Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Корреспондент «Известий» рассказал об обстановке в Тель-Авиве после атаки Ирана
Происшествия
Уровень воды в реке Тобол в Кургане за ночь вырос на 54 см
Мир
Фицо заявил о заинтересованности Словакии в хороших отношениях с Россией
Армия
ВС РФ поразили за сутки 450 целей ВСУ на авдеевском направлении
Мир
Глава Еврокомиссии осудила атаку Ирана ракетами и БПЛА по Израилю
Спорт
Царукян победил Оливейру и получил право на чемпионский бой UFC с Махачевым
Мир
NYT сообщила об отсутствии серьезного ущерба для Израиля после атаки Ирана
Армия
Военные ВС РФ сорвали усиление украинских войск на южнодонецком направлении
Общество
Синоптики спрогнозировали до +17 градусов в Москве 14 апреля
Спорт
Российские шахматистки Горячкина и Лагно сыграли вничью на турнире претенденток
Мир
МИД КНР выразил обеспокоенность ударами Ирана по Израилю
Мир
Нетаньяху заявил об отражении Израилем атаки Ирана
Армия
ПВО сбила 10 украинских беспилотников над Краснодарским краем
Происшествия
Уровень воды в реке Урал в Орске снизился на 51 см
Мир
СМИ сообщили об открытии Израилем воздушного пространства для авиации
Происшествия
Число погибших в результате удара ВСУ по Токмаку возросло до 16
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Третьяковка теряет почти 19 млн рублей за каждую неделю простоя, эпидемия сильно ударит по музеям мира, а служба безопасности не дремлет и во время карантина. Об этом в интервью «Известиям» рассказала гендиректор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова.

— Как на музей повлиял карантин? Велики ли финансовые потери?

— Естественно, повлиял очень сильно. Мы закрыты с 18 марта и пока до 10 апреля, а там всё будет зависеть от развития ситуации с коронавирусом в стране. Еще на день раньше мы закрыли выставку «Русская сказка. От Васнецова до сих пор» и отменили все публичные образовательные программы.

Что касается финансов, за прошлый год наш бюджет составил около 3 млрд рублей, из них 42% мы заработали сами — это доходы от продажи входных билетов, экскурсий, лекций, образовательных программ, музейного магазина. По нашим подсчетам, мы теряем за каждую неделю карантина более 18,9 млн и около 64,8 млн за период с 18 марта по 10 апреля.

Выставка «Русская сказка. От Васнецова до сих пор»

Выставка «Русская сказка. От Васнецова до сих пор»

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

— У музея есть госзадание по количеству посетителей. Как карантин скажется на его выполнении?

— Этот негативный результат вряд ли скажется на статистике за I квартал, которую мы скоро будем представлять в Министерство культуры, потому что январь и февраль были очень успешными. Если сравнить с аналогичным периодом прошедшего года, который стал рекордным для Третьяковки по посещаемости — в общей сложности у нас побывало 2 млн 832 тыс. человек, то за первые два месяца 2020-го к нам пришло больше посетителей.

А вот по II кварталу мы ожидаем проблемы. Посмотрим, как будут развиваться события, но мы должны планировать работу с учетом самых разных вариантов.

— Что происходит с коллективом?

Мы не уволили и не сократили ни одного человека за это время. Многие сотрудники ушли в отпуска — у музейщиков иногда накапливаются дни за прошедшие годы. Разумеется, им были выплачены отпускные. Еще часть — на удаленном доступе. Прежде всего это люди старше 65 лет — еще до выхода распоряжения Сергея Собянина мы попросили их работать из дома. Понимаем, что нам нужно максимально обезопасить их от возможности и последствий заражения коронавирусом.

Те, кто работает с посетителями, ушли в вынужденный простой. В соответствии с законодательством они получают 2/3 оклада. Всем им нужно платить зарплату или отпускные.

Третьяковская галерея
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

— Что значит работать на удаленном доступе в музее?

— На удаленный доступ сотрудники уходят по распоряжению руководства и предоставляют еженедельный отчет о проделанной работе. По результатам этой работы мы поймем, что можем заплатить дополнительно к окладу. Возможность доступа к информации на рабочих компьютерах предоставлена нашей IT-службой всем, кто в этом нуждается. К тому же у всех научных сотрудников дома прекрасные библиотеки. Мы надеемся, что они смогут воспользоваться этим временем для того, чтобы сосредоточиться на научно-исследовательской работе и написать то, что давно собирались, — статью, книгу, доклад, — но не могли из-за очень интенсивной экспозиционной и выставочной деятельности музея. С руководителями отделов мы подробно обсуждали, чем будет занят каждый сотрудник, каков объем этой работы.

Но понятно, что в музее оставлены те, кто обеспечивает жизнедеятельность здания, наблюдение за произведениями искусства, а также служба безопасности в количестве, необходимом для поддержания высокого уровня безопасности, — здесь мы точно не стремились отправлять людей домой.

— Как карантин скажется на выставочных планах?

— Мы планируем продление выставок, которые открылись недавно, например «Русская сказка...». Написали всем ее участникам письма с просьбой рассмотреть возможность увеличения срока экспонирования принадлежащих им работ. Что касается будущих проектов — уже понятно, что придется скорректировать планы.

Так, мы планировали 9 апреля открыть выставку, посвященную искусству эпохи застоя, — «НЕНАВСЕГДА. 1968–1985». В силу ряда причин мы это точно не сможем сделать, даже если карантин закончится. Из-за эпидемии и в Европе, и в ряде региональных музеев приостановлена выдача работ. Поэтому, когда сможем возобновить разрешения на получение экспонатов, нам потребуется еще какое-то время, чтобы всё смонтировать. Но если мы, допустим, открываем «НЕНАВСЕГДА» позже запланированного, то сдвигаются и остальные планы.

Сотрудник галереи
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

— А если работы принадлежат Третьяковке, как в случае с даром Владимира Смирнова и Константина Сорокина, который вы собирались демонстрировать в начале апреля, что мешает сделать это сразу после окончания карантина?

— В ближайшие дни могут быть объявлены дополнительные ограничительные меры. В зависимости от того, вступят они в силу или нет, мы будем решать вопрос.

— О каких выставках сейчас можно говорить, что они состоятся?

— Вероятно, о тех, что запланированы на осень. Сроки проектов, что намечались на весну и лето, могут быть скорректированы.

Осенью же нас ждет в первую очередь выставка немецкого и русского романтизма «Мечты о свободе», крупная международная экспозиция «Многообразие/Единство. Современное искусство Европы» и очень важная для нас ретроспектива Роберта Фалька. Это главные проекты второго полугодия.

— Есть ли у Третьяковки запас прочности на случай продления карантина? Руководители театров, с которыми «Известия» обсуждали эту ситуацию, говорили, что смогут прожить от одного до четырех месяцев в таком режиме.

Ни у кого из нас нет серьезного запаса прочности просто потому, что все доходы уже распланированы. Есть важнейшие музейные нужды, на них нужно тратить деньги, которые были заработаны за прошлый год и первые два месяца нынешнего. В случае продления карантина нам, видимо, просто придется отказываться от реализации проектов, которые мы планировали осуществить или завершить в 2020-м.

Очень рассчитываю, что нам на помощь придет государство, Министерство культуры РФ, найдется достаточное количество компаний и людей, готовых помочь. Во всяком случае, уже сейчас нам звонят, предлагают те или иные форматы поддержки — например, провести трансляцию концертов из наших залов в рамках «Т Фестиваля» или приобрести маски и аппараты для бесконтактного измерения температуры.

Третьяковская галерея
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

— Премьер-министр Михаил Мишустин поручил отсрочить уплату налогов в сфере культуры. Насколько полезно для Третьяковки?

— Думаю, такая возможность полезна для любой институции, будь она государственной или частной. Мы обсудим это с коллегами, тем более экономический блок и бухгалтерия продолжают активно работать — это часть нормальной жизнедеятельности музея даже в условиях карантина.

— Как скажется карантин на музеях России?

— Он ударит по музейной отрасли всего мира. Дело не только в неделях простоя. Когда музей активен, он привлекает внимание публики, и если он останавливается, у людей могут измениться приоритеты и даже после снятия карантина они не захотят бежать на выставки. С другой стороны, может быть, зрители настолько изголодаются по реальному, а не виртуальному присутствию в музеях и театрах, что, наоборот, начнут просто брать их штурмом. Здесь сложно предугадать. Думаю, всё зависит от того, насколько долго карантин продлится.

— Третьяковка начала более активно себя позиционировать в интернете.

— Как только стало понятно, что музеи будут закрываться, мы немедленно приступили к созданию онлайн-программ: экскурсий, лекций. Сейчас мы всё это будем монтировать и постепенно выкладывать в интернет в дополнение к материалам, которые уже доступны на самых различных платформах.

Напомню, что у нас есть онлайн-ресурс «Лаврус. Для тех, кто учит и учится», активный канал на YouTube, где в плейлисте #TretyakovDOC можно найти программы и репортажи о самых различных аспектах музейной работы, а также Третьяковка live — там размещаются онлайн-экскурсии и лекции. Наконец, 18 марта мы запустили проект «Третьяковка дома»: каждый день устанавливаем камеру в залах и ведем стриминг. Вначале это был зал Александра Иванова с картиной «Явление Христа народу», потом — залы Архипа Куинджи, Михаила Врубеля и других.

Экспонат

Один из экспонатов дара Владимира Смирнова и Константина Сорокина

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

— Идея демонстрировать несколько часов одну и ту же картину вызвала неоднозначную реакцию в Сети. Как я понял, со стороны Третьяковки это своего рода концептуальный жест.

Наверное, можно сказать и так. Идея в том, что музей открыт всегда. Многие зрители думают, что когда их нет, у нас царит темнота. Но это не так. Мне кажется, задача этого стриминга — еще раз подтвердить, что музей живет. Это психологически важно, потому что людям нужны какие-то основы, ориентиры, островки спокойствия.

Но, кстати, у нас ведь не только статичные картины. Например, на этой неделе мы показывали и куда более интенсивный процесс — монтаж экспозиции в зале Репина после возвращения его главных произведений с выставки в Русском музее. Для зрителей это возможность увидеть то, чего они никогда бы не увидели. Думаю, мы затем поместим камеры на Крымский Вал, где идет застройка пространства под выставки «НЕНАВСЕГДА» и «Дар Владимира Смирнова и Константина Сорокина».

В целом будем стараться демонстрировать зрителям залы, где, несмотря на то что музей закрыт для публики, идет работа.

— Возможно сохранение этих форматов после окончания карантина?

— Мы подумаем, что можно сохранить. Никто из нас еще в такой ситуации не был, поэтому все решения, принятые заранее, будут корректироваться. Существование музея за закрытыми дверями само продиктует, что из этого целесообразно лишь на период карантина, а что может быть интересным потом. Здесь еще стоит учитывать, что наша аудитория — не только Москва, а огромная страна.

— Кстати, о регионах. Вы недавно заложили первый камень филиала Третьяковки в Калининграде. Повлияет ли карантин на работу над этим проектом?

— С того момента у нас уже было несколько встреч, в том числе и в правительстве РФ. Пока работа такая же интенсивная, только теперь все обсуждения идут онлайн. Архитекторы показывают презентации, по ходу к дискуссии подключается много людей. Опыт показал, что это не менее эффективно, чем живое обсуждение, а безопаснее — на порядок.

Справка «Известий»

Зельфира Трегулова окончила искусствоведческое отделение исторического факультета МГУ. После аспирантуры того же вуза курировала международные выставки русского искусства во Всесоюзном художественно-производственном объединении Е.В. Вучетича, заведовала отделом зарубежных связей и выставок. Работала на руководящих должностях в ГМИИ имени Пушкина и Музеях Московского Кремля. С 2013 года возглавляла Государственный музейно-выставочный центр РОСИЗО. С 2015-го — гендиректор Третьяковской галереи.

Прямой эфир