Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Траектория Пади: стоит ли пытаться выжить в умирающем селе
2020-03-26 16:27:55">
2020-03-26 16:27:55
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Жить в городе или деревне — каждый волен выбирать сам. Кто-то не может обойтись без динамики мегаполиса, тогда как иным больше по душе каждодневное единение с природой. В обоих случаях важен бытовой комфорт и налаженная инфраструктура, чем маленькие населенные пункты не всегда могут обеспечить. О том, стоит ли цепляться за свою малую родину, если бытовые проблемы серьезно портят жизнь, надежда на улучшение призрачна, но покидать родной дом и дорогих соседей не хочется, — в материале «Известий».

Каждый год из российских сел в города переезжает около 200 тыс. человек. Такие цифры приводятся в научной статье Татьяны Нефедовой из Института географии РАН и Никиты Мкртчяна из Института демографии ВШЭ, посвященной миграции сельского населения России и опубликованной в 2017 году. Уезжают самые молодые и перспективные — выпускники школ и вузов.

Поселок Падь Лапочкина находится в Черновском районе Читы. Это уютное тихое место с красивыми пейзажами и всего двумя улицами — мечта любителей неспешной деревенской жизни. Расстояние от администрации района до поселка составляет всего 19 км. Казалось бы, совсем немного. Однако три сотни его жителей чувствуют себя добровольными отшельниками — покидать родные места у них желания нет, но жизнь в поселке порой кажется невыносимой.

«Всё было хорошо, у всех была работа…»

Еще три десятилетия назад поселок процветал, большинство жителей работали на местной свиноферме. Наталья Пляскина вспоминает, как впервые приехала сюда зимой 1987 года и была очарована природой, приятно удивлена состоянием местной инфраструктуры.

— Здесь был совхоз по откорму свиней с тремя большими свинарниками. В 1985 году построили колбасно-коптильный цех, наша колбаса очень ценилась как в Чите, так и за ее пределами, — рассказывает она. — Помимо этого, в поселке была бойня, мясо поставлялось в магазины, столовые и рестораны города. К концу 1980-х построили и готовили к сдаче еще три свинарника.

На предприятии были заняты порядка 150 человек. Раз в месяц работникам совхоза и пенсионерам выдавали продукцию по себестоимости: 2 кг колбасы — по 4 рубля за килограмм, 4 кг мяса — по 2,05 рубля за килограмм.

Большая столовая и небольшой магазин обслуживали всех жителей поселка, который успешно развивался. Уже был готов детсад, достраивалась начальная школа, началось строительство медпункта и нового магазина, в лесу строили клуб, также достраивался цех по производству кормов. Жизнь кипела, совхоз обеспечивал людей работой и досугом.

— В совхозе было много молодых семей, в столовой проводились разные праздники, было много ребятишек, — вспоминает Наталья. — Молодежь оставалась, ребята, отслужив, возвращались в село. Люди радовались и были уверены в завтрашнем дне.

Наталья Шайдурова живет в Пади Лапочкина уже более 40 лет и тоже говорит о прежних временах с ностальгией:

— Многие были при деле, все жили с надеждой на будущее, но с приходом 1990-х и 2000-х всё изменилось…

От расцвета к развалу

С 1991 года на предприятии начались проблемы из-за перебоев с поставками кормов, в 1994–1995 годах по свинарникам прошла чума. Больше 3 тыс. голов было уничтожено, и это окончательно развалило совхоз. В 1997 году он прекратил свое существование. Сейчас в поселке нет ни одного работающего предприятия, а соответственно и рабочих мест.

Финансовые проблемы и снижение уровня жизни селян сказались и на местной природе. Когда-то заготовка дров была строго регламентирована, их возили с лесосеки, где вырубали на специально отведенном участке. Потом деревья стали валить чуть ли не в поселке, прямо за собственными огородами. От некогда полноводного ручья, вдоль которого уничтожают растительность, теперь осталась тонкая струйка.

Детский сад в поселке закрылся, здание разобрали.

— У нас нет магазина, медпункта, со всеми проблемами приходится ехать в город, — говорит Наталья Пляскина. — Раньше ближайший медпункт находился в поселке Биофабрика, в 10 км, но теперь и его закрыли. Воду привозят на верхнюю улицу водовозом один раз в неделю.

В семье Пляскиных пятеро детей. Младшие пока остаются в поселке, старшие — сын Алексей и дочь Валентина — уже переехали в город, но часто приезжают в родной дом.

С одной стороны, мне удобно жить в городе, здесь всё в шаговой доступности, но в то же время я бы хотела вернуться, — говорит Валентина. — Сейчас и автобус стал чаще ходить в город — каждый день по три раза, а раньше бывали перебои.

«Хотя бы небольшой магазинчик»

Валентина считает, что если бы в поселке проложили асфальтированную дорогу и открыли магазин, хотя бы небольшой, в котором можно купить самые необходимые продукты, то там вполне можно было бы жить.

Власти Читы на заявленные проблемы только разводят руками — что делать, если предприниматели не видят смысла открывать магазины в маленьком поселке?

— По вопросу организации торгового обслуживания на территории поселка сообщаем, что специалисты управления потребительского рынка администрации городского округа «Город Чита» неоднократно обращались к предпринимателям с предложением рассмотреть возможность открытия в этом районе города объекты потребительского рынка — магазина, павильона, киоска, автолавки, — сообщили «Известиям» в городской администрации. — К сожалению, предприниматели города в связи с небольшим количеством населения и, как следствие, в связи с низкой рентабельностью отказываются от работы в поселке.

В свое время в Пади Лапочкина была организована работа автолавки. Однако выездная торговля была приостановлена, как говорят в администрации, спрос был низкий, а большинство жителей стремились брать товары в долг.

— У нас пенсии в начале месяца, у кого-то в середине, а она приезжала в то время, когда у людей уже нет денег, — поясняет Валентина. — Но продукты надо купить, поэтому в основном все набирали много в долг…

Кроме того, жители уверяют, что продавцы автолавки не стеснялись значительно завышать цены, поэтому она так и не прижилась в поселке.

Сейчас в Пади Лапочкина есть один частный магазин на дому, но цены, по мнению местных жителей, там очень высокие, а качество продуктов не всегда хорошее. Поэтому они по-прежнему вынуждены ездить за всем необходимым в город.

Точка невозврата

Даже обычная поездка на работу и по другим неотложным делам у селян до недавнего времени превращалась в катастрофу. Рейс от Читы до Пади Лапочкина обслуживал частный предприниматель, четкого расписания у автобуса не было, в выходные дни машина вообще не выходила на маршрут. Людям каждый день приходилось ломать голову, как добираться до работы и обратно. Администрацию заваливали жалобами.

Решить проблему удалось только в декабре 2019 года. Глава администрации Черновского района Василий Турсабаев добился, чтобы власти выделили рейсовый автобус и отремонтировали дорогу. Пока автобус ходит три раза в день, включая выходные, и местные жители вздохнули с облегчением — теперь не боятся выезжать в Читу, зная, что всегда смогут вернуться.

Транспортная проблема касалась и школьников, коих в Пади Лапочкина 30 человек. Школа находится в поселке Биофабрика, до него надо ехать 12 км. Утренние путешествия на рейсовом автобусе в людской давке часто заканчивались оторванными лямками рюкзаков и изрядно потрепанным внешним видом. Директор школы Екатерина Кулевич посодействовала тому, чтобы ученикам выделили отдельный школьный автобус, теперь две машины по расписанию доставляют их в школу и домой.

Недоступная среда

Есть в поселке еще одна нерешенная проблема — организация детского досуга. Многодетные семьи здесь не редкость, дошкольников достаточно, но детского сада нет. Жители сами стараются как могут развлекать молодое поколение, например, зимой заливают большую горку. Осенью 2019 года в рамках программы «Комфортная городская среда» в поселке была установлена детская площадка. Событие радостное, но неоднозначное.

— У нас есть две улицы, на обоих живут дети, — говорит Валентина. — Площадку поставили только на второй улице, а чтобы добраться до нее, детям с первой улицы нужно перейти через лес. Естественно, не каждая мать отпустит туда своего ребенка.

Главное, чтоб человек хороший был

Если отбросить бытовые проблемы, то жизнь в Пади Лапочкина всех селян устраивает — обстановка здесь всегда была теплая и дружественная, а общие заботы и проблемы еще больше объединяют. Выросший в поселке Алексей вспоминает детство: знал каждую бабушку и каждого дедушку на своей улице, они всегда зазывали к себе в гости — чаем напоят, что-то интересное расскажут. Все жили дружно, если и возникали между соседями какие-то конфликты, всё разрешалось тихо и мирно.

— Мы всё еще сплочены и дружны, — говорит Наталья. — Когда весной начинаются пожары, всей улицей бежим и тушим до приезда пожарных. В общем, помогаем друг другу чем можем.

Пора паковать чемоданы?

Есть ли будущее у российских сел и деревень или всё так и будет разрушаться? Этот вопрос заботит в первую очередь самих жителей, которые хотят остаться в родном доме, но беспокоятся, как бы не пришлось все-таки паковать чемоданы…

Сколько человек за последние десятилетия уехали из Пади Лапочкина, никому не известно. В территориальном органе Федеральной службы государственной статистики по Забайкальскому краю (Забайкалкрайстат) «Известиям» не смогли предоставить никаких цифр, так как «данное поселение не является самостоятельным и не имеет кода ОКТМО, в справочнике населенных пунктов ТЕРСОН-МО его нет».

Михаил живет в Пади Лапочкина всю жизнь, работает учителем в школе поселка Биофабрика и уезжать из родного дома не собирается. Он уверяет, что у администрации есть планы по скорейшему решению накопившихся проблем — организация приезда автолавки с периодичностью раз в неделю, а также медпункта на колесах.

— Если администрация района будет работать как сейчас, то всё будет хорошо, — уверен он.

Когда начнется осуществление задуманного, пока неизвестно, так что местным жителям остается только ждать и надеяться.