закрутили гайки?

— Мне кажется, учитывая опыт других стран, где произошла катастрофа, эти, может быть, несколько превентивные меры имеют право быть. Но перегибы есть. Представим, что я сижу дома, а мои родители пожилые тоже сидят дома, предположим, в соседнем районе. Мне нужно отвезти им продукты. Я сажусь в свою машину, в ограниченное пространство, ни с кем не контактирую, еду к родителям — и это считается нарушением. Но ведь я вынужденно это делаю, и таких ситуаций может быть миллион. Если бы я решил погулять в парке, тогда да, я нарушитель, но в данном случае что-то всё не очень верно координируется. Хорошо, что QR-коды не ввели, чтобы выйти из дома за хлебом, — это явный перебор. Режим ЧП не объявлен по стране! Мне кажется, достаточно иметь с собой паспорт с регистрацией.

То, что отменены все массовые мероприятия, в том числе культурные, — правильно, в театре собирается огромное количество людей. Даже когда эпидемия гриппа начинается, это всегда достаточно опасно: стоит одному больному прийти в театр, как ползала чихает и кашляет. И артисты начинают болеть.

— Говорят, что самоизоляция имеет положительные стороны — можно заняться тем, на что в другое время никогда бы не обратил внимания.

— Есть такое. Я давно хотел языки изучать более плотно, вот сейчас занялся французским. По крайней мере, час-полтора в день ему уделяю. Что-то слушать для себя начинаю, до чего раньше руки не доходили. Но так или иначе всё крутится вокруг профессии. Есть огромное количество вещей из камерного репертуара, которые мне давно были интересны, но не успевал ими заняться, а сейчас — пожалуйста, сиди и учи. Смотрю также много фильмов, сериалов, которые пропустил в свое время.

— Самое время порекомендовать что-нибудь из ваших предпочтений нашим читателям.

— Недавно вышел новый сезон сериала «Мир Дикого Запада». Весьма интересно. «Магомаев» очень понравился. Рекомендую также «Настоящий детектив», «Чернобыль», «Черное зеркало». Из фильмов «Союз спасения» рекомендовал бы посмотреть. Но его наверняка вы уже видели в кинотеатрах. У меня из-за того, что всё время мотаюсь по миру, культурный досуг идет с опозданием. Из новинок еще советую «Прекрасную эпоху», «Паразитов», «Джентльменов», «Кому».

Что касается опер, я бы посоветовал посмотреть постановки Дмитрия Чернякова. Например, «Кармен» из программы фестиваля в Экс-ан-Провансе — очень интересный спектакль, «Сказка о царе Салтане», которую он делал в Брюсселе, тоже лежит в открытом доступе. Мощный спектакль, необычный, Богдан Волков замечательный там в главной роли.

Если рыскать по интернету, много хороших вещей можно найти. Метрополитен-опера сейчас транслирует вагнеровские спектакли. Берлинская и Венская опера выкладывают свои записи, Фестиваль в Экс-ан-Провансе показывает «Похождения повесы» — то, что шло в нашем театре. Но этот спектакль был изначально в Экс-ан-Провансе сделан. Если кто не видел у нас, советую посмотреть. Наш театр тоже запустил онлайн-трансляции трех опер. Это «Пиковая дама», «Хованщина» и «Война и мир», на днях добавят «Медею». Важные и знаковые для станиславцев спектакли.

Справка «Известий»

Дмитрий Ульянов окончил Уральскую государственную консерваторию. Еще во время обучения стал солистом Екатеринбургского театра оперы и балета, затем пел в московском театре «Новая Опера». С 2000 года — солист Московского академического Музыкального театра им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко. Приглашенный солист Большого театра. Выступает на ведущих театральных и фестивальных сценах мира. Ведет концертную деятельность.

Читайте также
Прямой эфир