Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Антонов огонь: живая «Чайка» и мумии трех сестер
2020-02-28 15:18:24">
2020-02-28 15:18:24
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Главная театральная интрига февраля — постановки по двум шедеврам А.П. Чехова в год его 160-летия в двух Художественных театрах. Впрочем, театральный обозреватель «Известий» Влад Васюхин не пропустил и другие интересные премьеры.

«Три сестры»

МХАТ им. М. Горького

Стараниями Эдуарда Боякова «доронинский» МХАТ превращается (или уже превратился?) в театральный супермаркет, где есть всё — от экспериментальных до вполне себе традиционных спектаклей, от поэтических представлений до лекций о философии. Но, как водится, и не без откровенно залежалого товара с перебитыми этикетками. Именно так можно назвать восстановление легендарного спектакля «Три сестры», поставленного в 1940 году В. Немировичем-Данченко и предъявленного нам сейчас под видом «исторической реконструкции».

Актрисы Кристина Пробст в роли Ольги, Наталия Медведева в роли Маши и Полина Маркелова в роли Ирины в сцене из спектакля «Три сестры» в МХАТ им. М. Горького

Актрисы Кристина Пробст в роли Ольги, Наталия Медведева в роли Маши и Полина Маркелова в роли Ирины в сцене из спектакля «Три сестры» в МХАТ им. М. Горького

Фото: РИА Новости/Сергей Пятаков

Глядя на сцену, трудно понять, почему эту постановку современники называли чудом режиссуры. Решительно невозможно понять, зачем восстанавливать эпический театральный шедевр лишь на том основании, что в архиве сохранились его описания и фотографии, а кто-то из долгожителей даже видел первый состав? Немирович-Данченко ставил свой спектакль в том числе и для того, чтобы снова вернуть Чехова в ряды актуальных авторов. А надо ли кому-то сейчас и уж тем более таким образом что-то доказывать?

Сцена из спектакля «Три сестры» в МХАТ им. М. Горького

Сцена из спектакля «Три сестры» в МХАТ им. М. Горького

Фото: РИА Новости/Сергей Пятаков

Этот спектакль был поставлен на тогдашнем театральном языке, для той публики и с той труппой. Потому что театр — это всегда «здесь и сейчас». Не хотелось бы никого обижать, но премьеру 1940 года играли артисты, которых сегодня называют великими и выдающимися: Еланская, Тарасова, Степанова, Георгиевская, Болдуман, Хмелев, Станицын, Ливанов. А кто играет сейчас?! Увы, в нынешнем варианте большая часть исполнителей выглядит картонными, неживыми, фальшивыми, как и их усы и парики.

Если у трех сестер была тоска по лучшей жизни, то у зрителей МХАТа имени Горького — тоска по лучшим, а главное, современным, немузейным спектаклям.

«Чайка»

МХТ им. А.П. Чехова

Знатоки говорят, что Оскарас Коршуновас перенес на сцену Московского Художественного театра свой спектакль, поставленный в 2014 году в Городском театре Вильнюса. Режиссер утверждал в предпремьерных интервью, что это совсем не так. Истина, если судить по фото- и видеосъемкам, где-то посередине. Но в чем знаменитый литовец абсолютно прав, «классику имеет смысл ставить только по-современному».

Репетиция спектакля «Чайка» в МХТ им. А.П. Чехова

Репетиция спектакля «Чайка» в МХТ им. А.П. Чехова

Фото: mxat.ru/Александр Иванишин

Эта самая современность в его спектакле — не только в костюмах, декорациях, музыке или видеопроекциях (по данным Forbes, бюджет спектакля составил 15 млн рублей). Она — в способе общения с залом, когда нет никакой четвертой стены и даже присутствуют элементы интерактива, в способе существования замечательных актеров. Все они — от ветерана Станислава Любшина (Сорин) до 22-летнего Кузьмы Котрелева (Треплев) или актеров среднего поколения — Игоря Верника, Евгении Добровольской, Станислава Дужникова, Светланы Устиновой, Паулины Андреевой и Дарьи Мороз (ее Аркадина — мотор всего зрелища) — живые, настоящие, нынешние. И даже когда пару раз на сцене повисает легендарная мхатовская пауза, зритель не впадает в спячку.

«Седьмой подвиг Геракла»

«Мастерская Петра Фоменко»

Россия постоянно ищет национальную идею. А может, она в том, чтобы просто-напросто навести в доме порядок и убрать в стране мусор, вычистить по примеру легендарного Геракла те самые авгиевы конюшни?

Актер Никита Тюнин в роли Геракла в сцене из спектакля «Седьмой подвиг Геракла» в театре «Мастерская Петра Фоменко»

Актер Никита Тюнин в роли Геракла в сцене из спектакля «Седьмой подвиг Геракла» в театре «Мастерская Петра Фоменко»

Фото: РИА Новости/Сергей Пятаков

Эта мысль довольно четко, без «фиги в кармане» считывается в спектакле режиссера Евгения Каменьковича по пьесе Михаила Рощина про вымышленную страну Элиду, где в буквальном смысле дурно пахнет из-за нечищеных конюшен и хлевов. Только было бы неправильно сводить всё к модной экологической повестке и выводить на сцену Грету Тунберг. Этот яркий, визуально красивый спектакль — размышление о природе власти, о законе и беззаконии, о лжи и слове правды, которое, как известно, весь мир перетянет. Но будем честны: размышление вышло многословным, местами пафосным и архаичным.

Пьеса «Седьмой подвиг Геракла» была написана молодым драматургом в 1963 году, запрещена, опубликована лишь в 1987-м, а впервые поставлена в 1988 году. До нынешней постановки автор не дожил 10 лет, и, как говорит один из персонажей, Зевс его знает, внес бы Рощин в текст какие-то изменения и сокращения.

«Пробуждение весны»

Театр Наций

Театры устали бороться со зрительскими смартфонами, а потому решили вышибать клин клином. В премьерном спектакле Театра Наций «Пробуждение весны» гаджеты по воле итальянского режиссера Маттео Спьяцци оказались в руках не только артистов, но и зрителей. Тем более это спектакль о подростках и на них же рассчитан. Публику в начале действия просят ответить на несколько вопросов — к примеру, «Можно ли убить твою истинную природу?» или «Твоя природа и общество совместимы?», а в финале результаты голосования выводят на экран.

Сцена из спектакля «Пробуждение весны» на сцене Театра Наций

Сцена из спектакля «Пробуждение весны» на сцене Театра Наций

Фото: пресс-служба Театра Наций/theatreofnations.ru

Драма (или, как называл ее сам автор, «детская трагедия») немецкого классика Франка Ведекинда написана в 1891 году и в конце XIX века считалась скандальной. Речь в ней идет о подростковой сексуальности, о страданиях юной плоти в тисках ханжеской морали, о неумении родителей говорить с детьми, об одиночестве и тяге к суициду. Один из героев, 14-летний Морис, кончает жизнь самоубийством, боясь родительского гнева из-за несданного экзамена.

Это далеко не первая постановка пьесы в России, к ней обращались и Всеволод Мейерхольд, и Роман Виктюк. И, как утверждают историки театра, всегда и везде «Пробуждение весны» подвергали цензуре, выхолащиванию и переделкам. В Театре Наций действие перенесено в наши дни, половина действующих лиц отправлены за кадр, в виртуальную реальность, а оставшиеся персонажи не выпускают из рук гаджеты и больше общаются друг с другом через соцсети, что делает зрелище, прямо сказать, скучноватым. И хотя постановщику, специалисту по комедии дель арте, не откажешь во владении профессией, а молодым актерам — в драйве, большой вопрос, зацепит ли спектакль целевую аудиторию и не предпочтут ли тинейджеры походу в театр привычное залипание в телефоне.

«Слово о полку Игореве»

Театр на Малой Бронной

После провального «Крошки Цахеса», который Кирилл Вытоптов поставил в прошлом сезоне в Театре им. М.Н. Ермоловой, многие театралы опасаются смотреть новые работы этого режиссера. Но, кажется, свежей постановкой в Театре на Малой Бронной Вытоптов поправил пошатнувшуюся репутацию.

Сцена из спектакля «Слово о полку Игореве» в Театре на Малой Бронной

Сцена из спектакля «Слово о полку Игореве» в Театре на Малой Бронной

Фото: пресс-служба Театра на Малой Бронной/mbronnaya.ru

Он снова работает с классическим, хорошо известным текстом, перенесенными в наши дни. Фрагменты легендарного памятника словесности XII столетия драматург Саша Денисова соединила с реальными и не всегда интересными историями нынешних охранников, невыдуманными рассказами безымянных сотрудников ЧОП. Они стерегут разнообразные объекты — от школы до театральной проходной, вместо лат носят черные куртки, а все их подвиги — поимка в «Детском мире» старушки с ворованной игрушкой.

Финальная фантасмагория вышла не без некоторого эпатажа — всё же изначальный, канонический текст русской литературы! — но наверняка найдет отклик у столичной аудитории, имеющей вкус к филологическим играм.