Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Деятели культуры всегда будут роптать на чиновников»
2019-11-10 16:35:38">
2019-11-10 16:35:38
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Соцреализм стали подделывать чаще, но имитаторы не могут повторить темп работы Дейнеки. Пришло время обсудить изобразительное искусство, на котором лежит печать тоталитаризма. Исторические вузы с традициями заслуживают привилегий. Обо всем этом «Известиям» рассказал ректор Института имени И.Е. Репина Семен Михайловский в преддверии VIII Санкт-Петербургского международного культурного форума, на котором он курирует секцию изобразительного искусства.

— Расскажите о выставке «Дейнека/Самохвалов» в петербургском Манеже. Почему было решено соединить в одном пространстве этих художников?

Два замечательных художника представляют два города. Самохвалов — ленинградец, Дейнека — москвич. Вечное противостояние столиц, вечный спор, где свободнее дышится, где лучше работается… Когда мы приступили к проекту, нам казалось, что Дейнека — очевидный лидер, и по достижениям, и по мастерству. Но в процессе подготовки экспозиции стали отмечать достоинства работ ленинградского художника. Дейнека более графичен. Самохвалов более живописен. Оба выглядят очень достойно, дополняют друг друга. В общей сложности мы показываем более 250 работ, собранных в разных музеях и частных коллекциях. Несколько важных работ привезли из Англии и Америки.

Пространство Манежа мы стилизовали под стадион: трибуны, секторы... А когда зритель выходит с выставки, оказывается на зеленом поле, где стоят настоящие большие ворота и скульптурная группа Дейнеки из Третьяковской галереи с тремя деревянными фигурами и мячом. Она эффектно завершает весь этот путь.

Картина «Оборона Севастополя» (1942) художника Александра Дейнеки

Картина «Оборона Севастополя» (1942) художника Александра Дейнеки

Фото: РИА Новости/Павел Балабанов

— Аукционные цены на Дейнеку — заоблачные, Самохвалов же стоит куда меньше. После работы над выставкой у вас есть ощущение, что это соразмерные фигуры? Кто из них вышел победителем?

— Оба уже вознеслись на Олимп, где нет победителей. Да, мы устроили подобие соревнования, но на самом деле в искусстве не всегда можно сказать, кто лучше. И не обязательно, что сегодняшний лидер сохранит позиции в веках. У обоих художников есть прекрасные вещи, трогающие сердце. Они переживали подъем в одно время — этот период конец 1920-х – середина 1930-х годов. А в работах 1950–1960-х годов чувствуется кризис... Наша задача была — не выявить победителя, а сопоставить двух в чем-то разных, в чем-то похожих художников. В футбольной терминологии это товарищеский матч.

— Некоторое время назад искусство соцреализма вдруг стало очень востребованным на аукционах, хотя еще в 1990-е отношение к нему у многих было скептическое. Как вам кажется, с чем связан новый всплеск интереса к живописи советской эпохи?

— К фигуративному советскому искусству, безусловно, есть интерес, оно оптимистическое и ностальгическое, потому что ассоциируется с уже несуществующей империей. Симптоматично, что некоторые владельцы оформляют работы в массивные золотые рамы, хотя мне это кажется вульгарным — нам даже пришлось поменять багеты у нескольких картин. Художники того времени работали на краю вулкана. Их энергия сегодня привлекает.

— Какой процент картин Дейнеки сегодня находится в частных коллекциях?

— Есть очень хорошие работы, которые в силу обстоятельств оказались в частных собраниях. Но их немного. Основная же часть — в государственных музеях: это Русский музей, Третьяковская галерея и Курская картинная галерея. Спасибо им огромное за участие. Решение передать большое количество работ было, конечно, непростым, ведь некоторые пришлось снять с постоянной экспозиции.

Картина Александра Самохвалова «Кафе Гурзуф» (1956 г.) на выставке Masterpieces аукционного дома Sotheby's в Российской академии художеств

Картина Александра Самохвалова «Кафе Гурзуф» (1956) на выставке Masterpieces аукционного дома Sotheby's в Российской академии художеств

Фото: РИА Новости/Валерий Левитин

— Часто ли подделывают соцреализм, в том числе Дейнеку?

Фальшивок или сомнительных вещей не так много, но встречаются. Раньше неочевидный провенанс, сомнительные вещи связаны были с авангардом, а сейчас оказывается, что и с искусством 1930–1950-х годов. Нам пришлось даже снять две-три работы, в отношении которых были подозрения.

Кстати, Дейнеку сложно скопировать. Он был темпераментным человеком, очень энергично писал, у него характерный стиль. «Оборону Петрограда» создал за очень короткое время, буквально за неделю. Имитаторы не могут выдержать такой темп работы. В живописи это чувствуется.

— Как и в прошлые годы, вы курируете на Культурном форуме всю секцию изобразительного искусства. Какие события, помимо выставки Дейнеки и Самохвалова, вы бы отметили?

— Прежде всего, состоится конференция, посвященная проблеме экспонирования советского искусства за рубежом — с участием кураторов выставки советского искусства в Гран-пале Николя Гутникова и экспозиции «Усталые герои. Ходлер-Дейнека- Раух» в гамбургском Кунстхалле Хубертуса Гаснера. Надо сказать, что работы советских художников экспонировали за границей, причём не только в Европе, но и в Америке еще в 1920-е – 1930-е годы. Тогда были понятные цели и задачи, в первую очередь пропагандистские. Многие вещи продавали прямо с выставок, пополняя бюджет государства.

Потом был долгий период, когда только официозные художники показывались за рубежом. Но всегда существовала и экспортная модель, рассчитанная на иностранцев. Внутри страны многое было невозможно. За пределами — в рамках разумного — пожалуйста. В начале 1990-х годов началось масштабное представление советского искусства на Западе, особенно после крупной выставки «Великая утопия». Тогда в основном демонстрировали авангард — Малевич, Татлин, Родченко... а потом вектор сменился.

«Казимир Малевич. Не только «Черный квадрат»

Выставка «Казимир Малевич. Не только «Черный квадрат» на ВДНХ

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

В числе спикеров симпозиума будет Томас Кренс, много лет возглавлявший Музей Соломона Гуггенхайма, именно при нем были сделаны две знаковые выставки русского искусства в Нью-Йорке. Он, конечно, легенда... Сегодня есть возможность обсудить отношение к изобразительному искусству, на котором лежит печать тоталитаризма.

Некоторое отношение к этой теме имеет и выставка «Двуликий Янус» двух академий художеств — Петербурга и Дрездена. В советское время они были очень связаны. В Дрездене сохранились студенческие работы 1950–1980-х годов, мы их совмещаем с работами наших студентов того же времени. Будут и работы современных студентов двух академий: мы хотим увидеть, как они относятся к истории, переживают прошлое несуществующих уже стран СССР и ГДР.

— Почему возник такой акцент на советской тематике?

— Я среди тех, кто к ней чувствителен. Не восхищаюсь этим искусством, но воспринимаю его как важные переживания, не как фантомную боль.

Впрочем, выставки в рамках форума не исчерпываются советским наследием. Финский институт подготовил экспозицию, посвященную художнику Альберту Эдельфельту, ожидаются дискуссия в ДК Громова и на Императорском фарфоровом заводе. Еще мы покажем в Академии художеств работы учеников художественного центра «Сириус» в Сочи. Это социально значимый проект.

Каждый год мы говорим: «У нас на форуме будет меньше событий» — и каждый раз мы всё равно не можем, ведь Санкт-Петербургский культурный форум — это уже бренд и странно было бы не пользоваться такой прекрасной возможностью для коммуникации с коллегами.

Репродукция картины «Прачки» художника Альберта Эдельфельта. Холст, масло. 1893 год. Финляндия. Оригинал картины находится в Государственном Эрмитаже

Репродукция картины «Прачки» художника Альберта Эдельфельта. Холст, масло. 1893 год. Финляндия. Оригинал картины находится в Государственном Эрмитаже

Фото: РИА Новости/Селимханов

— Форум традиционно становится площадкой для обсуждения наиболее острых, наболевших вопросов в сфере культуры с руководством государства. Какая проблема вам сегодня кажется самой насущной?

— Пожалуй, проблема образовательных стандартов для творческих вузов. Недавно президент отозвался на призыв наших коллег позволить главным творческим вузам разрабатывать образовательные стандарты. Мы много об этом говорим с коллегами, полагаем, что исторические вузы с устойчивой репутацией, с традициями заслуживают привилегий.

А вообще мы стараемся минимально обращаться к президенту и правительству — только в случае острой необходимости. Сейчас у руководства страны много более актуальных вопросов. Нужно честно признать, что мы живем в непростое время, поэтому не теребим власть без особого повода.

Много говорилось о создании культурных кластеров в регионах — в том числе при участии ведущих музеев страны. Но последнее время об этом ничего не слышно. Неужели нет никаких результатов за год?

— Год — это ничто для проекта такого масштаба! Дело вроде идет, такая масштабная затея не может быть быстро реализована по определению. Есть Москва и Петербург, а есть огромная страна. Разрыв между ними во всем: в образе жизни, в культуре. Так почему бы не закрепить за серьезными институциями какие-то регионы?

В общем, мне кажется, в этом направлении всё делается правильно. А деятели культуры всегда будут роптать на чиновников, на министерства, на ведомства. Тем не менее есть определенные условия для спокойной работы.

Семен Михайловский на выставке «Преодоление»

Семен Михайловский на выставке «Преодоление»

Фото: агентство городских новостей «Москва»/Александр Авилов

— В следующем году вы будете посланником «Русских сезонов» в Париже. Что там будет? Можете ли рассказать о каком-то художественном проекте?

— Запланировано много разных событий. В частности, мы делаем выставку в Национальной высшей школе изящных искусств в Париже. Для нас место символичное, поскольку проект Санкт-Петербургской академии художеств создал француз Жан-Батист-Мишель Валлен-Деламот, и первые наши педагоги были из Франции. Лагрене, Ле Лоррен, Жилле... Пришло время показать, что интересного мы создали за два с лишним века в стенах, возведенных при участии французов.

Работа идет медленно, всё непросто. Там есть определенные сложности, потому что во Франции в следующем году очень много будет проектов, связанных с Африкой. Для них это важное направление — отчасти потому, что много мигрантов, но главным образом потому, что это действительно интересная, но не очень известная культура. Я стал задумываться о том, что, может, в будущем сделать выставку в Манеже, посвященную искусству Африки. Меня эта тема тоже занимает.

— Получается, мы будем во Франции с Африкой конкурировать?

— Повестка будет во многом сформирована их проектами, об этом мне говорили французские коллеги. Мол, не очень удачный год вы выбрали. Но конкуренцией я бы это не назвал.

Справка «Известий»

Семен Михайловский окончил Санкт-Петербургский институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина по специальности «искусствоведение» и аспирантуру архитектурного факультета.

С 2002 года — проректор по внешним связям, с 2010-го — ректор Института имени Репина. Действительный член Российской академии художеств, член Совета при президенте РФ по культуре и искусству. Организатор и куратор ряда выставок в России и за рубежом. С 2016 года — комиссар российского павильона на Венецианской биеннале. Лауреат премии правительства РФ за 2017 год.

Загрузка...