Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Попал под сокращение: ядерную сделку еще можно реанимировать
2019-12-27 12:08:06">
2019-12-27 12:08:06
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Все участники ядерной сделки должны вернуться за стол переговоров ради сохранения соглашения с Тегераном. Об этом «Известиям» заявили в Госдуме. 5 января Иран заявил о последнем раунде сокращений обязательств по СВПД. Страна отныне не связана никакими ограничениями по числу центрифуг для обогащения урана. Однако, по мнению опрошенных «Известиями» экспертов, хоронить ядерный договор еще рано — исламская республика по-прежнему допускает экспертов МАГАТЭ на все свои объекты, а значит, пока не нацелена получить ядерное оружие. Во всяком случае сделать это тайно у нее не получится. Тем не менее решение Тегерана способно вынудить ЕС запустить механизм разрешения споров — это в конечном итоге может привести к восстановлению в полной мере санкций ООН против Ирана.

Руби, но не сейчас

Вечером 5 января — будто бы подгадывая под утренний прайм-тайм американских СМИ — правительство Ирана заявило о выходе из последнего ключевого соглашения ядерной сделки, касавшегося количества центрифуг. Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) строго лимитировал число установок — не более 6104 (до заключения сделки их было свыше 19 тыс.). Аналогичные требования зафиксировали и к запасам обогащенного урана: количество вещества — не более 300 кг, уровень обогащения — не выше 3,67%. Однако с мая 2019 года, когда Иран начал поэтапное сокращение обязательств по СВПД, страна уже повысила эту планку до 5%.

Суть ядерной сделки была в том, чтобы не дать Тегерану заполучить ядерное оружие — при установленных ограничениях республике бы потребовался как минимум год для обогащения урана до так называемого оружейного уровня в 20%.

Но теперь, когда Иран в одностороннем порядке снял лимит на количество центрифуг, страна может вернуться на уровень 2015 года — тогда эксперты предрекали, что на обогащение урана до необходимого уровня у Тегерана ушло бы три-четыре месяца.

Однако для алармизма и молний об окончательном разрыве ядерной сделки всё же рановато. Как пояснил «Известиям» аналитик Института международных исследований МГИМО Адлан Маргоев, полностью сохраняется, пожалуй, самое главное, что есть в СВПД, — это транспарентность, сотрудничество с МАГАТЭ.

махмуд ахмадинежад иран ядерная программа

Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад инспектирует атомную станцию в Нетензе, Центральный Иран, 21 февраля 2013 года

Фото: Global Look Press/Iran's Presidency Office

Об этом же в своем Twitter заявил глава МИД Ирана Джавад Зариф, подчеркнув: все раунды сокращений обратимы, порывать с профильным международным агентством по ядерной энергетике Тегеран пока не собирается. То есть эксперты МАГАТЭ по-прежнему имеют полный доступ ко всем ядерным объектам республики.

— Иран в любом случае предпринял бы пятый шаг по сокращению обязательств (начиная с мая 2019 года это происходит каждые 60 дней. — «Известия»). Всё выглядит логично и последовательно. Не произошло чего-то, о чем можно сказать: «Иран жестко отомстил США за убийство Сулеймани», — отметил Адлан Маргоев. — Утверждать, что Тегеран официально вышел из СВПД, нельзя. Не полностью разрушены все положения, поскольку страна добровольно применяет усиленные гарантии МАГАТЭ именно по СВПД. Поменялась только риторика.

Эксперт также предположил, что страна продолжит переоборудование реактора на тяжелой воде в Араке.

Агентство Reuters ранее со ссылкой на источники в МАГАТЭ писало, что Иран в рамках пятого раунда сокращений может пойти на установку и запуск в стране новейших центрифуг для обогащения урана IR-9. Мощность новых установок в 50 раз выше основной центрифуги IR-1, говорил глава Организации атомной энергии Ирана (ОАЭИ) Али Акбар Салехи.

Намек Брюсселю

Москва призывает всех оставшихся участников СВПД сделать всё возможное, чтобы сохранить ядерную сделку с Ираном. Об этом «Известиям» заявил зампред комитета ГД по международным делам Алексей Чепа. По его словам, в развале СВПД в первую очередь виноваты США.

— Вашингтон поставил свои интересы выше интересов международной безопасности, что вылилось в очередной опасный кризис. Сейчас оставшиеся участники договора должны приложить максимум усилий, чтобы реанимировать соглашение с Ираном, — заявил депутат.

Между тем глава МИД республики Джавад Зариф в своем Twitter специально выделил капслоком: Тегеран готов отыграть назад все свои решения, если участники сделки вернутся к «ЭФФЕКТИВНОМУ выполнению обязательств».

Очевидно, это камень в европейский огород. Речь идет о механизме INSTEX — Франция, Германия и Великобритания летом 2018 года начали разработку собственной системы взаиморасчетов с Ираном, не зависящей от контролируемой американцами системы SWIFT. Первые расчеты по ней прошли в конце июня — начале июля прошлого года.

Незадолго до первого платежа замглавы МИД Ирана Аббас Арагчи заявил: до тех пор пока ЕС не решит вопросы с закупками иранской нефти и не начнет выделять конкретные кредиты через INSTEX, ожидания Ирана останутся неудовлетворенными.

Поэтому страна продолжила сокращать свои обязательства по СВПД, несмотря на запуск платежного механизма.

Как пояснил «Известиям» консультант ПИР-центра, специалист по ядерному нераспространению Андрей Баклицкий, сокращая обязательства, Тегеран ссылается на ст. 26 СВПД, которая позволяет приостанавливать выполнение сделки, если другая сторона поступает аналогично.

гданьск порт танкер иран

Иранский танкер с грузом сырой нефти у терминала в порту Гданьска, 15 апреля 2016 года

Фото: Global Look Press/ZUMA

Однако у государств ЕС еще четвертый ноябрьский этап сокращений вызвал заметное раздражение — тогда Иран впервые с 2015 года возобновил обогащение урана на заводе в Фордо. В ответ на это министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан предупредил: Париж задумывается о запуске механизма разрешения споров в рамках СВПД. Это может довести спор до Совбеза ООН, и тогда против Ирана в полном объеме будут восстановлены драконовские санкции, действовавшие до заключения СВПД.

В ноябре слова французского министра прозвучали именно как угроза, за которой не последовало каких-либо реальных действий. Однако теперь, когда Тегеран заявил о снятии лимита на центрифуги и сигнализировал о том, что этот раунд сокращений последний, ЕС вполне может воплотить предложение министра Ле Дриана в жизнь.

— Понятно, что на такой шаг европейцы пойдут только в крайнем случае. Идеальным вариантом было бы дождаться новых выборов в США и надеяться, что победа демократов вернет Вашингтон к выполнению его обязательств. Но до голосования еще около года, а Иран, по мнению европейцев, слишком быстро приостанавливает свои обязательства, так что скоро никаких ограничений не будет, — пояснил эксперт.

В Еврокомиссии и МИД стран — участниц сделки не смогли предоставить оперативный комментарий на запрос «Известий».

Однако, по мнению старшего научного сотрудника ИМЭМО РАН Николая Кожанова, угроза того, что теперь европейцы обратятся к механизму разрешения споров и доведут вопрос до Совбеза ООН серьезная.

— В ЕС растет раздражение действиями Тегерана, аналогичное тому, что испытывают иранцы из-за бездействия европейцев. Главная причина того, что INSTEX не сможет работать в полную силу — сложно найти европейские компании и банки, готовые рисковать и вести торговлю с Тегераном, не опасаясь санкций США, — отметил эксперт.

Трон зашатался

5 января над главной шиитской мечетью Ирана Джамкаран в священном городе Кум взвилось красное знамя войны. Такое происходит впервые в истории. По обещаниям иранских богословов, флаг не будет спущен, пока не наступит отмщение за убийство руководителя спецподразделения «Аль-Кудс» иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР) Касема Сулеймани.

3 января Пентагон заявил о том, что устранил иранского генерала на выезде из аэропорта Багдада. Позднее американские СМИ уточнили — кортеж Сулеймани, которого также сопровождали глава иракского шиитского ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби» Абу Махди аль-Мухандис и еще 10 человек из высшего военного руководства Ирана и Ирака, был взорван управляемой ракетой, запущенной с беспилотника.

Флаг войны поднят не просто так — как сообщают американские СМИ со ссылкой на разведку, 5 января Тегеран привел ракетные войска в состояние высшей боеготовности.

Иранский президент Хасан Роухани заявил, что «Иран и другие страны региона отомстят Америке», а глава МИД страны Джавад Зариф назвал убийство Сулеймани «актом международного терроризма со стороны США». Духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи в оперативном порядке назначил нового руководителя батальона «Аль-Кудс» — им стал генерал Исмаил Каани.

Позднее исполняющий обязанности премьер-министра Ирака Адель Абдель Махди признался: Касем Сулеймани прибыл в Багдад по его личному приглашению, чтобы рассказать о мирных договоренностях с саудитами. Иранскому военачальнику были даны самые высокие гарантии безопасности от принимающей стороны, поэтому генерал прилетел в иракскую столицу обычным рейсом из Дамаска. Премьер Махди также подчеркнул: американцы предупредили его о готовящемся ударе за несколько минут до атаки, Багдад разрешение не давал. Подобное поведение вызвало раздражение в Ираке — парламент страны проголосовал за полный вывод иностранных войск с территории республики.

По мнению востоковеда, экс-дипломата Вячеслава Матузова, решение иракского парламента — лишь первая ласточка в череде политических и военных потерь США на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

— Действия американцев напоминают танец сумасшедшего. Сделка далась большим трудом (переговоры по ней длились 10 лет — с 2005 по 2015 год. — «Известия»), и вина за ее разрушение лежит на американцах, которые вынудили Иран выйти из договора. Кроме того, всё это было дополнено политическим убийством генерала Сулеймани, что само по себе беспрецедентный шаг. Публичное убийство одного из лидеров другого государства потрясло даже Западную Европу и часть американского общества. Это отразится на возможностях США в регионе и отношениях с их союзниками, — сказал эксперт «Известиям».

касем сулеймани похороны иран

Похороны Касема Сулеймани, Тегеран, 6 января 2020 года

Фото: REUTERS/Nazanin Tabatabaee/WANA

Убийство Касема Сулеймани вызвало в Иране небывалый рост антиамериканских и антиизраильских настроений — такого за весь президентский срок Хасана Роухани, пришедшего к власти в 2013 году, еще не было. Бывший глава КСИР Мохсен Резаи заявил, что помимо американских объектов в регионе целью иранских ракет станут израильские военные центры и город Хайфа.

Израиль пока единственный выразил поддержку действиям США по устранению генерала Сулеймани — премьер-министр страны Биньямин Нетаньяху заявил: Дональд Трамп «заслуживает всяческих похвал за быстрые, решительные и мощные действия».

Теперь, когда Тегеран заявил о финальном раунде сокращений СВПД, Израиль, который последовательно критиковал сделку, по сути, получил то, на что нарывался, — еще одну потенциальную ядерную державу под боком. Решатся ли в Тель-Авиве бомбить завод в Фордо или АЭС в Бушере по примеру того, как они бомбили иракский реактор в 1981 году, — зависит от настроя Вашингтона.

Президент Трамп уже заявил, что готов нанести удары по 52 иранским объектам, включая памятники культуры. Он также пригрозил: Иран в случае нападения на США или американцев столкнется с новейшей военной техникой, на которую Вашингтон потратил $2 трлн.

В понедельник, 6 января, на похороны убитого генерала КСИР в Иране пришли около 3 млн человек. Это показывает, что антизападная риторика, несмотря на все попытки нынешнего руководства республики начать диалог с Вашингтоном и Брюсселем, по-прежнему сильна и будет только усиливаться.

Как пояснила «Известиям» руководитель сектора Ирана Института востоковедения РАН Нина Мамедова, в феврале в республике пройдут выборы в меджлис (парламент), очевидно, что тема противостояния Западу станет одной из ключевых для всех партий.

— Когда Роухани в 2015 году заключил ядерную сделку, многие были против. И сейчас они на коне: обвиняют президента в несостоятельности его переговоров с Западом, в росте санкционного давления, и при этом страна почему-то сдала свои позиции в ядерной сфере. Но до импичмента не дойдет, — уверена эксперт. — Поскольку рахбар (высший руководитель Ирана — аятолла Али Хаменеи) не решится на такой шаг.

По мнению Нины Мамедовой, на февральских выборах ставленникам Хасана Роухани придется действительно несладко. Силу набирают консерваторы — сторонники конкурента нынешнего лидера на президентских выборах 2017 года Раиси Ибрагима, ныне возглавляющего судебную власть, а также сына рахбара Моджтабы Хаменеи. Возможно, в случае поражения на парламентском голосовании правительство пересмотрит свой курс, и тогда окончательно можно будет хоронить не только СВПД, но и всю хрупкую конструкцию международных отношений, которую Тегеран выстраивал с 2013 года.

Загрузка...