Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
С глаз домой: почему жители центра Москвы решили воевать с «Ночлежкой»
2019-09-17 17:58:39">
2019-09-17 17:58:39
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Жители Бегового района Москвы выступили против появления центра помощи бездомным, который хочет организовать благотворительная организация «Ночлежка». Консультационную службу и приют на 20 человек планируют разместить в промзоне в Бумажном проезде. Год назад «Ночлежка» уже пыталась организовать прачечную для бездомных в соседнем Савеловском районе, но и в прошлый раз наткнулась на сопротивление жителей. Можно ли найти компромисс при размещении социального центра для бездомных и реально ли подыскать в столице место, которое устроит все стороны, — в материале «Известий».

Идите подальше

Одна из старейших благотворительных организаций «Ночлежка» ведет основную деятельность в Санкт-Петербурге, но уже давно имеет планы по расширению в Москве. Сотрудники долго искали помещение для прачечной, аналогичный проект с успехом работает в Северной столице, но москвичи такое соседство восприняли в штыки. Учитывая предыдущий опыт, новое место попытались найти неподалеку от вокзалов и станций метро, но при этом в удалении от жилых домов, детских садов и школ. На встрече с жителями дискуссия получилась не слишком конструктивной: активисты убеждены, что гигантский поток бездомных превратит район в «бомжатник», и предложили перенести приют из центра «куда-то на окраины» или на худой конец в район площади трех вокзалов.

Бездомные на осмотре у врача в пункте обогрева, который был открыт благотворительной организацией «Ночлежка» и Комплексным центром социального обслуживания населения на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге

Бездомные на осмотре у врача в пункте обогрева, который был открыт благотворительной организацией «Ночлежка» и комплексным центром социального обслуживания населения на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге

Фото: РИА Новости/Анна Волкова

Руководитель московского филиала организации Дарья Байбакова рассказала «Известиям», что сотрудники организации около года искали помещение для приюта и были готовы к столкновению с жителями. Расстояние до ближайшего жилого дома составляет около 500 м, кроме того, социальный центр и жилой квартал разделяет железная дорога.

«Мы полностью отдавали себе отчет в том, что невозможно создать условия, которые устроят всех, и не надеялись, что, открывая подобный проект в каком-либо из районов Москвы, мы получим единогласное одобрение. Это довольно стандартная ситуация, с которой сталкиваются многие наши коллеги в сфере благотворительности: люди протестуют против строительства хосписов, центров помощи ВИЧ-положительным людям или туберкулезных диспансеров. Такие центры очень сложно открывать в любом районе любого города, но это совершенно не значит, что подобные проекты городу не нужны», — отметила Байбакова.

Организации важно искать компромиссы с жителями и реализовать проект с учетом всех пожеланий, а не открывать центр у них за спиной. Она также рассказала, что на встрече в Беговом районе присутствовали те же активисты, которые протестовали против открытия прачечной в Савеловском год назад.

«Дело уже не в районе и не в том, что здание близко к конкретному дому, а потому что у конкретных людей есть позиция и они решили, что бездомных людей нужно вывезти из города. Мы не надеемся их переубедить. Протестовать всегда проще, чем что-либо поддерживать, потому что поддержка требует гораздо больше усилий, знания темы, аргументированных тезисов, чем громкие и броские фразы. Людей, которые возражают, не большинство, но они стараются быть очень заметными и громкими. Параллельно с этим есть люди, которые выступают в поддержку инициативы. Петицию об открытии прачечной подписали 80 тыс. человек. Эти люди ведут себя тише, поэтому их не так заметно», — добавила руководитель московского филиала «Ночлежки».

Трудно угодить каждому

Центральное расположение приюта — вопрос принципиальной важности для организации. Связано это прежде всего с тем, что в отдаленные районы города, а тем более за его пределы, бездомные попросту не смогут добраться. Они не всегда могут беспрепятственно воспользоваться метро или общественным транспортом и гораздо хуже ориентируются в городе. Развитие проектов помощи бездомным директор филиала благотворительной организации сравнивает с инклюзией в школах: некоторым родителям появление детей с особенностями развития не нравится и кажется неудобным для учебного процесса, но рано или поздно с соседством непохожих людей придется смириться.

«Проект теряет смысл, если не будет хорошей транспортной доступности, — до него никто не доберется. Это довольно бессмысленно. Восстановление документов и поиск работы требует от человека постоянных разъездов. Если он будет ехать 13 автобусных остановок от метро, на улицу Ижорская, где нам часто предлагают обосноваться, то результативность такой помощи резко снижается. Человек быстро выдохнется. Нет у него таких ресурсов: он находится в стрессовой ситуации и ему нужно много сил на то, чтобы справиться с бедой», — поясняет Байбакова.

Близость вокзалов важна и потому, что более половины подопечных фонда — люди, приехавшие из других регионов на заработки, а затем лишившиеся работы из-за мошенничества работодателя, болезни или по другой причине. Попасть в социальный приют в Люблино они не могут: туда на постоянной основе берут лишь тех, у кого ранее была регистрация в столице. Остальные могут приезжать на ночь, а утром обязаны уходить.

Сотрудники мобильной службы «Социальный патруль» с бездомным на станции метро «Комсомольская»

Сотрудники мобильной службы «Социальный патруль» с бездомным на станции метро «Комсомольская»

Фото: РИА Новости/Кирилл Каллиников

В петербургском приюте «Ночлежки» бездомные живут в среднем около 45 месяцев. Им помогают юристы и социальные работники, которые предлагают варианты устройства на работу и поисков временного жилья. От уже существующих в Москве проектов помощи бездомным «Ночлежка» отличается тем, что помогает людям не только не умереть на улице от холода или голода, но и вернуться в обычную жизнь: восстановить документы, подыскать временное жилье, устроиться на работу. По словам Байбаковой, среди бездомных людей, имевших ранее московскую прописку, не более 14%, остальные приехали из других регионов.

«Не существует ни типичного портрета человека в беде, ни типичного плана помощи. Это зависит от того, с какой бедой столкнулся человек. Если он здоров и имеет распространенную специальность, помочь ему можно за несколько месяцев. Наша задача показать работающую модель, которую можно распространить на другие районы и города. Чтобы на государственном уровне было понятно, что это не пропащие люди, которым невозможно помочь, а есть вполне рабочий алгоритм помощи, которая этим людям позволяет вернуться в обычную жизнь», — считает глава филиала благотворительной организации.

Осложняет ситуацию и то, что бездомные как социальная группа ничего не могут возразить и сказать в свою защиту. Байбакова также убеждена, что появление центра в Беговом районе не отразится на стоимости жилья, о чем так беспокоятся жители района.

«На цены на недвижимость это не влияет — это иррациональный страх. Есть исследования по миру, которые показывают, что от появления социальных центров стоимость жилья не снижается, это во-первых. Во-вторых, в районе между Савеловским и Белорусским вокзалами уже концентрируются бездомные, которые живут на улице. Мы попросили независимую компанию провести исследование в районе и опросить местных жителей на тему того, есть ли здесь бездомные люди и где они обычно находятся. Больше половины опрошенных говорят, что знают о местах, где концентрируются бездомные. Наши проекты помогут таким людям найти работу, восстановить документы и справиться с бедой. Это сделает район безопаснее и чище», — резюмировала директор московского филиала «Ночлежки». В организации не планируют отказываться и от проекта прачечной для бездомных, однако находиться она будет не в Беговом районе: место пока не определено.

Пьяный у ворот заметнее работы внутри

Руководитель приюта для бездомных «Теплый прием» Илья Кусков, считает, что открывать центр нужно в максимальном отдалении от жилых районов. Потому что столкновения с жителями не позволят организации спокойно работать. Основанный им центр помощи находится в подмосковных Химках, до ближайшего жилого дома около трех километров. Найти приют и добраться до него не слишком просто, однако в зимнее время заполняемость практически полная.

«Центры помощи бездомным открывают в промышленных зонах неспроста: это не вызывает раздражения у населения. Мой опыт подсказывает, что при изучении местности нужно учитывать фактор общественного раздражения, чтобы избежать проблем. Когда Центр социальной адаптации имени Елизаветы Глинки пытался открыть гостиницу для бездомных у метро «Щукинская», там возникли очень сильные разногласия, и от проекта в его изначальном виде пришлось отказаться», — пояснил Кусков.

Бездомная женщина на одной из улиц города

Бездомная женщина на одной из улиц города

Фото: ТАСС/Зураб Джавахадзе

Несмотря на все положительные моменты, которые дает появление центра помощи бездомным, нельзя не учитывать и тот факт, что туда будут пытаться прийти люди, нарушающие внутренние распорядки. В итоге некоторые из них могут заночевать в подъездах неподалеку, что в конечном итоге ляжет тенью на деятельность всего центра.

«Например, пришел человек пьяный. Его не пустили, а он никуда не ушел и остался ночевать у ворот. Такие моменты видны как раз окружающим жителям: они заметят, что возле центра ночуют бездомные, и таких вещей они боятся. И при этом та работа, которая ведется внутри, будет не такой заметной, как пьяный человек, лежащий возле забора», — добавил директор «Теплого приема».

Не лишним, по его словам, будет учитывать уже имеющийся опыт, а также принципы разделения потоков. К примеру, в православных социальных службах прихожане приходят в храм с одной стороны, а бездомные получают одежду и еду с другой.

«Наши подопечные ездят до работы в Москву из Химок. Конечно, это занимает больше времени, чем из центра города. Но одетый, обутый и умытый человек не привлекает к себе внимания, и попутчики не догадываются, что он живет в социальном центре. Люди, которые к нам поступают, всегда находят дорогу, несмотря на то, что это большая промзона, в которой непросто ориентироваться. Узнают по сарафанному радио: им люди, которые у нас уже были, объясняют, как добраться», — считает Кусков.

В зимний период нагрузка на центры помощи бездомным ежегодно увеличивается. В «Теплом приюте» в среднем занято 60 мест из 70. Сложность работы с бездомными заключается еще и в том, что их трудно заставить что-либо сделать, всегда нужно попытаться предложить выбор.

«Нет ни одного здравомыслящего человека, который скажет, что ему здорово жить на улице при минус 20. Это абсолютно не здорово, а очень сложно. Но если бы я узнал, что открытие центра вызывает резко негативный отклик, я бы скорее рассмотрел вариант более отдаленных районов. Люди в столице более раздраженные и резкие, они нагружены собственными проблемами. Из-за особенностей восприятия люди более эмоционально реагируют на такую в целом хорошую инициативу, как помощь бездомным. Простым жителям не хочется видеть у себя в подъездах тех, кому не хватило места в приюте. Разозленные жители могут действовать только назло таким инициативам. Писать жалобы в надзорные органы, которые потом замучают с проверками», — уточнил глава благотворительной организации.

Жалеть на расстоянии

Эксперты сходятся во мнении о том, что основная сложность для проекта помощи бездомным — найти правильное место для проекта с учетом огромного количества факторов. Проект «Ангар спасения» благотворительной службы «Милосердие» помогает бездомным в самом центре Москвы. Его координатор, руководитель благотворительных программ православной службы помощи «Милосердие» Ирина Мешкова рассказала «Известиям», что работу нужно проводить не только с населением, но и с самими бездомными. Прежде всего соцработники разговаривают о поведении за пределами «Ангара» и постоянно обходят территорию района.

«Смысл договариваться есть всегда и со всеми. Нужно слушать и слышать друг друга, нужно понимать интересы других. И понимать, что в сложных ситуациях, в которых задействовано несколько сторон, во главе угла должен быть тот, кто слабее, то есть бездомный. Ради него сильные стороны должны научиться в каких-то вопросах уступать друг другу и находить компромиссы», — отметила Мешкова.

Бездомные нуждаются в разноплановой помощи: не только еде и обогреве, но и в социализации, а главное — правильном отношении со стороны общества. Для этого координаторы проекта ведут многолетнюю просветительскую работу, которая направлена на понимание проблемы бездомного человека. Основной ресурс для преодоления предрассудков о бездомности — опыт волонтерской работы и знакомство с историей людей, оказавшихся на улице.

Бездомные в центре комплексной социальной помощи «Ангар спасения», Москва

Бездомные в центре комплексной социальной помощи «Ангар спасения», Москва

Фото: TACC/Артем Геодакян

«Многие жалеют бездомных, сочувствуют им на расстоянии. Многие воспринимают бездомных абстрактно, а как только конкретный бездомный человек появляется где-то рядом, людям уже сложно относиться к нему с пониманием и сочувствием, им хочется отстраниться. Это срабатывает на уровне рефлексов. Жалеть бездомного, который сидит в твоем подъезде, — испытание и труд. Мы хотим, насколько это возможно, помочь людям это испытание пройти», добавила руководитель благотворительных программ «Милосердия».

По словам Мешковой, уровень помощи, которую оказывают бездомным, меняется. Особенно это чувствуется в Москве, где растет число специалистов, которые глубоко понимают проблемы и находят более эффективные социальных технологии для их решения. Благотворительные организации сосредоточились на направлении системной помощи: оказывать ее эффективно возможно лишь совместными усилиям НКО, государства и общества.

«Помощь бездомным не может быть правильной, если работает годами по одной схеме. Это как живой организм — всё время развивается, в нем происходят разные процессы. Состав бездомных очень зависит от внешних обстоятельств и меняется: например, когда-то бездомными часто становились жертвы черных риелторов, сегодня среди бездомных много трудовых мигрантов. Это разные люди, к ним нужно подбирать правильный подход, подстраиваться, корректировать систему помощи и это не только в интересах бездомных», — подчеркнула Мешкова. Чтобы добиваться этих целей, нужно вырабатывать методы, позволяющие постоянно отслеживать статистику, делать мониторинги по бездомным. А кроме того, оказывать эту помощь нужно без привязки к последнему месту жительства человека, которое может быть за тысячи километров от места фактического нахождения.

Загрузка...