Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Мой организм готов ко всему»

Звёздная прыгунья в высоту Мария Ласицкене — о шансах на ЧМ и надеждах выступить на Олимпиаде под российским флагом
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Двукратная чемпионка мира в прыжках в высоту Мария Ласицкене — самая звездная из ныне действующих российских легкоатлеток. В начале сентября она в четвертый раз в карьере стала победителем сезона в престижных соревнованиях Бриллиантовой лиги. С 2016 года спортсменка почти не проигрывала на международных соревнованиях. 27 сентября стартует мировое первенство в Дохе, где Ласицкене будет фаворитом в своей дисциплине. Как и другим россиянкам, ей приходится выступать под нейтральным флагом, так как Всероссийская федерация легкой атлетики (ВФЛА) до сих пор не восстановлена в правах после лишения аккредитации из-за допинговых скандалов.

Минувшим летом Мария Ласицкене публично раскритиковала ВФЛА за недостаточную, по ее мнению, работу по возвращению статуса нашим легкоатлетам. Это высказывание вызвало широкий резонанс. В интервью «Известиям» знаменитая прыгунья в высоту заявила, что не жалеет о тех заявлениях, поделилась мнением о предстоящем чемпионате мира и рассказала о своей карьере.

— Вы говорили, что не верите в возможность выступления на ЧМ в Дохе под российским флагом. А как оцените шансы решить вопрос с восстановлением ВФЛА к Олимпийским играм в Токио?

— До Токио еще полно времени. К сожалению, за последние четыре года нас приучили к тому, что можно ждать чего угодно. И мы уже готовы ко всему. Поэтому находимся на страже. Мы рады тому, что МОК принял решение пригласить российскую делегацию на Олимпиаду в Токио под ее же национальным флагом. Но всё равно очень осторожно реагируем на эти новости, потому что уже наелись разными обещаниями.

— На последнем юниорском чемпионате Европы победившая в прыжках с шестом Аксана Гатауллина оригинально выкрутилась в условиях запрета на использование национальной символики. Вместо российского флага она во время круга почета размахивала пледом. Не хотите повторить этот ход в случае победы в Дохе?

— Мы с ней разные. У нее тогда были такие эмоции. Это здорово — ребенок… То есть спортсмен хотел пробежать с российским флагом. Аксана заслуживала продемонстрировать гордость, которую испытывала после того, как завоевала золото для своей страны. Но случилось так, что она должна была оставаться в статусе нейтрального спортсмена. Молодец, что выкрутилась и пробежала с пледом. Однако мы должны сделать всё, чтобы очень скоро ей предоставили возможность бегать с российским флагом. Что касается меня, то у меня другой характер. Мне, наоборот, хочется сразу уйти после окончания официальных стартов, поскольку очень раздражает нынешний нейтральный статус. Невероятно коробит невозможность пройти круг почета с флагом России.

— На вас оказывали давление после жестких высказываний в отношении ВФЛА? Не просили воздержаться от публичной критики руководства федерации?

— А кто может на меня давить? И почему? Я свободный спортсмен, имеющий право высказывать свое мнение. Ни от кого не завишу. Говорю то, что вижу. Те мои слова про федерацию не были эмоциональным порывом. Высказывалась, исходя из своей четкой позиции по данному вопросу. Я сказала и сейчас от своих слов не отказываюсь. Считаю, что руководство ВФЛА сделало не всё, что должно было сделать. И из-за этого мы по-прежнему в ситуации неопределенности. Не вижу серьезного развития российской легкой атлетики.

— То есть проблем у вас после того случая не было?

— Нет. Наоборот, я увидела, как люди на это реагируют. Кто поддерживает меня, а кто нет. И многочисленные слова поддержки в мой адрес говорят о том, что названные мной проблемы действительно имеют место.

— За годы карьеры у вас было мало серьезных травм. Как удается их избегать?

— Спасибо моему тренеру Геннадию Гариковичу Габриляну, что так классно получается, тьфу-тьфу-тьфу (смеется). Это система нашей подготовки. Мой организм готов ко всему, что от него требуется на тренировках, и сам восстанавливается. Я не тягаю очень тяжелые веса. Просто прыгаю в высоту.

— Так всегда было?

— Да. Я не прохожу процедуры восстановления, не хожу на массаж. Мой организм сам готов к восстановлению. И всё время нашей совместной с Геннадием Гариковичем работы это давало результат. Не буду рассказывать вам, что я вся такая золотая и идеальная. О некоторых моих травмах мы просто не говорили публично. Бывает, что где-то потянет мышцу. Я ведь человек, а не робот. Но это всё очень мягко и заживает достаточно быстро. Поэтому зачем говорить про какие-то мелкие травмы? Мы с этим спокойно справляемся и не считаем нужным заострять на таких проблемах внимание.

— Какая травма была самой серьезной?

— Наверное, вывих голеностопа, который у меня случился весной 2008 года. Это произошло на тренировке. Но я даже с трудом вспомнила тот случай — всё-таки 11 лет прошло. В тот момент мы хотели отбираться на юношеский чемпионат мира, который должен был пройти осенью. И тут травма. Но дальше шла четкая восстановительная работа, чтобы к началу лета быть в форме. В итоге с ситуацией удалось справиться. Было неприятно так травмироваться, но каждый спортсмен должен через подобное пройти. Главное, терпение и восстановление.

— Это у вас врожденная способность — быстро восстанавливаться?

— Да, мой организм умеет подстраиваться и помогает нам с тренером добиваться успехов. Мы, в свою очередь, стараемся ему не вредить.

— Приходилось в чем-то себя жестко ограничивать?

— Нет. Это тоже одно из преимуществ системы Габриляна — я ни в чем не ограничена. После тренировки живу обычной жизнью молодой жены и женщины, имеющей какие-то свои интересы. Если вы имеете в виду диету, то я знаю, что должна быть в определенном весе. Но если съем пирожок, не убью себя за это. Понимаю, что он уйдет, когда надо будет. Я спокойно живу и знаю, что для достижения нашей цели должна не есть на ночь булку. Но меня это не коробит, и не считаю свою диету ограничением. Больше никаких рамок не чувствую.

— Сентябрьский чемпионат мира пройдет в Катаре, непростом месте с точки зрения климата. Насколько тяжело физически будет там выступать?

— К жарким городам отношусь спокойно. И без особого труда там прыгаю. В Дохе мне доводилось выступать 10 лет назад в декабре. И никаких проблем у меня не было. Сейчас, в сентябре, тем более всё должно быть прекрасно. Там на стадионе будет специальная система контроля климата. Так что, возможно, остальным участникам соревнований тоже будет полегче. Поэтому настраиваюсь выступить на максимуме своих возможностей.

— Где вам сложнее всего выступать?

— В плане проведения соревнований для меня неприятно любое место, где очень холодно. С холодом справиться очень тяжело. У меня от него прямо окаменевает всё тело. И сложно его привести в чувство. Если вы посмотрите статистику моих выступлений, то увидите, что я не очень хорошо выступала там, где холодно. И даже если удавалось побеждать, те соревнования я не особо хочу вспоминать. К таким городам отношу, например, Стокгольм, финский Турку. Например, в этом сезоне у нас первый старт был в столице Швеции. Как всегда, очень холодно. Я вспоминаю, и мне плохо становится (улыбается). Это были самые неприятные моменты.

— Прошедшее лето в Москве тоже было холодным и дождливым...

— При таких холодах невозможно было долго гулять по улице. И некоторые планы расстраивались. Иногда хочется погулять по парку, а целый день льет дождь. Приходится оставаться дома, смотреть фильмы и сериалы. Но ничего, надо ориентироваться по ситуации, подстраиваться под нее.

— Год назад вы посетили матч футбольного «Спартака» на его домашнем стадионе в Тушино и после игры сказали, что ждете приглашения от ЦСКА. Дождались?

— Дождалась (улыбается)… Нас пригласили на матч ЦСКА–«Спартак», и мы с удовольствием сходили. А вообще это говорилось в шутку. Что, мол, посмотрела, как работают на стадионе «Спартака», теперь настала очередь ЦСКА показать себя (смеется). Но если серьезно, с армейцами у меня вообще нет проблем. Общаясь с ними, имею возможность сходить на их матчи. Я ведь тоже представитель ЦСКА. Так что мы с армейскими футболистами часть одной большой семьи, и найти билет на их игру несложно. Поэтому то, что я говорила про ожидание приглашения от ЦСКА, — просто шуточки-прибауточки.

— Вы росли в Кабардино-Балкарии в то время, когда «Спартак-Нальчик» вышел в премьер-лигу и на протяжении пяти лет в ней играл, неоднократно побеждая лидеров. Доводилось выезжать на их домашние матчи из вашего родного города Прохладный?

— Я вообще не фанат футбола. Помню, что успехи «Спартака-Нальчика» были на слуху. Как и все, думала про себя: круто, что наша команда так высоко поднялась. Это было гордостью. Тем более отец моей подруги у нас в Прохладном работал детским тренером. Но, кажется, я всего один раз была на домашнем матче нальчан. Не больше, поскольку, повторюсь, не фанатка. И к тому же Нальчик не так уж близко. Зато сейчас у нас есть своя команда в Прохладном, она собирает полный стадион.

Прямой эфир