Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Боюсь, что опять проснусь на той тюремной койке»
2019-10-29 10:50:41">
2019-10-29 10:50:41
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Россиянка Мария Бутина, на днях вернувшаяся из американской тюрьмы домой, в интервью «Известиям» рассказала, из-за чего на самом деле стала объектом преследования. Она считает, что ее судили, так как она женщина, которая не отреклась от своего гражданства. Молодая девушка также объяснила почему не намерена возвращаться в США и дала совет другим россиянам, содержащимся в американских тюрьмах. После того как она придет в себя, Бутина планирует заняться общественной деятельностью и помогать другим заключенным, причем не только из РФ.

— Какие у вас планы на будущее?

— Сейчас мне тяжело говорить о планах, потому что самое главное для меня — увидеться с мамой, бабушкой, провести время со своей семьей в Барнауле. Мне нужно восстановиться немного, посмотреть на ситуацию со стороны, оценить всё, что со мной произошло. Полтора года моей жизни были просто вычеркнуты, поэтому требуется какое-то время на восстановление.

А на будущее я могу сказать, что вряд ли я просто буду заниматься тихой деятельностью. Правозащитная деятельность останется основным моим приоритетом. Это не та известность, которую бы я хотела в своей жизни, но получилось так, как получилось. Я считаю, что это явный знак того, что мне нужно бороться за права тех, кто сегодня находится в местах лишения свободы, к которым относятся не так как положено. Прежде всего я, конечно, говорю о российских гражданах за рубежом, но в том числе и об американках девочках, которые просили меня рассказать всему миру о том, что происходит в американских тюрьмах. А если выразить это одним словом — это просто кошмар.

Мария Бутина, освобожденная из тюрьмы в США, отвечает на вопросы журналистов в международном аэропорту Шереметьево имени А. С. Пушкина в Москве

Мария Бутина, освобожденная из тюрьмы в США, отвечает на вопросы журналистов в международном аэропорту Шереметьево им. А.С. Пушкина в Москве

Фото: РИА Новости/Виталий Белоусов

— Что бы вы посоветовали российским гражданам, которые до сих пор находятся в американском заключении?

— Не сдаваться и помнить: за пределами камеры, за пределами этого железного ужасного забора есть жизнь. Выдержать это испытание во имя своей семьи, которая ждет их возвращения вне зависимости от того, что с ними происходит. Я знаю, как это тяжело, на своем опыте, но их любят и ждут, и они обязательно вернутся. Надо просто держаться за эту веру, и это обязательно произойдет. Это опыт, который никому не пожелаешь, но они должны помнить, что мы боремся за них, у них есть родные и они не имеют права сдаваться.

— Что конкретно вам помогло справиться со столь сложной жизненной ситуацией?

— Я обещала моим родителям, что вернусь домой. И я вернусь домой здоровой физически и психологически. Я не могу подвести своих родителей. Я не могла сдаться, когда меня ждала целая страна, которая старалась помочь мне всеми возможными и невозможными способами. Посмотрите, за меня выступали не только политики, но и многие обычные россияне. За меня боролся наш МИД, президент выступал в мою защиту. Если бы я расклеилась и сдалась, то как бы это все выглядело? Поэтому я должна была бороться. Я представитель своего народа, своей страны и я была обязана держаться. Вот это и поддерживало меня каждый день.

Мария Бутина во время встречи в международном аэропорту Шереметьево имени А. С. Пушкина в Москве

Мария Бутина во время встречи в международном аэропорту Шереметьево им. А.С. Пушкина в Москве

Фото: REUTERS/Tatyana Makeyeva

— Как тюрьма сказалась на вашем здоровье?

— Еще рано судить, потому что прошло только два дня. На сегодняшний день я могу сказать, что я чувствую себя самым счастливым человеком на земле. Я обняла своего отца, даст Бог, я увижу свою маму и бабушку. Я обняла свою сестру, свою крестную маму, двоюродную сестру и вообще всех друзей, которые меня встретили. На сегодняшний день я не чувствую никаких проблем в возвращении к нормальной жизни. Единственное, чего я очень боюсь — это закрыть глаза и лечь спать. Я боюсь, что опять проснусь на той тюремной койке. Пока я просто очень рада быть дома.

Я держалась как могла. Я занималась регулярно спортом. У меня был стадион, на котором можно было бегать каждое утро. В тюрьме себя надо постоянно закалять и поддерживать форму. Кроме того, хорошо, что у меня были возможности что-то купить в тюремном магазине. Сейчас я не переживаю за свое здоровье, потому что знаю: моя мама с бабушкой вернут меня к жизни и к прежнему весу.

Я считаю, что каждый человек, когда закрывает глаза и открывает их утром, должен быть благодарным Богу за то, что вокруг него есть любящие люди, есть целый мир. И я хочу это ощущение сохранить навсегда. Сейчас я начинаю осознавать, как много мне было в жизни дано, но я не понимала этой ценности. Как говорят, ценность вещи осознаешь только, когда ее теряешь. Я хочу на всю жизнь сохранить ощущение того, как велик тот дар, что у меня есть семья, у меня есть друзья и я сейчас нахожусь на родной земле.

— Как проходил ваш распорядок дня в тюрьме?

— Есть распорядок тюрьмы, а есть время, которое дано лично вам. И каждый выбирает для себя, во что хочет инвестировать время. Стандартный распорядок в тюрьме, это, естественно, общий завтрак в порядке очереди. На завтрак, как правило, овсянка. Кроме того, хочу подчеркнуть, что вы обязаны работать в американской тюрьме. Вы зарабатываете копейки — я получала $28 в месяц. Я работала в посудомойке и на сортировочной линии, работала репетитором и в целом перепробовала несколько вариантов, в чем себя применить. Но работать вы обязаны. Поэтому большую часть своего времени вы проводите на работе. У меня было личное время утром на пробежку и те часы, которые у меня оставались, я посвящала своему духовному и интеллектуальному росту. Я очень много читала. У меня была подписка на газеты и журналы благодаря нашим дипломатам. Так что каждую минутку своего времени я чем-то занималась. Каждый вечер субботы мы обязательно беседовали с моими родителями по видеосвязи и обменивались тем, что произошло за предыдущую неделю.

Мария Бутина после ее освобождения из тюрьмы Флориды международный аэропорт Майами, США

Мария Бутина после ее освобождения из тюрьмы Флориды, международный аэропорт Майами, США

Фото: REUTERS/U.S. Immigration and Customs Enforcement

— Какие моменты были самыми сложными в заключении?

— Конечно, самое страшное — это 117 дней в изоляции, в которой я находилась. Человек не создан быть в одиночестве. Это было самым тяжелым испытанием, когда тебе разрешают только выйти из камеры позвонить родителям и принять душ всего на два часа — с часу до трех ночи. Было много и других трудностей. Я думаю, я буду постепенно приходить в себя и уже более открыто говорить о тех вещах, которые происходили. То, что я сейчас упомянула, это, пожалуй, самое страшное, но далеко не единственное.

— Как вы думаете, почему именно вас арестовали?

— Я думаю, что я очень сильно подходила под голливудский стереотип. В их понимании злобная русская должна выглядеть именно так, как я. Меня очень возмущает, что в стране, которая позиционирует себя крепостью в борьбе за права человека, меня судили абсолютно по сексистскому признаку. За то, что я женщина, прежде всего, за то, что я русская, и за то, что я не отреклась от собственного гражданства и всегда говорила им: я уважаю Америку, но люблю Россию. Вот за это я заплатила.

Мария Бутина

Мария Бутина

Фото: REUTERS/Tatyana Makeyeva

— После всего этого вы сможете когда-нибудь вернуться в США?

— Во-первых, сейчас мне запрещено. Как самому страшному преступнику, мне запретили возвращаться в Штаты на протяжении как минимум 10 лет. Но думаю, что я от этого воздержусь. Первые мои слова, которые я сказала отцу, — я больше не уеду. Я хочу побыть дома, и я не готова возвращаться в страну, которая поступила со мной таким вот образом. И вообще всем россиянам я бы порекомендовала быть осторожными в путешествиях на Запад. То, что со мной произошло, было непредсказуемо, это из ряда вон выходящее. Русофобия там процветает в полный рост. Будьте аккуратны.

Загрузка...