Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Рекорд Исинбаевой вскоре будет побит»

Чемпионка мира в прыжках с шестом Анжелика Сидорова — о легендарной соотечественнице, своем триумфе на ЧМ и статусе наших легкоатлетов
0
Фото: ТАСС/AP/Nick Didlick
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На проходящем в Дохе чемпионате мира по легкой атлетике россияне завоевали уже две золотые медали. В прыжках с шестом лучшей стала Анжелика Сидорова, а в прыжках в высоту третий раз подряд сильнейшей на планете оказалась Мария Ласицкене.

Анжелика Сидорова вместе со своим тренером Светланой Абрамовой уже вернулась из Катара в Москву. Она дала интервью «Известиям», в котором поделилась впечатлениями о прошедшем турнире и о выступлении под нейтральным флагом, а также высказалась по поводу сравнений с Еленой Исинбаевой.

— Со стороны показалось, что вы достаточно уверенно завоевали это золото. Сами перед ЧМ чувствовали, что вас невозможно остановить?

— Чувство, что завоюешь золотую медаль, не может быть стопроцентным. Всё равно есть волнение, есть сильные соперницы. Ты никогда не знаешь, чем всё это закончится.

— Вы сейчас в лучшей форме, чем в предыдущие сезоны?

— Многим. В этом сезоне больше уверенности в себе и «напрыганности». Не знаю, как это точно описать. Надо еще более глубоко проанализировать прошедший чемпионат мира, чтобы более подробно ответить. Мне пока сложно собрать все эти факторы в единый пазл (улыбается).

— В этот раз волновались так же сильно, как перед первыми большими успехами — победой на чемпионате Европы-2014 в Цюрихе, завоеванием медалей на ЧМ в закрытых помещениях?

— Волнение всегда есть. Просто проблем иногда больше, иногда меньше. Поэтому, когда прыжки получаются лучше, ты чувствуешь, как всё получается. Конечно, в такой ситуации появляется уверенность. А когда что-то не получается, даже если и немного, начинаешь сомневаться в чем-то.

— Доха — специфическое место для легкоатлетов?

— Да, очень специфическое. С одной стороны, здорово, что легкая атлетика развивается во всем мире. Я так понимаю, это было сделано (Катар выбран местом проведения мирового первенства. — «Известия») именно с целью привлечения какой-то аудитории. С другой стороны, выступления в Катаре для атлетов оказались некоторым испытанием.

— Вы о погоде?

— В основном о ней. Практически для всех погодные условия были невыносимыми. 42 градуса — очень жарко. Мы не могли выйти на улицу прогуляться. Приходилось постоянно сидеть в гостинице или на стадионе. Психологически это сложно.

— Во время соревнований тоже было тяжелее, чем обычно?

— Наверное, нет. Факт в том, что на соревнованиях жара не ощущалась. Поэтому не совсем корректно сравнивать условия именно на стадионах. Там температура была комфортная и атмосфера привычная.

— На прошедшем ЧМ вы почти все планки преодолели с первых попыток. За счет чего это удалось?

— Не знаю. За счет концентрации и собранности. Конечно, была большая мотивация не ошибаться. Постоянно говорила себе, что нельзя этого делать (смеется).

— Нельзя не задать вопрос про Елену Исинбаеву. Она была вашим кумиром в детстве?

— В моем детстве, когда она взяла первое олимпийское золото в Афинах (2004 год. — «Известия»), я еще даже не интересовалась легкой атлетикой (смеется). Но вообще у нас очень большая разница в возрасте и в статусе, и в секторе мы встречались крайне редко и никогда друг с другом не соперничали. Однако я, конечно, смотрела много выступлений Исинбаевой, видела много ее побед. Разумеется, она вдохновляла меня, поскольку это мой вид спорта, в котором Елена много лет была непререкаемым авторитетом.

— Пытались что-то заимствовать у нее?

— Да нет. У нас совсем разная техника. В этом случае сложно что-то заимствовать.

— Месяц назад нынешнему мировому рекорду Исинбаевой (5,06 м) исполнилось 10 лет. У вас пока личный рекорд 4,95 м. В ближайшем будущем реально обойти Елену?

— Надеюсь, в скором времени это произойдет. Понятно, что это сложно. Но девочки подбираются к рекорду Исинбаевой всё ближе и ближе. Поэтому, думаю, в какой-то момент это неизбежно случится.

— Чтобы добиваться результата, вам приходится придерживаться жесткого режима и в чем-то себя ограничивать — например, в питании?

— В принципе нет. Бывают определенные периоды перед соревнованиями, когда необходимо сдерживать себя в чем-то. А так, в обычной жизни никак ограничивать себя не приходится.

— Когда у вас впервые возник интерес к прыжкам с шестом?

— Наверное, когда я пришла заниматься в группу легкой атлетики. В то время была еще маленькой, но уже через год начала смотреть соревнования и пришел более фанатичный интерес.

— Почему именно этот вид спорта?

— Так сложилась судьба. Меня просто занесло в этот манеж к конкретному тренеру. Ну и осталась там насовсем.

— Были моменты, когда плохо складывались дела и хотелось бросить свое занятие?

— Бросить нет, вряд ли. Когда не получалось, хотелось просто всё исправить и идти дальше.

— Всероссийская федерация легкой атлетики (ВФЛА) по-прежнему не восстановлена в правах. Готовы к тому, что и на Олимпиаду в Токио придется пробиваться в особом порядке, получать допуск под нейтральным статусом, как в случае с прошедшим чемпионатом мира?

— Посмотрим, как будет развиваться ситуация. Перед чемпионатом мира я старалась за всем этим не следить, чтобы не отвлекаться. Так что поглядим.

— Мария Ласицкене заявляла: если проблемы у наших спортивных организаций будут продолжаться, она готова переехать тренироваться за границу, чтобы по части чистоты ее проб ни у кого не было вопросов. Вы можете это сделать, если нынешняя ситуация с РУСАДА окажется безвыходной?

— Я думаю, мы решим это, если станет совсем плохо. Тогда будем придумывать выход из ситуации. Сейчас не могу ничего об этом сказать.

— Как в целом на наших легкоатлетах сказывается ситуация с нейтральным статусом на международных стартах?

— Как это ни удивительно, команда в последнее время сплотилась еще больше, все ребята общаются между собой очень хорошо. Как бы ни старались нас развести этим нейтральным статусом, всё равно все дружат. И, возможно, это помогает нам добиваться успехов в таких непростых условиях.

Прямой эфир

Загрузка...