Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«После Дохи хочется вдохнуть свежего воздуха»

Трехкратная чемпионка мира Мария Ласицкене — о катарской жаре, прыжках Могучих и риске нейтрального Токио
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На проходящем в Катаре мировом первенстве по легкой атлетике главная звезда сборной России прыгунья в высоту Мария Ласицкене выиграла золото и стала трехкратной победительницей ЧМ. Как и два года назад в Лондоне, ей пришлось добиваться этого успеха в нейтральном статусе, так как Всероссийская федерация легкой атлетики (ВФЛА) по-прежнему не может вернуть себе аккредитацию IAAF, которой лишилась в ноябре 2015 года из-за допинговых скандалов.

Мария Ласицкене вместе со своим тренером Геннадием Габриляном уже вернулась в Москву и дала интервью «Известиям». Она рассказала об очередном успехе и поступке своей главной конкурентки украинки Ярославы Могучих, отказавшейся от борьбы за золото, а также оценила риск недопуска российских легкоатлетов на Олимпиаду-2020 в Токио.

— Что для вас самое главное в таких победах?

— Для меня как спортсменки лучшие моменты — это счастье и эмоции после победы, когда тебя поздравляют близкие люди, звонят родители. Рада, что они встретили меня в аэропорту. Очень много звонков и поздравлений. Это приятно.

— Чувствуете, что за вас переживают?

— Да. При подготовке тебя могут одолевать мысли о необходимости только побеждать на чемпионате мира. Мы специально уходим от этой темы. Когда готовимся, нет никаких круглосуточных разговор вроде «Маша, ты должна! Маша, давай! Маша, сейчас ты поедешь на главное соревнование сезона!». Нет, мы живем обычной жизнью, с супругом гуляем и общаемся в свободное время, когда я не тренируюсь, а он не работает.

Я не забивала себе голову этим чемпионатом мира. Ведь кто-то не спит целую неделю, когда думает о соревнованиях, или заранее начинает трястись. Я, наоборот, жила в своем режиме. И мне кажется, мое спокойствие передается моим близким. И они тоже держались этого режима «всё хорошо, всё под контролем!». Мы спокойны, тренировки по плану. Значит, всё в порядке. Остается только по-настоящему ждать и болеть.

— Сейчас, после прилета в Москву, чего хочется больше всего?

— Хочется вдохнуть свежего воздуха. Честно. Потому что мы там неделю были — в такой жаре не вздохнуть.

— Выигравшая золото ЧМ в прыжках с шестом Анжелика Сидорова сказала, что из-за этой жары даже не выходила из отеля, если не надо было ехать на стадион. А вы?

— Помимо выездов на стадион, я не вылезала из отеля. Единственное исключение: поход на обед. Там такая система, что в столовую нужно пройти через улицу. Немножко — буквально 30 секунд. Но эти 30 секунд были такие аховые, что за это время ты уже весь мокрый. А на соревнования я приезжала впритык. То есть не находилась в зоне разминки — сразу в помещение с кондиционерами. Но всё равно приходилось проходить этот стадион, я не понимала, как там люди разминаются. Это очень жестко. Поэтому сейчас я мысленно там, с нашими ребятами, которые еще выступают в Дохе в таких условиях. И всеми силами за них болею.

— Не советуете соотечественникам там проводить отпуск летом и осенью?

— Нет! Но, по-моему, там немного другое лето для туристов. 10 лет назад прыгала там зимой, в декабре. Было чуть-чуть полегче, но тоже сауна! Влажность, наверное, 50–60%. А сейчас — 80%!

— Понимаете футболистов, которые не хотели проводить ЧМ-2022 в Катаре летом?

— О-о-о, понимаю! Им вроде бы сдвинули турнир на декабрь, и всё равно будет жестко. Но мы спортсмены. Куда нас отправят, туда и едем. Не мы голосуем и не мы решаем, где проводить соревнования. Я понимаю, почему выбирают эти страны. Понимаю, что это нужно для продвижения легкой атлетики. Но надо всё-таки думать о спортсменах. Посмотрите на ходоков и марафонцев — они отдают все силы на подготовку и вкладывают душу. И всё равно половина из них, грубо говоря, сошла с дистанции. Это очень жестко.

— Что сложнее — завоевывать золото ЧМ впервые или удерживать его?

— Удерживать. На первый чемпионат мира в 2015 году я ехала, когда никто, наверное, даже не ставил на меня. Я прыгала и прыгала в свое удовольствие. Хотела победить, добиться этого было очень круто. Второй чемпионат мира — это прессинг с нейтральным статусом, когда было непонятно, в какой форме выступать, можно ли резиночку определенного цвета привязать. Сейчас еще тяжелее, потому что очень много разговоров и давления. Поэтому я полностью закрылась — ничего не читала и не слушала. Общалась только со своим наставником и ходила на тренировки. Всеми силами пыталась не загонять себя мыслями, что было бы круто взять три подряд золота чемпионата мира. Запрещала себе об этом думать. Говорила: только установки и попытки прыжков.

— Ставшая серебряной призеркой прошедшего ЧМ украинка Ярослава Могучих отказалась от последней попытки прыгнуть на 2,06 м и побороться с вами за золото. Удивились?

— Не удивилась. Они так делают — останавливаются после личных рекордов. Она взяла планку в 2,04 м — лучший результат в ее карьере. Дальше уже самой Могучих и ее тренеру было решать, что делать. Это ее самочувствие, и только им двоим известно ее состояние. Понимаю Ярославу, но я бы шла прыгать дальше.

— Вы когда-нибудь отказывались от попыток?

— Это было очень давно, буквально пара случаев. Наоборот, всегда до конца прыгаю. Может быть, в молодости случалось, когда Геннадий Гарикович говорил: «Всё, хватит! Подожди пока!». Но это совсем на заре моей карьеры. А сейчас всё дорабатываем до конца.

— Почему люди отказываются от борьбы?

— Это случается, когда бьется личный рекорд, ты понимаешь, что прыгнул выше головы и отдал очень многое ради этого. И организм может дойти до предела. Я, кстати, не уверена, что это связано с травмами. Больше с головой. Иногда думаешь о себе: «Насладись личным рекордом». Но я уже отошла от этих мыслей, поскольку сейчас у меня каждый старт до конца.

— Может, у Ярославы проблемы с психологией победителя? А вдруг это был ее единственный шанс выиграть золото…

— Да вы что! У нее еще столько шансов будет. Ей всего 18 лет. Они ведь хотели останавливаться после 2,02 м. Это их видение, их позиция. Они были счастливы тому, что уже случилось. Так им захотелось. И не считаю, что повлиял мой авторитет. Хотя многие меня спрашивают, не давила ли на них я или, возможно, мой статус. Нет, это абсолютно их видение себя.

— Статус трехкратной чемпионки мира облегчает подготовку к олимпийскому году?

— Ни капли не облегчает. Но на всё это просто закрываешь глаза. Сейчас надо насладиться успехом, а потом забыть о нем. Потому что впереди большая работа. Но пока необходимо порадоваться тому, что уже есть, поскольку сделано очень многое. Этот сезон был сумасшедшим, длинным и странным.

— Во время ЧМ читали о новом допинговом скандале — подозрениях в подмене данных из базы Московской лаборатории?

— Когда я была в Катаре, вообще ничего не читала. Знаю, что ничего хорошего не происходит, но пока не отдавалась мыслями этой истории.

— Морально готовы к худшим вариантам — новому бану РУСАДА, допуску вас на Олимпиаду в Токио под нейтральным флагом, а то и вообще к отказу пригласить туда всех наших спортсменов?

— К сожалению, да. Я морально к этому готовлюсь. Приходится психологически настраивать себя на возможные проблемы. Но российские легкоатлеты уже четыре года находятся в такой ситуации. Поэтому мы готовы ко многому.

— Не кажется, что четыре года назад ситуация была не настолько сложной?

— Четыре года назад казалось, что вот еще год — и проблемы решатся. А, может быть, и меньше. Но проходит год, и снова говорят: «Да нет, через год уже точно будет всё нормально». Проходит и этот срок, и опять говорим: «Ну сейчас уже точно, чего тянуть дальше». И вот так прошло четыре года. Так что я морально готова ко всему. Но всё равно настраиваюсь и надеюсь на лучшее. Что мне еще остается делать? (Улыбается.)

Читайте также
Прямой эфир