Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Спорт — дело мирное, а нам войну предлагают»
2019-11-29 18:41:00">
2019-11-29 18:41:00
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Государство должно бороться с информационной атакой на российский спорт. Такое мнение в интервью «Известиям» выразил первый вице-президент Международной федерации гимнастики (IFG) и глава Федерации спортивной гимнастики России Василий Титов. По его словам, претензии WADA по поводу манипуляций с базой данных Московской антидопинговой лаборатории бездоказательны, поэтому сдавать наши позиции нельзя, но и паниковать раньше времени не нужно. Также Василий Титов выступил против бойкота Олимпиады-2020, даже если нашим спортсменам придется ехать туда как команде нейтральных атлетов.

— Как оцените ситуацию вокруг нашего спорта накануне декабрьского заседания исполкома WADA, где будут рассматривать беспрецедентные санкции против российского спорта?

— Не хочу давать прогнозов по этому поводу, дождемся решений. Но ситуация нехорошая. Принципиально ничего нового нет — обоснованных претензий мало. И построены они на очень сомнительных фактах. Но получается так, что, несмотря на все изъяны в обвинениях против нас, ситуацией очень активно пользуются все, кто хочет лишить Россию права участвовать в Олимпийских играх. А задача ставится именно так. Давайте дождемся решения от 9 декабря и, исходя из него, будем дальше прогнозировать, как нам действовать.

— Есть понимание, что будете делать после 9 декабря?

— Сейчас мы готовимся к Олимпиаде и понимаем, что надо на нее ехать. Я могу отвечать только за спортивную гимнастику — это чистый спорт, в нем нет допинга. В российской спортивной гимнастике его точно нет. Мы готовимся участвовать в Олимпиаде в Токио. Будем мы там под российским флагом или нет, зависит не от нас. Вижу, что и руководство ОКР, и руководство Минспорта делают многое, чтобы разрешить ситуацию. То есть найти решение, которое позволило бы выйти из нее с достоинством. Всё это длится уже не один год. Накоплено такое количество претензий друг к другу, что разгрести их в один заход будет очень сложно.

Ежегодное Олимпийское собрание в ОКР

Ежегодное Олимпийское собрание в ОКР

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Мне кажется важным быть готовыми юридически, а также не допустить того, на что очень многие рассчитывают, — разобщенности внутри спортивного сообщества. Рассчитывают на то, что мы начнем менять гражданство, переходить в другие команды. Я уверен, что мы должны быть командой России. Сохранять верность своему флагу и готовиться к Олимпийским играм. Это не значит, что надо не ехать на Олимпиаду под нейтральным флагом, если нас всё-таки принудят к этому. Будет такое решение соответствующих международных организаций — значит, будем командой нейтральных атлетов. Однозначно надо ехать на Олимпиаду и бороться за медали. Но не надо разбегаться по всему миру, говоря, что там нам лучше тренироваться и жить.

— Вы заявили, что ОКР и Минспорта отстаивают наши интересы, но ни слова не сказали о Российском антидопинговом агентстве (РУСАДА). Правильно я понимаю, что вас его работа не устраивает, а риторику его главы Юрия Гануса вы не разделяете?

— Не знаю, что делает сейчас РУСАДА, но с риторикой Гануса, безусловно, не согласен. Потому что РУСАДА уже сегодня признало все предъявленные претензии. И уже сегодня готово сдать все позиции. Я с этим совершенно не согласен. Категорически. Надо бороться. Даже если не знать ситуацию глубоко, а просто посмотреть с формальной точки зрения, то в качестве эталонной используется база данных, которая была украдена из страны бывшим российским чиновником Григорием Родченковым, руководившим Московской антидопинговой лабораторией. Украдена и перевезена за границу. У него в течение длительного времени сохранялся пароль и возможность доступа к ней. Нас обвиняют в том, что мы влезали в эту базу данных. Но где гарантия, что Родченков в нее не влезал? Я, например, не видел ни одного отчета специалистов по вопросу манипуляций с базой данных. Ни с одной, ни с другой стороны, кстати говоря. Ни со стороны WADA, ни со стороны России. Мы сейчас в основном слышим обвинения, сформулированные в СМИ, что это вопиющее вмешательство. Где доказательства?

РУСАДА
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

— Почему наши эксперты не выступают?

— Может, ждем, когда эксперты со стороны WADA выступят. Я тоже считаю, что мы в этом смысле недорабатываем. В среду сказал на встрече с министром спорта Павлом Колобковым, что в информационном плане мы недотягиваем. Потому что сейчас обвинения уже идут не против отдельных федераций и спортсменов, а против государства. Это значит, что государство должно выстроить определенную информационную политику. А это в первую очередь задача Минспорта. Необязательно одному Павлу Анатольевичу отдуваться за всех. При передаче базы данных присутствовали российские специалисты, в том числе следователи.

При анализе претензий тоже присутствовали специалисты. Мы их голоса пока не слышим. Не знаю, можно это публиковать или нельзя. Но мне кажется, если ситуация достигла такого информационного накала, то надо информационно отвечать. Против нас совершенно четко идет атака по трем направлениям: юридическому, административному и информационному. Значит, мы должны отвечать точно так же — по всем трем линиям. Не везде пока наш ответ адекватен. Мне кажется, надо добавить чуть-чуть. Но это не претензия ни к кому. Повторюсь, Минспорт делает всё, чтобы ситуацию исправить.

— Что скажете о рекомендациях комитета WADA не проводить на территории России международные соревнования?

— Если России дано право провести у себя соревнования, оно предоставляется соответствующей международной федерацией. Или континентальной, в зависимости от уровня турнира. В случае с нашим видом спорта, если речь о чемпионате Европы, это Европейский гимнастический союз. А если всемирные соревнования, включая ЧМ, то международная федерация — IFG. И никакое WADA отозвать это право не может. Только федерации могут проголосовать и отменить свое решение.

ОКР
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Посмотрим на степень категоричности исполкома WADA. На сегодняшний день у нас есть рекомендация всего-навсего одного комитета. Я не говорю, что не нужно к этому серьезно относиться. Но эти рекомендации, во-первых, чрезмерны. Во-вторых, они предвзяты. В-третьих, их объем существенно выходит за пределы полномочий комитета по соответствию WADA. Поэтому я бы чуть-чуть подождал и не впадал в панику. Понятно, для чего это было сделано. Сейчас пресса начинает комментировать ситуацию и оказывается серьезное информационное давление на тех, кому предстоит принимать решение. Нам надо быть готовыми к этому.

— Нет ощущения, что после возвращения ОКР в систему МОК сразу по окончании Олимпиады в Корее и прошлогоднего восстановления статуса соответствия РУСАДА мы слишком расслабились и думали, что больше не будет проблем?

— Мне бы не хотелось предъявлять какие-то претензии. Повторюсь, в среду на совещании у министра спорта я сформулировал пожелания, где, на мой взгляд, надо усилить работу. Не думаю, что нынешняя ситуация — результат какой-то нашей расслабленности. Это результат целенаправленной работы против нас. Мы отвечали, но, может быть, не всегда делали это, учитывая все возможные последствия, и не всегда проявляли необходимую жесткость. Но поймите: спорт — дело мирное, а нам войну предлагают. Спортсмены воевать не привыкли. Они привыкли соревноваться, добиваться побед на спортивных площадках. А нам предлагают воевать совершенно в другой плоскости. Это не характерный для спортсменов вид деятельности. Поэтому трудно коллег упрекать, что они что-то упустили.

Загрузка...