Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Мы никуда не денемся, надо вести переговоры с Арменией»
2019-10-13 10:42:21">
2019-10-13 10:42:21
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Баку и Ереван наметили подвижки в переговорах по разрешению кризиса в Нагорном Карабахе. Об этом в интервью «Известиям» рассказал министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров. Однако он разочарован последним раундом диалога с армянской стороной в Нью-Йорке. Министр отметил: в рамках заседания Совета глав МИД СНГ в Ашхабаде вновь затронул эту тему с армянским коллегой Зорабом Мнацаканяном. Политик также рассказал, что в Баку в рамках безвизового режима между РФ и Азербайджаном будут рады видеть всех граждан России, в том числе армянского происхождения — никаких препятствий для их приезда нет.

— На расширенном заседании саммита министров иностранных дел СНГ в Ашхабаде вас и вашего армянского коллегу посадили рядом друг с другом. Исходя из этого, как вы оцениваете роль СНГ в решении азербайджано-армянского конфликта? Простирается ли она дальше в практическую область или заканчивается лишь попытками усадить Баку и Ереван рядом за одним столом?

— Изначально вопросом урегулирования между нашими государствами занималась ООН. Как известно, Совбез ООН, основной орган по поддержанию мира и безопасности между странами, во время горячей фазы в 1993 году определил форматы, заложил базис для урегулирования конфликта и принял четыре резолюции. Затем мирная инициатива была передана Минской группе ОБСЕ. Она и сейчас занимается урегулированием между Баку и Ереваном в соответствии с тем мандатом международной организации, который у нее есть.

Минская группа во главе с ее тремя сопредседателями — Россией, США и Францией — являются ключевыми агентами ОБСЕ для решения этого конфликта. Мы сейчас (на полях СМИД СНГ. — «Известия»), конечно, вкратце затронули эту тему — мы все понимаем, что на пространстве СНГ нерешенные конфликты только создают препятствия для любой деятельности, включая экономическую, гуманитарную и так далее. И все 10 стран, включая Азербайджан и Армению, признали, что необходимо найти скорейшее решение этого конфликта. Но следует признать: основная работа по урегулированию происходит в рамках Минской группы ОБСЕ, а не СНГ.

Церемония фотографирования перед заседанием в Ашхабаде Совета министров иностранных дел государств-участников СНГ в расширенном формате. Слева –министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров и министр иностранных дел Армении Зограб Мнацаканян. 10 октября 2019 года

Церемония фотографирования перед заседанием в Ашхабаде Совета министров иностранных дел государств – участников СНГ в расширенном формате. Слева — министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров и министр иностранных дел Армении Зограб Мнацаканян. 10 октября 2019 года

Фото: РИА Новости/Виталий Белоусов

— За последний год вы семь раз встречались с вашим армянским коллегой Зорабом Мнацаканяном, в том числе в рамках трехсторонних переговоров при участии российского МИД в Москве. Есть ли какая-то польза от этих встреч? Можно ли говорить, что появились какие-то подвижки в решении конфликта?

— Пока мы только ждем результатов. В последний раз мы встречались в США месяц назад. Я уже говорил, что, к сожалению, мы должны говорить не о переговорах, а именно о встрече. Хотя последняя такая встреча у нас с армянским коллегой была в Нью-Йорке при участии Минской группы, честно говоря, я ею немного разочарован.

Если мы хотим двигаться вперед и действительно хотим политического решения этого спора, то, конечно, нужно начать то, что называется моим любимым словом «субстантивные переговоры», — чтобы была какая-то субстанция, на основе чего бы и шел разговор. Да, мы вели переговоры, но минские сопредседатели в один момент сказали: а вот, понимаете, военные действия на линии соприкосновения...

Но, объективности ради, на протяжении последних лет — кстати, сколько уже? — начинали в Праге, потом это вылилось в Мадридский документ — на протяжении всех времен на линии соприкосновения было довольно горячо. И всё равно мы могли решать задачи, двигаться вперед и вели достаточно серьезные, постатейные переговоры о том, каким образом решать текущие вопросы — в первую очередь договориться, чтобы военные вернулись обратно в свои казармы, а люди, изгнанные из мест постоянного проживания, вернулись домой. И после этого все остальные вопросы можно было решать.

И то, что было заложено в Мадридский документ в 2008 году, затем в его пересмотренную версию за 2010 год, потом в Казанский документ — всё это перерабатывается, перерабатывается, но в принципе остается основой для переговоров. И мы всё время говорим нашим сопредседателям: мы никуда не денемся, надо сидеть и предметно вести переговоры с Ереваном по документу, который сегодня находится на столе.

Министр иностранных дел Армении Зограб Мнацаканян, министр иностранных дел России Сергей Лавров и министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров (слева направо) во время встречи в Доме приемов МИД. 15 апреля 2019 года

Министр иностранных дел Армении Зограб Мнацаканян, министр иностранных дел России Сергей Лавров и министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров (слева направо) во время встречи в Доме приемов МИД. 15 апреля 2019 года

Фото: ТАСС/Посольство Азербайджана

— Летом 2018 года между Россией и Азербайджаном произошел дипломатический скандал. 81-летняя Ольга Барсегьян, этническая армянка, пережившая блокаду Ленинграда, прилетела в Баку, но ее не выпустили из аэропорта и депортировали из страны. Мотивировали азербайджанские власти это тем, что ей как армянке будет небезопасно в Азербайджане. Инцидент вызвал возмущение в российском МИДе. Удалось ли теперь, спустя полтора года, уладить этот конфликт? Или можно сказать, что практика с недопуском в страну граждан РФ армянского происхождения стала нормой?

— Я не знаю насчет этого конфликта, так как-то не припоминаю. Иногда это делается исходя из пиаровских точек зрения — люди армянского происхождения знают о всей чувствительности этого вопроса. Мы говорим: если есть какие-то граждане России с армянскими фамилиями, которые хотят приехать в Азербайджан, — ради бога! Но пускай они заранее информируют как минимум наше посольство, потому что у нас с Россией безвизовый въезд, но информация, полученная заранее, позволит нам не допустить какие-либо эксцессы, учитывая эмоциональный фон в Азербайджане в отношении существующего конфликта. Мы всегда достаточно откровенно говорим на эту тему с российской стороной.

Справка «Известий»

Конфликт в Карабахе продолжается больше 30 лет — он начался в феврале 1988 года, тогда Нагорно-Карабахская автономная область (НКАО) заявила о решении выйти из состава Азербайджанской ССР. В сентябре 1991 года в карабахской столице Степанакерте власти НКАО объявили о создании Нагорно-Карабахской Республики (НКР). Баку не признал это решение, начался затяжной военный конфликт. В ходе решающих сражений Азербайджан потерял контроль над Нагорным Карабахом. С 1992 года при посредничестве Москвы, Парижа и Вашингтона ведутся переговоры по мирному урегулированию конфликта в рамках Минской группы ОБСЕ. Азербайджан не признает право НКР на самоопределение и настаивает на сохранении своей территориальной целостности, в Ереване с этим не согласны. Последний защищает интересы непризнанной республики, так как представители Нагорного Карабаха сами не присутствуют на переговорах — против выступает Азербайджан.

Последний раунд переговоров между армянским и азербайджанским руководством проходил в Ашхабаде 10 октября — премьер Армении Никол Пашинян и президент Азербайджана Ильхам Алиев встретились и обсудили ситуацию в Карабахе. Другие подробности переговоров не приводятся. Надо отметить, что значительная разрядка напряженности в зоне конфликта в регионе произошла после аналогичной встречи лидеров двух стран (тогда Армению представлял действовавший премьер Роберт Кочарян) на полях саммита СНГ в Душанбе в сентябре 2018 года. По итогам переговоров был установлен канал связи между министерствами обороны двух стран, это позволило существенно сократить число перестрелок.

Загрузка...