Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Мой бизнес постоянно под увеличительным стеклом»
2020-02-24 21:21:31">
2020-02-24 21:21:31
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Назначение Михаила Мишустина главой правительства стало поводом для множества публикаций о доходах его родственников и принадлежащей им недвижимости. Одним из приближенных к семье премьер-министра СМИ не раз называли российского бизнесмена Александра Удодова. «Известия» встретились с предпринимателем, чтобы выяснить, какое отношение он имеет к семье Мишустиных, куда вкладывает средства и с кем предпочитает вести дела.

Полмиллиарда налогов

— О характере ваших отношений с новым премьер-министром Михаилом Мишустиным в последнее время писали много. Что из этого правда?

— Правда в том, что с 2008 года я женат на его родной сестре Наталии. Общих детей у нас нет, у меня от первого брака есть дочь-студентка. У супруги сын и дочь от первого брака. Сын после учебы и службы в армии живет и работает в Москве. Дочь какое-то время училась в Швейцарии, сейчас заканчивает обычную школу в Москве и собирается поступать в технический вуз. Сейчас мы с Наталией уже не живем вместе, но у меня сохранились хорошие отношения с ее семьей, наши мамы дружат.

— Наталия Стенина — родная сестра нынешнего главы правительства, вы ее муж. Неудивительно, что и ее, и ваше материальное положение вызывает очень большой интерес…

— Только налогов как физическое лицо и только за последние десять лет я уплатил более 500 млн рублей. О доходах жены от переданных ей активов в фонде UFG подробно рассказала управляющий партнер фонда.

Справка «Известий»

UFG (Объединенная финансовая группа) — крупная независимая инвестиционная компания с активами более $2,3 млрд, основанная в 1996 году американским инвестором Чарльзом Райаном и бывшим министром финансов РФ, бывшим вице-премьером Борисом Федоровым. Входит в число крупнейших управляющих компаний на российском рынке коллективного инвестирования и доверительного управления по объему чистых активов паевых инвестиционных фондов под управлением.

C 2008 по 2010 год компанию возглавлял Михаил Мишустин, впоследствии назначенный руководителем ФНС РФ, а с 2020 года — председателем правительства Российской Федерации.

7 февраля 2020 года издание РБК опубликовало письмо UFG за подписью управляющего партнера группы Полины Герасименко. В документе она, в частности, сообщила, что в 2013–2015 годах доход сестры Михаила Мишустина Наталии Стениной от полученных активов UFG составил $10,1 млн.

Эта сумма в рублевом эквиваленте была отражена в налоговой декларации Стениной, уточнила управляющий партнер фонда.

И в целом я все свои доходы декларировал в соответствии с законом. Но, понимая общественную значимость этого вопроса, готов прокомментировать и недвижимость.

На момент женитьбы супруга владела несколькими небольшими смежными земельными участками общей площадью 34 сотки в районе Рублево-Успенского шоссе. Приобретались участки в начале 2000-х за очень скромные по нынешним временам деньги. После свадьбы я подарил ей соседние участки площадью 90 соток с двумя строениями, которые приобрел еще в 2006 году. Главное, что вся эта собственность задекларирована и, таким образом, известна не только мне или вам, но и всем, кому это может быть интересно. Поскольку речь идет о членах одной семьи, с точки зрения пользования эта территория по факту объединена.

Легко посчитать, что вся эта и другая наша недвижимость по стоимости во много раз меньше наших с супругой законных и официально задекларированных доходов.

— В интернете вас называли королем возврата НДС и фигурантом уголовных дел. Что из этого правда?

— Всё это ложь. Такие обвинения начиная с 2011 года появлялись периодически, я неоднократно обращался в суд и всегда выигрывал. Принимались решения, что вся эта чернуха недостоверна. Я к этим схемам никогда не имел отношения, в отношении меня не возбуждалось никаких уголовных дел. Кроме того, я не был подозреваемым или фигурантом уголовных преследований, что подтверждает соответствующая справка МВД об отсутствии фактов уголовного преследования и судимости.

После январского назначения Михаила Мишустина началась очередная массированная атака, к которой теперь добавилась и политическая составляющая. Удивительно, что люди, незнакомые со мной, ничего не знающие о моей жизни и работе, предъявляют обвинения и выносят приговоры, оскорбляют моих родных и близких.

Мы уже привыкли к тому, что когда нападают на Мишустина, то бьют по семье, по близким (вскоре после назначения премьера ряд СМИ опубликовал серию материалов, в которых оценивались доходы его семьи и объемы принадлежащей ей недвижимости. — «Известия»). И после его назначения на должность главы ФНС, и тем более сейчас мой бизнес постоянно находится под увеличительным стеклом, и если бы действительно было обнаружено что-то противозаконное — поверьте, нашлось бы много влиятельных интересантов использовать этот повод.

От менеджера до владельца

— С января о вас действительно ходит много слухов, однако до сих пор вы их не комментировали. С чего, например, началась ваша московская карьера?

— Я вырос на Украине, школу закончил в Припяти под Киевом, где в то время работал мой отец. Отслужил в армии на Дальнем Востоке. Потом работал в тресте «Спецатомэнергомонтаж» на ликвидации последствий Чернобыльской аварии. В 1994 году переехал в Москву. Первым местом работы здесь, в Москве, была авиакомпания «Тесис», которая занималась перевозкой грузов из Китая, Турции и других стран. Там я познакомился с логистическим бизнесом, научился детально в нем разбираться и продолжаю постоянно учиться.

С 1995 года был обычным менеджером в компании «Смарттрейд», специализирующейся на контейнерных перевозках, а в 1997–2001 годах один из моих тогдашних знакомых по работе, оценив мои результаты и интерес к делу, предложил возглавить московское представительство латвийской транспортно-логистической группы J&P Corporation LTD. Возможность возглавить представительство иностранной компании открыла для меня совершенно новые уровни общения, наработки деловой репутации и, что играло далеко не последнюю роль, заработков. Одним из плюсов тогдашней последефолтной экономики был резкий рост капиталовложений, возможность быстро получить отдачу от новых проектов.

Были и удачи, и провалы, но в итоге именно тогда мне удалось заработать первые серьезные деньги и вложить в развитие нескольких самостоятельных бизнес-направлений в сферах управления недвижимостью, производства, промышленного строительства и торговли.

Первый весомый инвестиционный успех пришел в начале 2000-х. Мы совместно с партнерами приобрели землю и построили торговый центр. В дальнейшем наработанная к тому времени хорошая кредитная история позволила мне занять деньги в банке и выкупить доли партнеров, став единоличным владельцем прибыльного торгового центра. Параллельно пробовал себя в ресторанном бизнесе — участвовал в проектах LeClub, сетях «Китайский квартал» и «Дайкон». Тогда казалось, что они развиваются вполне успешно, но сейчас, глядя назад, понимаю, что было сделано много ошибок в организации и управлении, и это привело к их закрытию.

Справка «Известий»

LeClub — заведение, когда-то считавшееся главным джазовым клубом Москвы. После закрытия его преемником стал Джазовый клуб Игоря Бутмана, открывшийся в феврале 2007-го на Чистых прудах в столице.

«Китайский квартал» — сеть ресторанов восточной кухни. Прекратила существование в 2015 году. «Дайкон» — рестораны паназиатской кухни (один из них открылся в помещении «Китайского квартала» на проспекте Мира). На данный момент закрыты.

Участие в различных проектах давало не только бесценный опыт доходов и убытков, но и расширяло деловые связи. При работе над одним из проектов я познакомился с Игорем Макаровым, президентом группы компаний «Итера». Он пригласил меня в газовую компанию «Итера» (сейчас принадлежит российской государственной нефтегазовой компании «Роснефть». — «Известия») заниматься непрофильными активами.

Сейчас могу оценить это как ключевой успех — реальное вхождение в мир большого бизнеса. В течение пяти лет я был вице-президентом «Итера Груп» по непрофильным активам, в рамках чего занимался инвестициями в девелоперские проекты, одним из которых был коттеджный поселок «Павловские озера» в Московской области. После приобретения компании «Роснефтью» я около года продолжал там работать, но у новых владельцев были иные взгляды на стратегию развития «Итеры», и в моих услугах перестали нуждаться. При продаже «Итеры» я получил опцион, предусмотренный трудовым договором, что позволило мне закрепиться на достигнутом уровне уже в самостоятельном бизнесе.

После ухода из «Итеры» я учредил компанию «Афорра Девелопмент» и сосредоточился на том, что у меня, на мой взгляд, получалось лучше всего. Это владение и управление объектами торговой недвижимости, остальные проекты являются самостоятельными юридическими лицами.

— Расскажите подробнее о ваших девелоперских проектах и торговой недвижимости.

— На разных этапах я вкладывался в различные направления этого бизнеса: в торгово-офисные комплексы «Гименей» и «Якиманка 26», работающие в люксовом сегменте, а также в торгово-развлекательные центры «Атлас» в Одинцовском районе и «У Речного» на Речном вокзале. В настоящее время «Гименей» и «Якиманку 26» мы продали, а «У Речного» и «Атлас» по-прежнему управляются нами.

Позже одним из приоритетов в девелоперском бизнесе для меня стало удовлетворение потребности людей в жилье, решение доставшего всех квартирного вопроса. Важно строить для людей, снижать себестоимость строительства, что в конечном счете дает возможность более широкому кругу покупателей приобретать жилье дешевле. Недавно сдали жилой квартал в Ясенево общей площадью 240 тыс. кв. м — этот проект реализовывался совместно с компанией «ПИК». С ними же начинаем сейчас строительство жилого комплекса «Симоновская набережная» — около 70 тыс. кв. м, а вместе с ГК «Основа» будем строить ЖК «Сетуньский проезд» — также порядка 70 тыс. кв. м.

— Управляющий партнер фонда UFG Полина Герасименко сообщила, что вы никогда не были его сотрудником. Вместе с тем на одной из международных конференций вы были зарегистрированы как управляющий партнер фонда. Как это получилось?

— Я действительно никогда не был сотрудником ни UFG, ни каких-либо ее дочерних компаний и фондов. Борис Федоров привлекал меня для консультаций и участия в переговорах по вопросам недвижимости. После смерти Федорова я еще какое-то время продолжал консультировать менеджеров фондов недвижимости, особенно пока у компании не сложилась собственная компетенция в этих вопросах. Подобная практика привлечения брокеров и независимых консультантов широко распространена.

— В каком качестве в 2007 году вы принимали участие в приобретении Борисом Федоровым банка «Унифин» — как консультант или как инвестор?

— Ни Федоров, ни UFG не привлекали меня к консультациям по «Унифину». Вместе с тем я тогда вложил серьезную часть своих личных средств в «Унифин» наряду с фондом UFG Private Equity Fund I, так как Борис приглашал частных инвесторов соинвестировать вместе с фондом. У меня с ним были хорошие человеческие отношения, и я доверял ему лично. Поэтому считал, что можно рисковать, полагаясь на его расчеты. В целом такое соинвестирование — обычная практика для диверсификации рисков инвесторов, каждый из которых по отдельности не может позволить себе полностью обеспечить выплаты в случае полного краха проекта. Не только я, но и другие частные инвесторы — знакомые Бориса, в тот раз вложились в «Унифин». Информация об акционерах банка есть в архивах ЦБ.

Справка «Известий»

АО «КБ «Универсальные финансы» («Унифин») — небольшой по размеру активов столичный банк, который был зарегистрирован ЦБ РФ в январе 1994 года как Аганский коммерческий банк (Самара). В 2001 году, сменив стратегию развития, переехал в Москву и получил наименование ЗАО «КБ «Универсальные финансы». Основными направлениями его деятельности были кредитование физических и юридических лиц, привлечение средств граждан во вклады и обслуживание счетов корпоративных клиентов. В 2016 году у банка была отозвана лицензия.

— Кроме информации о вашей девелоперской деятельности в интернете можно найти упоминания о сельскохозяйственном бизнесе, ритейле, логистике, курорте на Кавказе. Что еще? Какие из этих направлений вы считаете основными?

— Сегодня одной из важных составляющих наших инвестиций является производство шампиньонов — компания «Грибная радуга», работающая в Курской области и ставшая за три года одним из крупнейших производителей в России. Сегодня ей принадлежит 20% отечественного грибного рынка. Созданный агрокомплекс предоставил работу более 1,5 тыс. человек, что, безусловно, очень важно для области. 70% акций компании принадлежит мне и 30% — моему парт­неру Олегу Логвинову, имеющему наработанный опыт в этой сфере. Ему удалось вовлечь меня в это производство. Ранее у меня были опыты инвестирования в сельскохозяйственной сфере, и все они были неудачными.

Когда Олег предлагал мне участие в этом проекте, мое отношение было скептическим. Однако ему удалось в итоге убедить меня. Решающим фактором тут было даже не столько его доскональное знание технологических процессов этого бизнеса и принципов работы экономики подобных предприятий, но, скорее, то, что он на нескольких хороших примерах сумел дать убедительный прогноз развития рыночной конъюнктуры, который уже оправдался и продолжает оправдываться.

Так этот проект стал одним из основных для меня. Постоянно растущие показатели пока подтверждают правильность этого решения. В сентябре 2019 года была запущена третья очередь «Грибной радуги», а на 2020-й запланирован запуск четвертой, это позволит довести объем производства до 30 тыс. т грибов в год и создаст дополнительно почти 500 рабочих мест. С момента запуска производства «Грибная радуга» уже реализовала продукции более чем на 3,5 млрд рублей. Стратегическим кредитным партнером проекта является Альфа-банк.

Существенным фактором уже достигнутых успехов также стали льготное кредитование по программе Минсельхоза и поддержка проекта со стороны губернатора и его команды. Запрет на ввоз продуктов из Европы здорово стимулировал развитие пищевой отрасли. Российские производители, и мы в том числе, сумели за короткий срок почти полностью обес­печить внутренний рынок. Теперь уже можно думать про экспорт.

— А почему вы пошли в логистику, тем более в европейскую?

— Как уже рассказывал вам, задолго до приобретения немецкой сервисной логистической компании VG Cargo в 2004 году у меня уже был определенный опыт. По-моему, совершенно естественно попытаться вложиться в ту сферу, где ты начинал наемным работником.

Поэтому, когда партнеры предложили мне этот проект, я, внимательно разобрав имеющиеся возможности, решил, что будет интересно попробовать себя на очень жестком европейском рынке. Компания занимается обработкой грузов в аэропорту Франкфурт-Хан и является сегодня одной из крупнейших в Европе. Аэропорт очень удачно расположен в самом центре континента, и наземная доставка грузов в нем считается оптимальной. В нем, одном из немногих в Европе, разрешена круглосуточная работа, что дает определенные преимущества.

С 2004-го штат VG Cargo увеличился в десять раз, в шесть раз вырос объем обработанных грузов. Построены собственные склады площадью более 35 тыс. кв. м. У нас заключены стратегические соглашения с крупнейшими мировыми перевозчиками: DHL, Etihad, Nippon Cargo Airlines, SIL и другими. В прошлом году расширили клиентскую базу за счет трех новых перевозчиков: российской «Скай Гейтс Эйрлайнс», а также китайских Suparna Airlines и SF Airlines. Несмотря на определенную стагнацию на этом рынке, нам удалось сохранить динамику роста и увеличить в 2019 году объемы грузообработки на 8%, превысив отметку 80 тыс. т. Выручка предприятия увеличилась на 4,5%, на 2% снизились расходы. При этом большинство других авиагрузообрабатывающих компаний Германии зафиксировало падение объемов и выручки в прошедшем году.

— Помимо VG Cargo у вас был или есть еще какой-то бизнес за границей?

— Лет 15 назад я приобрел старую гостиницу в Швейцарии, на берегу Женевского озера. Планировал ее модернизировать, увеличить количество номеров. К сожалению, не удалось получить разрешения у местных властей на перестройку, от проекта пришлось отказаться. Гостиницу пришлось продать, так как не могу себе позволить неработающие вложения.

Всегда тяжело расставаться с нереализованными планами, тем более в такой престижной в России сфере, как туризм, но бизнес есть бизнес. Твои ошибки всегда наказываются потерей средств, притом что вознаграждаются опытом, который позволяет их не повторять.

— В каком состоянии сейчас ваш бальнеологический курорт «Термы», который вы открыли в Краснодарском крае?

— Этим проектом мы еще с одним моим партнером Андреем Астаховым занимаемся с 2016 года по соглашению с администрацией Белореченского района и министерством туризма Краснодарского края. На месте разрушенного советского пансионата «Солнечный» в сентябре 2019-го был запущен современный курорт на термальных водах, способный принять 5 тыс. гостей в год.

Это единственный крупный бальнеологический проект, построенный в России за последние годы и создавший для региона около 50 новых рабочих мест. Он включает в себя здание пансионата площадью 4 тыс. кв. м на 47 номеров, два бассейна с лечебной водой, помещения для проведения оздоровительных процедур с самым современным оборудованием, соляные пещеры, фитобар, спортивный комплекс, ресторан — всё, что необходимо для качественного лечения и отдыха.

Этой осенью на территории открыли социальный бассейн, в котором термальные ванны могут по льготной цене принимать все желающие.

— На какие средства реализуются ваши новые проекты?

— Как правило, это несколько источников: собственные средства и средства партнеров, банковское кредитование. Давно и успешно работаем со Сбербанком и Альфа-банком. О высоком доверии к нашему бизнесу со стороны банков говорят объемы кредитов, их общая сумма достигает порой нескольких сотен миллионов долларов.

Рестораны, хоккей и благотворительность

— Вы упоминали о ресторанном бизнесе. «Недальний Восток», которым вы владели вместе с известным ресторатором Аркадием Новиковым, был продолжением инвестиций в эту сферу?

— С Новиковым мы давно дружим, и я долго был его клиентом как посетитель ресторанов. Считаю его выдающимся бизнесменом и управленцем. Поэтому ему удалось снова уговорить меня вложиться в эту сферу. Мы с супругой стали миноритарными парт­нерами Аркадия. Место было достаточно популярным, но экономически это был сложный проект. Восторженные отзывы, которые можно слышать до сих пор, конечно, реальны, но для выживания проекта всегда важнее стабильность экономики предприятия, которую обеспечить не удалось. Сейчас ресторан на реконструкции, есть интересная идея по его новому формату.

— А что за история с квартирами у вас была с Аркадием Новиковым? Ряд СМИ обвинял вас в непрозрачности этой сделки…

— У принадлежащей мне компании было две квартиры в районе Фрунзенской набережной. Я приобретал их в 2015 году с инвестиционными целями. В начале 2018-го Новиков попросил продать их ему, я согласился — и сделка состоялась. Насколько я понимаю, он приобретал их для детей, но дети не захотели жить рядом, вскоре один вообще уехал за границу, и планы расстроились. Мы друзья, и он обратился ко мне с просьбой помочь найти новых покупателей или выкупить самому. В этот момент жена мне рассказала, что Мишустины ищут квартиры для детей. Я рассказал про это Новикову. И в итоге он продал им обе квартиры по цене выше, чем купил их у меня. Он и здесь сумел заработать.

— Премьер — страстный поклонник хоккея. Он играет в Ночной хоккейной лиге, входит в наблюдательный совет ХК ЦСКА. Говорят, вы, как сейчас модно, тоже стали хоккеистом, играете вместе с родственником?

— Про «модно» применительно к хоккею странно говорить. Это все-таки один из самых популярных российских видов спорта, если не самый популярный. Мало кто из наших мальчишек не играл в хоккей. Я хоккеем занимаюсь больше 15 лет, стараюсь регулярно выходить на лед. А во время работы в компании «Итера» даже занимал должность вице-президента хоккейного клуба «Динамо-Рига», который спонсировала компания.

Кстати, команда, в которой сейчас тренируюсь и играю, никогда не участвовала в Ночной лиге. Раз в году проводим турнир с участием любительских и корпоративных команд, не более того. Стараемся поддерживать ветеранов и детский спорт. Все, кто знаком с Мишустиным, знают, что он обожает хоккей. Это не просто увлечение, это черта его характера. Странно было бы отрицать, что он играл в нашей команде, хотя и нечасто — он в последнее время очень занят.

— Еще сообщали, что вы ходите с ним в одну церковь…

— И это правда. И церковной благотворительностью стараюсь заниматься, хотя говорить про это не люблю. Поражает, что даже из этого факта пытаются что-то выдумывать.