Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Посольство РФ выразило соболезнования в связи со взрывом в Ереване
Мир
Число погибших в результате взрыва в Ереване возросло до трех человек
Общество
Бастрыкин поручил возбудить дело по факту осквернения мемориала под Воронежем
Мир
Палестина заявила о готовности возобновить диалог с Израилем
Мир
В Запорожье зачистку правого берега Днепра назвали гарантией безопасности ЗАЭС
Мир
Global Times назвала Европу жертвой конфликта вокруг Украины
Мир
Дипломат Лю Сяомин назвал новый визит делегации конгресса США на Тайвань опасным ходом
Мир
В ДНР сообщили о прорыве обороны ВСУ под Угледаром
Спорт
В WADA призвали допустить российских атлетов до международных турниров
Мир
Премьер Белоруссии сообщил о сигналах с Запада о готовности сотрудничать
Армия
ВС России полностью освободили населенный пункт Уды под Харьковом
Мир
В ДНР зафиксировано 43 случая подрыва мирных граждан на минах «Лепесток»
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Более 60% россиян имеют страх перед раком, при этом чуть менее четверти уверены, что заболевание является заразным, а больше трети — не верят в возможность полного излечения от болезни, следует из исследования, посвященного канцерофобии. Его результаты были представлены в среду, 20 ноября, в день запуска информационной кампании Фонда Хабенского, направленной на борьбу с этим явлением.

И хотя, как отмечают социологи, в России нет массовой тенденции к мифологизации заболевания, а большинство жителей страны располагают о нем достаточными сведениями, нередко именно сильная тревожность, а также уверенность в неизлечимости болезни, могут помешать человеку своевременно пройти обследование, чтобы выявить рак на ранних стадиях или повлиять на выбор методов лечения.

«Известия» ознакомились с результатами исследования, а также поговорили с онкологом, онкопсихологом и человеком, справившимся с раком, о том, откуда берется канцерофобия, чем она опасна, а когда может быть полезна — и о том, можно ли с ней справиться.

Неизлечимое наказание за проступки

Так или иначе, по данным проведенного исследования, страх перед раком наблюдается у 6 из 10 россиян, при этом убежденность в том, что россияне не знают о проблемах онкологических заболеваний и причинах их возникновения, социологи назвали преувеличением.

Самый высокий индекс фобии (36%) продемонстрировали менее обеспеченные респонденты — те, кто отвечая на вопрос о социально-демографическом факторе, сообщил, что им «не хватает денег даже на питание». В то же время, мифологическое или стереотипное восприятие заболевания, согласно данным этого исследования, присуще менее, чем пятой части населения страны.

Однако, отмечают исследователи, прослеживается корреляция между боязнью рака и убежденностью в том, что его невозможно излечить в российских реалиях. Еще одним фактором, вызывающим страх, исследователи назвали непредсказуемость возникновения заболевания.

В исследовании, которое проводили сотрудники «Левада-Центра» (организация включена в реестр НКО-иноагентов) в январе 2018 года, приняли участие около 1,6 тыс. респондентов старше 18 лет из 50 субъектов РФ. В ходе опроса почти половина из них (43%) сообщили, что рак вызывает у них самый наибольший страх по сравнению с другими заболеваниями (аналогичные эмоции инфаркт вызывал у 12% респондентов, инсульт — у 10%).

При этом чаще всего о тревожных состояниях, связанных с заболеваниями, как следует из выводов исследователей, говорили пожилые женщины. Всего 63% опрошенных согласились с утверждением о том, что мысли о раке вызывают у них страх: большинство ответивших таким образом были женщинами (71% против 54% у мужчин) и люди пожилого возраста (70% против 59% среди молодежи).

В том, что раком может заболеть любой, также выразили уверенность 63% опрошенных, 16% предположили, что это связано с генетической предрасположенностью, 12% — что в группе риска в первую очередь оказываются пожилые. Среди факторов, с которыми может быть связано возникновение онкологического заболевания, опрошенные чаще всего называли плохую экологию, наследственность, повышенный уровень радиации и стресс (57%, 49%, 46% и 42%) соответственно. Около трети респондентов также отметили продукты, содержащие ГМО, и генетические мутации. Курение в этом списке оказалось на последнем месте (29%). Отвечая на другой вопрос исследователей, 15% участников опроса назвали рак наказанием за грехи или неправильные поступки.

При этом 23% предположили, что при контакте с человеком с онкологическим заболеванием, может существовать вероятность заражения — низкая, средняя или высокая, — что не соответствует действительности. 67% ответили, что рак не заразен. Еще 11% ответить на вопрос о степени заразности заболевания затруднились. За то, чтобы избегать контактов с онкобольными высказались 17% опрошенных, еще 73% сообщили, что не согласны с этим утверждением.

Чуть больше трети участников исследования не верят в возможность излечиться от заболевания. Так, 36% респондентов выразили уверенность, что рак всегда приводит к смерти, еще 34% заявили о том, что даже в случае излечения человек навсегда останется инвалидом. Кроме того, 19% заявили, что предпочли бы узнать о заболевании на поздней стадии, «чтобы не отравлять свою жизнь мыслями об этой болезни» (не согласными оказались 72% респондентов)

Тем не менее, абсолютное большинство — 79% опрошенных, — сказали, что уверены в том, что лечить заболевание нужно с помощью сильнодействующей терапии. В то, что вылечиться можно только за границей, верят около трети (29%) респондентов, 61% были не согласны с этим утверждением. Около половины — 48% — заявили, что в России, по их мнению, могут хорошо лечить определенные виды онкологических заболеваний.

Истории из жизни

Именно на борьбу с мифами, окружающими рак, и, в том числе, с мифами, связанными с его неизлечимостью, направлен новый проект Фонда Хабенского, который в благотворительной организации представили в среду, 20 ноября. Одна из главных задач проекта #Этонелечится — показать, что онкологическое заболевание — еще не приговор, подчеркивают в фонде, и изменить отношение к теме рака.

Для этого его авторы собрали истории реальных людей, которые сумели справиться с болезнью, но так и не изжили мелкие слабости или просто остались верны своим привычкам. Приняли участие в проекте в том числе и знаменитости — например, телеведущий Владимир Познер (он также перенес онкологическое заболевание) в одном из видеороликов, созданных в рамках проекта, рассказал о преследующем его с детства страхе перед акулами. Посмотреть истории участников проекта (создатели обещают, что их количество будет пополняться) можно на сайте «раклечится.рф».

Детский онкологический центр
Фото: РИА Новости/Игорь Руссак

— Несколько лет назад, когда наш фонд вырос и мы начали смотреть на проблему помощи детям с опухолями мозга системно, мы поняли следующую вещь: мы можем бесконечно помогать конкретным детям и семьям, которые уже столкнулись с заболеванием, мы можем поддерживать клиники, где они проходят лечение, мы можем обучать врачей. И всё это очень правильно. Но этого недостаточно. Мы поняли, что вести работу надо буквально со всеми — с самой широкой аудиторией, с обычными людьми, у которых есть определенные представления о раке, — рассказал «Известиям» глава фонда актер Константин Хабенский. — Предубеждения, мифы, страхи, которые зачастую основаны на домыслах, непроверенной или устаревшей информации да и просто на слухах. Мы хотим, чтобы наши маленькие подопечные жили в мире, где на детской площадке им не говорят, что они «заразные», и уводят в сторону от других детей. Мы хотим, чтобы люди, узнав, что у их знакомого, соседа, коллеги обнаружили рак, не хоронили его сразу, а конструктивно предлагали помощь и знали, что этот диагноз не приговор.

Отрицание и страх

В своей чистой форме канцерофобия сегодня встречается довольно редко, но ее часто используют для обозначения любых страхов, связанных с онкологическими заболеваниями, объясняет Анна Кан, клинический психолог ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр онкологии им. Н.Н. Блохина», принимавшая участие в работе над проектом «#этонелечится».

— Настоящих канцерофобов, тех, у кого проявляются фобические симптомы, не так много, как кажется. «Канцерофобия» сегодня используется скорее как более яркое, литературное слово для того, чтобы обозначить повышенную тревожность, связанную с раком, — говорит собеседница издания.

Сама по себе такая тревога далеко не всегда плоха. Пока она управляема, она может стать хорошим стимулом для того, чтобы, например, пройти обследование или сходить к врачу, рассказывает собеседница издания. Проблема возникает, если человек перестает контролировать эти эмоции.

Маммография
Фото: РИА Новости/Алексей Сухоруков

— Если тревога начинает перерастать в паническое состояние и вместо того, чтобы идти к врачу, человек остается дома, потому что тревога говорит ему: «Не надо, вдруг найдут», — вот это уже считается тревогой неуправляемой, — объясняет Анна Кан, подчеркивая, что и в этом случае тем не менее речь не идет о фобии.

По данным, которые приводятся на сайте Всемирной ассоциации здравоохранения (ВОЗ), позднее обращение за медицинской помощью числится среди наиболее распространенных проблем, связанных с раком.

Такое отношение, колеблющееся между отрицанием и страхом, характерно для людей во всем мире, объясняет «Известиям» Михаил Ласков, онколог, гематолог, кандидат медицинских наук, руководитель «Клиники доктора Ласкова».

— Наше общество очень инфантильное, и отношение к раку, соответственно, у людей такое же. Это смесь из отрицания, страха и огромного количества мифов на эту тему. И так не только в России, но и во всем мире. Люди сначала не хотят об этом говорить: «Ой, давайте не будем, почему у меня должен быть рак, у нас все умирали от сердца». А когда он все-таки случается — приходит страх, — рассказывает он.

Ужас и растерянность

Большинство пациентов, узнав о том, что у них рак, впадают в растерянность, рассказывает «Известиям» глава ассоциации онкологических пациентов «Здравствуй» Ирина Боровова, которая сама столкнулась с раком молочной железы. Поэтому чаще всего в первое время после того, как диагноз был поставлен, люди не оценивают всерьез свои шансы на излечение.

Обследование
Фото: РИА Новости/Денис Абрамов

— Мы проводили на эту тему специальный мониторинг, и большинство опрошенных, больше 80%, написали, что их первой мыслью было: «Умру — когда?» Почти никто не думает о том, что он сможет выздороветь. То есть первая реакция почти всегда — это страх смерти, — говорит собеседница «Известий».

Эти первые эмоции, по ее словам, чаще всего приводят к возникновению депрессии или апатии, а иногда к тому, что растерявшийся человек, считая, что традиционная медицина перед заболеванием бессильна, начинает искать спасение в альтернативных методах лечения, теряя время, которое мог бы потратить на борьбу с болезнью.

Усугубляется ситуация и тем, что похожие эмоции — страх, растерянность — испытывают близкие пациента, напуганные перспективой его смерти. По словам Ирины Борововой, нередко именно друзья или родственники начинают убеждать онкобольного воспользоваться сомнительными методами, эффективность которых не доказана.

— Может быть так, что у человека есть шанс выздороветь, для этого ему нужно пройти определенный курс лечения. Но человек говорит: это всё не помогает, я читал в интернете, я лучше буду, например, есть рыжих сухих муравьев. Не то чтобы это говорил каждый, но это встречается достаточно часто, — объясняет Михаил Ласков.

Пациентка и врачи
Фото: ТАСС/Zuma/Alexey Sukhorukov

При этом о том, чтобы использовать его как дополнение, говорит практически каждый, рассказывает врач.

Был всегда

Несмотря на то что рак существует давно, о канцерофобии заговорили только в последние годы. При этом возникновение большого количества мифов или предрассудков связано не столько с отсутствием информации, сколько, наоборот, с ее переизбытком — в результате люди просто не могут определить, какой источник заслуживает наибольшего доверия.

— Рак был всегда. Возможно, в меньших количествах, потому что, во-первых, увеличилась продолжительность жизни, во-вторых, улучшились методы диагностики. Но есть один нюанс — раньше был один человек, который мог ответить на вопросы пациента: это был врач. Столько мнений, сколько существует сейчас, не существовало. У человека был один авторитет, один специалист, к которому нужно было пойти, — и человек ему доверял, — говорит Анна Кан.

Мифы, связанные с онкозаболеваниями, по ее мнению, возникают во многом из-за того, как эти темы освещают в СМИ, а также из-за обилия информации в интернете. В то же время у людей нет ни четкого понимания о том, что в реальности представляет собой болезнь, какими бывают опухоли, как они отличаются по степени злокачественности и какими могут быть шансы на излечение. С этим согласны и другие опрошенные «Известиями» эксперты.

Врач
Фото: ТАСС/Валерий Шарифулин

— Было опубликовано исследование о том, как представления людей о возможных причинах рака соотносятся с реальной картинкой. На самом деле, мы про причины очень мало знаем, но из известных это, например, курение — я думаю, все про это знают, — еще ВПЧ, вирус папилломы человека, некоторые раки вызывает. А у людей в голове, как показало это исследование, на первом месте среди причин — плохая экология и стресс. То есть это не совпало абсолютно, — подчеркивает Михаил Ласков.

О глубине существующих заблуждений свидетельствуют в том числе и последние истории, связанные с требованиями жильцов выселить онкобольных детей со съемных квартир, расположенных в их домах (такие случаи происходили, например, в 2018 и 2019 годах), говорит Ирина Боровова. Некоторые люди делали это, потому что опасались, что болезнь может быть заразной, напоминает она: «Это ведь заблуждение из заблуждений».

Уверенность в том, что медицина перед заболеванием бессильна и шансов на излечение в любом случае нет или что справиться с болезнью могут только специалисты за границей, — еще одно распространенное заблуждение, которое, в свою очередь, может повлиять на готовность человека своевременно начать лечение.

— Люди смотрят новости про звезд, у которых нашли рак, и говорят: если его не вылечили, несмотря на то что у него столько денег, значит, медицина не работает. Если же человек излечивается, всегда можно сказать: конечно, у него ведь есть деньги, — рассуждает Анна Кан.

Врачи наблюдают за операцией
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

Этим, подчеркивает психолог, особенно интересен и важен проект Фонда Хабенского #этонелечится — он дает возможность познакомиться с опытом самых рядовых людей, которые смогли справиться с болезнью. Такого в современном информационном пространстве, по ее словам, очень не хватает: «У нас нет цели убить настороженность — мы, наоборот, еще раз напомним о том, что проблема существует. Но мы хотим показать, что всё реально».

Голос человека

Большая часть информации, имеющейся сегодня у людей, нерелевантна, но проблема далеко не всегда состоит исключительно в их впечатлительности или доверчивости. Получить объективную информацию иногда бывают трудно даже от специалистов, рассказывает Михаил Ласков.

— Удивительно, но врачи тоже поддерживают всевозможные мифы про рак. Я уверен, что все, кто в теме, уже сталкивались с такими историями: «Если у вас рак, вам нельзя делать массаж, вам нельзя лечить зубы, вам нельзя ходить в баню и так далее. Причем иногда эти мифы поддерживаются даже врачами-онкологами. В этом смысле людям не позавидуешь — разобраться бывает достаточно сложно и это не по их вине, — говорит собеседник «Известий».

Кроме того, людей может выбить из колеи то, как им сообщают о том, что у них подозревают рак.

— Сегодня часто, когда врач — не онколог — находит у человека рак, он сам очень пугается и говорит: «Всё, я с вами разговаривать не буду, идите дальше к онкологу». Представьте себе, что в этот момент испытывает человек. А это ведь вопрос подачи информации. Врач всегда может хотя бы примерно описать дальнейший путь действий — например, идите к онкологу, к нему можно попасть так-то, после этого нужно будет пройти обследование, чтобы понять, какая это стадия, — и уровень стресса уже был бы намного ниже. Ведь самый сильный стресс вызывает даже не проблема, а непонимание, что делать дальше, — перечисляет Михаил Ласков.

Женищна и врач
Фото: РИА Новости/Владимир Песня

Основная задача врача-терапевта в случае, если у него есть подозрения на то, что у пациента рак, — насторожить его достаточно для того, чтобы тот прошел дальнейшие обследования, но не ввести при этом в состояние паники, говорит Анна Кан. Сейчас развитию у врачей таких коммуникативных навыков уделяется всё больше внимания, отмечает она.

— Потому что у нас были случаи, когда пациенту говорили: «У вас точно рак», когда рака не было. Или, наоборот, пациент упускал время из-за того, что его заверили, что всё в порядке. Опытный врач интуитивно знает, когда надо успокоить человека, а когда — настоять, — рассказывает она. — Но сейчас доктора массово обучаются правильному сообщению диагноза, новым подходам к сопровождению.

Таким образом, например, они могут узнать дополнительные психологические приемы на случай, если человека потребуется поддержать или замотивировать на дальнейшее лечение.

Когда речь идет о тех, у кого диагностировали рак, самое важное — чтобы в этот момент человек владел достаточным количеством объективной информации, чтобы рядом с ним появились не сторонники альтернативных или народных методов лечения, а те, кто может поддержать, дать правильный совет, объяснить дальнейшие действия, и те, в чьей компетенции и поддержке он мог бы быть уверен, убеждена Ирина Боровова. Важно, чтобы у человека была заслуживающая доверия информация.

Руки людей
Фото: ТАСС/Владимир Гердо

Именно поэтому, говорит Анна Кан, так важно публиковать истории обычных пациентов, сумевших победить болезнь: «Люди должны понимать, что есть ресурсы, к которым можно обратиться, и там будет правда, там будут отзывы реальных людей, которые через это прошли и справились. Это очень важно, в том числе для мотивации».

Создатели информационной кампании призвали пользователей социальных сетей присоединиться к ней, рассказав о своем опыте под хэштегами #этонелечится и #раклечится или поделиться своей историей, заполнив анкету на сайте проекта.

Читайте также
Реклама