Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Подыграть и взгрустнуть»: как онлайн-психологи советуют жертвам насилия терпеть побои
2019-08-16 13:08:38">
2019-08-16 13:08:38
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В России работает несколько крупных фондов, которые помогают жертвам домашнего насилия. Но с недавних пор эта ниша стала привлекательной для онлайн-психологов, оказывающих анонимную помощь в соцсетях и мессенджерах. Историей про такой фонд с «Известиями» поделилась Наталия Никифорова. В нем работают психологи, которые советуют женщинам терпеть побои и изменить свое поведение, чтобы не провоцировать агрессию. Во время короткой консультации специалист без образования дала сразу несколько советов, которые фактически ставят под угрозу жизнь женщины, подвергающейся избиениям. Как устроены доморощенные центры психологической помощи и почему их советы приносят больше вреда, чем пользы — в материале «Известий».

Полезные советы сейчас вам пропою

О фонде «Стрела» Наталье рассказали ее коллеги: сама она несколько лет занимается помощью жертвам домашнего насилия. Предложили присмотреться к нему и, возможно, поделиться опытом. Но описание на сайте показалось ей странным: на странице фонда, гарантирующего анонимность, выложили фотографию женщины, которая туда обращалась. Несмотря на то, что фонд открылся чуть больше месяца назад, на странице уже висело окошко для сбора пожертвований. Не менее странной показалась и просьба основательницы нового фонда Татьяны Филипенко проголосовать за нее для участия в гранте.

Фото: Global Look Press/Bernard Jaubert

Контент группы помощи жертвам насилия также вызывал массу вопросов: посты были посвящены тому, что женщина должна носить платья, всегда быть милой и ухаживать за собой. На странице фонда «Стрела» говорится, что его основная деятельность направлена на психологическую, реабилитационную помощь, а также «предоставление убежища от тирании».

— Чтобы не быть предвзятой, я решила узнать, что этот фонд из себя представляет, и написала в общем чате. Вспомнила историю, связанную с домашним насилием, произошедшую со мной 10 лет назад. Придумывать что-то мне показалось неэтичным, но как человек, уже переживший этот этап, я достаточно хорошо помню чувства молодой матери, которую избивает муж. Кто-то из сочувствующих в чате написал: «Беги от него!», а затем к разговору подключилась глава фонда, которая сказала: «Наташа, а вы не думали, что вы сами провоцируете своего мужа, поэтому он напивается и бьет вас?» — рассказала Никифорова.

После этого женщине предложили продолжить разговор напрямую со штатным психологом фонда. Во время беседы психолог заявила, что женщина дает своему мужу недостаточно любви и подогревает его агрессию своим поведением. Последующие рекомендации заключались в том, чтобы быть более гибкой, дарить тепло, подогревать интерес, поддерживать и говорить только то, что мужчина хочет услышать.

Фото: Global Look Press/CHROMORANGE/Bilderbox

Чтобы повысить свой авторитет в глазах собеседницы, психолог рассказала о том, что 30 лет счастливо живет в браке, где «каждый день как медовый месяц, и всё делает для того, чтобы это продолжалось вечно». Когда женщина в очередной раз акцентировала внимание на том, что муж распускает руки, психолог пришла к выводу, что это прекратится, как только она изменит свое поведение и станет более покладистой. Для «укрепления семьи», как пояснила психолог, нужно чаще бывать в интересных местах, а если жене не хватает времени, надо проявить хитрость и «взгрустнуть».

Отдельно консультант прошлась по теме личных переписок: по ее мнению, жена не должна возражать против того, что муж стремится контролировать ее круг общения, и обязана добровольно показывать ему сообщения в своем телефоне, чтобы у него не возникало подозрений.

— Эти советы не имеют ничего общего с психологией. Учитывая то, что мне написали «берите пример с меня» — это перенос своего опыта. Такой прием может быть использован в дружеской беседе, но не в разговоре со специалистом. Уже после этой беседы выяснилось, что у штатного психолога фонда нет образования: она работает косметологом. У меня много вопросов о том, для чего эти люди вообще решили работать в этой сфере. Возможно, они без задней мысли хотели кому-то помочь. Но инициативный дурак хуже вредителя, — добавила Наталия.

Фото: Global Look Press/CHROMORANGE/Bilderbox

Даже если горе-психологами двигали благие намерения — сохранить семью, методы, которыми они пользовались, далеки от реальной психологической помощи. Хотя не менее вероятна ситуация, когда люди без соответствующей квалификации и образования решили «поиграть в мозгоправов», чтобы собрать легких денег на благотворительности.

— Первое, что интересует кризисного психолога в случае, если женщина заявляет о побоях, — ее безопасность. Если прямо сейчас кто-то ломится к ней в дверь и угрожает, не надо сосредотачиваться на ошибках в поведении в прошлом и убеждать в том, что всё будет хорошо. Сначала нужно спасти жизнь и здоровье, а потом уже работать над тем, чтобы искать пути решения. Это не работает на уровне: «Измени свое отношение к проблеме, и вселенная тебе улыбнется». Мне жаль, что людей, которые внушают жертвам насилия «потерпи, может обойдется», нельзя привлечь к ответственности. За это время женщина может потерять остатки самоуважения, нервов, психики, — подчеркнула Никифорова.

Чтобы вырваться из круга домашнего насилия, во время одной из ссор с бывшим мужем она записала всё происходившее на диктофон. А уже потом, когда эмоции схлынули, переслушала запись и приняла решение разойтись с мужем, который ее избивает, несмотря на советчиков, которые убеждали во что бы то ни стало сохранить семью ради ребенка.

Фото: Global Look Press/Heinz Schmidbauer

— Тогда я пришла к выводу, что я не могу воспитывать маленького человека в такой среде. Свое решение я считаю правильным: муж потом пошел к психологу, избавился от алкогольной зависимости, и сейчас у него замечательная семья. От моего поведения мало что поменялось бы в его случае. В ситуациях домашнего насилия можно искать компромиссы и договариваться, но делать это нужно в безопасном месте. Задача психолога в таких ситуациях — не советы давать, а сделать так, чтобы человек начал честно отвечать на им же поставленные вопросы. Ломать собственную личность ради того, чтобы человеку рядом было удобно — не очень хороший совет, — сказала Никифорова.

Бурная общественная деятельность

Татьяна Филипенко начала бурную общественную деятельность со своего родного села в Алтайском крае, где она организовала движение волонтеров. Параллельно решила помогать ветеранам и жертвам насилия в Солнечногорске. Вот только можно ли назвать подобную деятельность помощью? Уполномоченный по правам человека в Московской области Ксения Мишонова обратила внимание на ситуацию, назвав сотрудников фонда аферистами, и пообещала сообщить в премию «Наше Подмосковье».

Фото: Global Look Press/CHROMORANGE/Bilderbox

В заявке на грант, которую подавала Филипенко, указывается, что деньги пойдут на съем офиса и при необходимости жилья для женщин, которым некуда идти. Говоря о достигнутых результатах за несколько месяцев работы, Филипенко отмечает: «В каждом городе должен быть благотворительный фонд поддержки женщин, подвергшихся домашнему насилию. Таким людям могут помочь только те люди, которые прошли через это и смотрели этому «деспоту» в глаза». В Солнечногорске это единственный фонд такой направленности.

Проблема в данном случае не столько в «полезности» этих советов, сколько в дискредитации психологической службы в целом. Жертвы домашнего насилия — крайне уязвимая категория населения, у которой зачастую нет денег на психолога. Именно этим пользуются всякого рода шарлатаны, называющие себя психологами. Онлайн-чаты поддержки — достаточно распространенная форма психологических консультаций, и основное условие работы в таком центре — релевантный опыт и диплом, рассказала «Известиям» Мария, работающая психологом в анонимном чате.

— Сперва психолог подает заявку на участие в нем, доказывая свою степень. К ней прикрепляют дипломы, сертификаты и прочие документы. Основатели проекта рассматривают кандидатуру, а затем одобряют или отклоняют. В случае одобрения психолог платит абонентскую плату, которая дает доступ в чат-бот. Туда попадают анонимные заявки от людей с проблемами следующих категорий: тяжелые отношения, самореализация, семья и дети, отношения. Если психолог считает себя квалифицированным в этой области, он эту заявку берет. Вот тут может начаться шапито. Камикадзе, которые верят, что им всё по плечу, хватают заявку на любую тему, а реально помочь не могут. Это всегда остается на совести психолога, — рассказала психолог анонимного чата.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Первые 20 минут переписки с психологом бесплатные, затем клиенту предлагают продолжить за деньги либо записаться на терапию. Для того, чтобы заниматься сложными темами, такими как, например, насилие в семье или тяжелые отношения, нужно иметь в этом определенную квалификацию, а также желание специализироваться именно на этом аспекте психологии. По ее словам, методы, используемые в благотворительном фонде «Стрела», крайне сомнительные, потому что психолог не стал разбирать проблему, а сразу стал предлагать решение, опираясь на собственный жизненный опыт.

— Потерпеть, попытаться сохранить семью — это совет, правомерный для разговора подруг или знакомых, но не адекватный для психолога. Психолог тем и отличается от подруги, что не переносит свой опыт, а каждый случай разбирает как уникальный. Тяжелыми отношениями занимаются семейные психологи, психотерапевты с образованием и определенным методом терапии и специалисты, изучающие деструктивные отношения, — пояснила Мария.

Пустили «Стрелу»

Фонд «Стрела» — далеко не единственный в своем роде. Только в социальной сети «ВКонтакте» оказывать поддержку пострадавшим от домашнего насилия готовы десятки сообществ, при этом большинство из них сводит эту помощь к беседам по душам. Часть этих групп закрыта настройками приватности, другие существуют под видом некоммерческих организаций и ставят ссылки на несуществующие сайты.

Как только ситуация получила огласку, глава фонда Татьяна Филипенко заявила, что уволила некомпетентного психолога, и все недочеты будут учтены в будущем. Свой профиль, как и страницу фонда, она закрыла от посторонних настройками приватности.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Психолог центра Ирина Трещинская в тот же день связалась с Наталией и обвинила ее в том, что она «подставляет людей с благими намерениями». Она также добавила, что не собирается бросать свои психологические консультации, потому что занимается этим уже много лет. Вместе с длинным сообщением она прислала ссылку на видеоролик о том, что «действительно важно в отношениях».

На видео киевский блогер-психолог Евгения Стрелецкая дает советы о том, как улучшить сексуальную жизнь и разбавить рутину в браке. Судя по каналу этого блогера на YouTube, не существует такой темы в психологии, в которой бы она не разбиралась. Одно из последних видео на ее канале, «Держи бабу в узде», посвящено тому, как слишком хорошему мужчине «не распустить жену», которая растолстела, редко убирается, перестала быть сексуально привлекательной и инициировать половую связь. Один из советов психолога по борьбе с «преодолением женского негатива» заключается в том, чтобы гнуть свою линию, рассчитывать на положительный результат и настроиться позитивно при высказывании критики. Если причина женского отказа «рациональна», например, наличие детей или страх, тогда нужно целесообразно решать эту проблему «как реально существующую». А чтобы справиться с женской истерикой и поставить жену на место, блогер-психолог советует реагировать «единственной правильной эмоцией» — злостью.

Фото: Global Look Press/West Coast Surfer

— Когда жертва обращается в кризисный центр, она рассчитывает, что тут ее никто не будет обвинять, и встанут на ее защиту. Иначе зачем вообще звонить за помощью? Когда тебе начинают говорить, что «некоторые женщины не слушаются мужчин и поэтому у них проблемы» или «что с тебя убудет, если ты всё будешь делать, как он скажет», то это катастрофа, а не помощь. Нам нужны какие-то психологические стандарты об оказании такой помощи, — отметила в беседе с «Известиями» правозащитница Алена Попова, занимающаяся помощью жертвам домашнего насилия. Про центр «Стрела» ей начали рассказывать коллеги и просили его поддержать.

— Помощь реальным центрам, помогающим жертвам насилия, — одна из наших задач, но в этой ситуации мы продвинули странную пещерную историю, где психолог говорит о вине жертвы. Из регионов приходит немало сообщений и скринов переписки, где психологи травят женщин, обратившихся к ним, — добавила Попова.

Повлиять законодательно на такие центры психологической помощи достаточно сложно, однако в данной ситуации сработал имиджевый удар. Психологов, специализирующихся на теме домашнего насилия, в России достаточно мало. Кризисный психолог тем и отличается от онлайн-советчика, что не станет говорить, что женщина — виновник всего происходящего в семье, и тем самым доводить ее до крайней степени отчаяния.