Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Общество
Вся актуальная информация по коронавирусу ежедневно обновляется на сайтах https://стопкоронавирус.рф и доступвсем.рф
Происшествия
Следствие выдвинуло новую версию убийства рэпера Картрайта
Мир
США дали гарантии в случае экстрадиции Ассанжа из Великобритании
Мир
Источник назвал неподтвержденными данные о беспилотнике Bayraktar в Донбассе
Общество
Сбежавший из психбольницы член банды Басаева объявлен в федеральный розыск
Мир
Комиссия сейма Латвии одобрила запрет георгиевских ленточек
Мир
СКР с 2014 года возбудил более 460 уголовных дел по событиям в Донбассе
Политика
В ГД внесли проект о штрафах за отождествление СССР и нацистской Германии
Мир
Путин проведет переговоры с президентом Финляндии 29 октября
Общество
В Ленинградской области ужесточили ограничения по коронавирусу
Мир
В МИД России назвали неприемлемыми действия США по делу о «Совфрахте»
Главный слайд
Начало статьи
Гордиев узел: противостояние вокруг Кипра резко обострилось
2019-07-25 13:38:26">
2019-07-25 13:38:26
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

С каждым днем всё больше обостряется ситуация вокруг Кипра. В середине июля Евросоюз одобрил пакет санкций в отношении Турции из-за бурения шельфа у острова. Анкара огрызается, заявляя, что несмотря ни на что продолжит разведывательные работы. Помимо Греции и Турции в этот конфликт вовлечены и другие международные игроки: Израиль, Египет, Ливан, США и страны Евросоюза. Все они стремятся заполучить право на разработку нефти и газа около спорного острова. Вашингтон, активно поддерживая Афины и выступая против Анкары в этом вопросе, пытается не только добиться усиления в регионе, но и подорвать влияние Москвы. Россия, традиционно балансирующая между Грецией и Кипром с одной стороны и Турцией — с другой, тоже оказалась втянута в конфликт. Какую роль может сыграть Москва в кипрском урегулировании — в материале «Известий».

ЕС обеспокоен

«Провокации Турции для всех нас неприемлемы, в этом вопросе мы — на стороне Кипра», — прокомментировал госминистр МИД Германии по делам Европы Михаэль Рот решение Евросоюза ввести санкции против Турции из-за геологоразведочных работ в исключительной экономической зоне острова.

С начала мая Анкара направила в сторону Кипра две буровые установки «Фатих» и «Явуз». В результате ЕС решил сократить финансовую помощь Турции как кандидату на вступление в Европейский союз, а также приостановить контакты на высшем уровне и пересмотреть сотрудничество Европейского инвестиционного банка с этой страной.

Буровое судно Явуз в порту в провинции Коджаэли, Турция

Буровое судно «Явуз» в порту в провинции Коджаэли, Турция

Фото: Global Look Press

Если западные страны считают остров единым, а работы турецких судов в его водах нелегальными, то в Анкаре признают независимость Турецкой Республики Северного Кипра и ее право добывать природные ресурсы на шельфе.

Турецкие власти уже дали понять, что сдаваться не собираются: бурение на шельфе продолжат до 3 сентября, и работы будут проходить под защитой вооруженных сил страны.

В Москве осудили ограничительные меры ЕС против Турции, посчитав, что такие шаги только усугубят многолетний неурегулированный конфликт в регионе. Российские власти при этом отметили, что это «вовсе не означает, что российская сторона поддерживает действия Анкары».

Разделенный надвое

Вмешательство международных игроков еще больше обостряет и без того напряженную ситуацию вокруг Кипра. Отношения Турции и Греции всегда были далеки от идеальных. С того момента, как османы в 1453 году завоевали Константинополь и вплоть до провозглашения своей независимости в 1830 году Греция находилась под тяжелой рукой султанов. После этого неоднократно и с переменным успехом воевала с Турцией.

На самом Кипре турецкая и греческая общины живут бок о бок уже более 450 лет, практически не смешиваясь. Всё это время стороны умудрялись сосуществовать нормально. Не изменилась ситуация и после того, как в 1915 году остров стал колонией Великобритании. Проблемы начались значительно позже.

В 1960-м Кипр обрел независимость, а гарантами соблюдения прав проживающих там турецкой и греческой общин стали Лондон, Афины и Анкара. К тому моменту турки (их было около 18% жителей острова) получили треть кресел в местных органах власти. Всё казалось довольно безоблачным, но тут грянул кризис. Греки-киприоты, потребовав энозиса — воссоединения острова с Грецией, вытеснили турок со всех правительственных постов. Начались яростные столкновения между общинами. В итоге турки-киприоты образовали собственный орган самоуправления — Временную турецкую администрацию, отказавшись признавать законы, принятые греческой стороной.

Студенты Ассоциации немецких студенческих сообществ на демонстрации 19 июля 1974 года в Бонне против оккупации севера средиземноморского острова Кипр турецкими вооруженными силами

Студенты Ассоциации немецких студенческих сообществ на демонстрации 19 июля 1974 года в Бонне против оккупации севера острова Кипр турецкими вооруженными силами

Фото: Global Look Press/Klaus Rose

В 1974 году ситуация окончательно накалилась: греческие националисты пришли к власти в результате переворота. Заявив, что она защищает положения договора 1960 года, Турция ввела на остров войска. Мятеж удалось подавить — хунта пала, а к власти вернулся президент-архиепископ Макариос, при котором сторонам удавалось нормально уживаться. Однако было уже поздно: к тому моменту турецкие войска заняли 37% всей территории острова, образовав Кипро-Турецкое Федеративное Государство.

Изначально планировалось, что оно просуществует не больше года — по результатам мирного соглашения предполагалось появление федеративной республики, в которой бы соблюдались права двух общин. Однако греческая сторона так и не смогла договориться с турецкой. В результате на севере провозгласили Турецкую Республику Северного Кипра. Международное сообщество эту идею не поддержало. Северный Кипр признает всего одно государство — Турция.

Остров разделяет так называемая зеленая линия, на которой находится контингент вооруженных сил ООН по поддержанию мира на Кипре (ВСООНК), его мандат продлевают из года в год. В целом обстановка на острове довольно стабильна: сейчас можно спокойно пересекать «зеленую линию» (пусть и на ограниченное время), на греческой части острова спокойно живут турецкие общины.

Архиепископ Макарий и предстоятель Кипрской православной церкви и первый президент Республики Кипр 

Архиепископ Макарий и предстоятель Кипрской православной церкви и первый президент Республики Кипр

Фото: Global Look Press

На протяжении всей 45-летней истории конфликта предпринимались попытки примирить противоборствующие стороны. Реальный шанс стать федеративным государством представился в 2004 году. Занимавший тогда пост генсека ООН Кофи Аннан предложил план, согласно которому предполагалось создание Объединенной Кипрской Республики, которая бы состояла из двух автономных частей. Во главе правительства должны были стоять четыре грека и два турка. Несмотря на то, что турецкую часть острова предполагалось урезать на четверть, а греческих беженцев вернуть в места проживания, большинство турок-киприотов поддержали этот план на референдуме. Проживавшее на севере острова население рассматривало объединение как реальный шанс вырваться из четвертьвековой политической и экономической изоляции.

Совсем иные настроения царили по другую сторону «зеленой линии». Греки-киприоты план отвергли, посчитав его слишком протурецким. Подразумевалось, что на острове сохранятся ВС Турции, военные получат ряд полномочий, помимо этого, грекам-киприотам запрещалось скупать недвижимость в более отсталом турецком секторе.

В ЕС решили поощрить турок, сняв с общины экономическое эмбарго, выделив несколько сотен миллионов евро финансовой помощи и разрешив им беспошлинно экспортировать в Европу фрукты и овощи. Однако греков-киприотов за их строптивость наградили куда более щедро: в 2004 году южная часть острова вступила в Европейский союз.

«Будто что-то сломалось»

После провала референдума отношения между двумя общинами стали довольно прохладными. Формально переговоры по объединению Кипра приостановлены. Однако неформальные контакты между турками- и греками-киприотами продолжаются. Активисты стараются наладить связи между общинами, проводят совместные культурные мероприятия.

При этом каждая из сторон опасается, что идя на компромиссы, не создаст возможность какого-либо движения вперед, а лишь усилит переговорные позиции соперника. Например, общины могли бы начать сотрудничать, урегулировав вопрос о статусе различных университетов и колледжей Северного Кипра. Греки считают их незаконными. Однако северные вузы готовы сотрудничать с университетами южной части острова. Это как раз могло бы открыть новые возможности для сближения сторон, в отношениях которых накопилось множество спорных и болезненных вопросов: это и присутствие турецких ВС на территории острова, и выплата компенсаций грекам-киприотам за имущество, утраченное на территории Северного Кипра, и территориальный вопрос.

В настоящее время турки-киприоты удерживают за собой 37% всей площади острова, однако в формате федеративного образования их бы устроили и 29,2%. Греки-киприоты, в свою очередь, настаивают, что эта доля не должна превышать 28,2%.

Происходящее на Кипре очень точно описала спецпосланник ООН Джейн Лют после посещения острова: «Ощущение такое, будто что-то сломалось». Эта фраза стала крылатой. Серьезная попытка урегулировать затянувшийся конфликт была предпринята на швейцарском курорте Кран-Монтана в 2017 году, однако и она провалилась.

Cпецпосланник ООН Джейн Лют 

Cпецпосланник ООН Джейн Лют

Фото: Global Look Press/Albin Lohr-Jones

А ведь тогда казалось, что стороны стоят на пороге исторического события, и кипрская проблема будет решена на основе принципа единого федеративного государства. Стороны впервые обменялись картами по территориальному разграничению, обсудили вопросы гарантий и безопасности острова. Но на этот раз взбрыкнула Анкара, отказавшись выводить с Кипра 40 тыс. своих солдат и офицеров. С тех пор никаких существенных подвижек в переговорах не происходило.

Греки-киприоты с большим недоверием относятся к Анкаре на фоне роста авторитарных амбиций Эрдогана. Турки-киприоты, в свою очередь, разочарованы тем, как обошелся с ними Евросоюз за готовность к объединению.

Все заинтересованные стороны

Масла в огонь подливают и споры о разработке крупных запасов энергоресурсов, обнаруженных около острова. В настоящее время на шельфе Восточного Средиземноморья известны четыре газовых месторождения: кипрская «Афродита» (с запасами 127 млрд кубометров газа), египетский «Зохр» — 850 млрд кубометров, а также израильские «Левиафан» и «Тамар» (620 и 200 млрд кубометров газа).

О своих интересах в регионе заявляют также Италия, Франция, США и Ливан. Фактически Анкара противостоит им в одиночку. Образовались три треугольника: Кипр – Греция – Израиль, Кипр – Греция – Ливан и Кипр – Греция – Египет. Они заключили договоры о проведении морской границы, поделив таким образом большую часть шельфа вокруг острова. Впрочем, Турция, на сегодняшний момент заключившая соглашение только с Северным Кипром, эти соглашения не признает.

От Великобритании, считающейся одним из гарантов соблюдения прав жителей острова, помощи в этом вопросе ждать не приходится. Лондон преследует свои внешнеполитические цели: сохранение на Кипре двух военных баз — Акротири и Декелии, имеющих статус заморских территорий Соединенного Королевства и занимающих около трех процентов от всей площади острова. Они обладают для Британии важным геостратегическим значением: помогают контролировать Суэцкий канал и в целом Ближневосточный регион.

Военная база Акротири на Кипре, самолет Торнадо GR4  Королевских ВВС 

Военная база Акротири на Кипре, самолет «Торнадо GR4» Королевских ВВС

Фото: commons.wikimedia.org/Cpl Neil Bryden RAF/MOD

Не приходится Турции рассчитывать и на помощь Брюсселя. Евросоюз, стремясь диверсифицировать поставки энергоресурсов из России, активно поддерживает Республику Кипр. Брюссель одобрил проект Восточно-Средиземноморского газопровода, согласованный между Израилем, Кипром и Грецией. Помимо этого, с согласия ЕС Никосия и Каир подписали договор о строительстве магистрали по дну Средиземного моря, соединяющей Кипр и Египет.

В Анкаре с опаской относятся к прокладке альтернативных газопроводов в восточном Средиземноморье. Для Турции важно сохранить статус главного европейского газового хаба.

Кроме того, участие Кипра (без турецкой общины) в таких крупных проектах показывает, что мировое сообщество полностью поддерживает действия местных властей, а это делает процесс урегулирования кипрской проблемы еще более тяжелым.

Турецкие власти заявляют, что Республика Кипр не имеет права добывать полезные ископаемые в одностороннем порядке, а выгоды от добычи углеводородов должны быть разделены с Северным Кипром. Местные эксперты уверены, что Анкара слишком поздно начала предпринимать шаги в этом направлении. Для защиты своих прав стране необходимо объявить свои исключительные экономические зоны, а также подписать договор о морской границе с Ливией, которая тоже может претендовать на разработку шельфов. Учитывая, что в этой североафриканской стране нет стабильного правительства, сделать это будет непросто.

Российско-американское противостояние на острове

Свою геополитическую игру на Кипре ведут и Соединенные Штаты, еще больше накаляя тем самым обстановку в регионе. Так, американские сенаторы Боб Менендес и Марко Рубио представили в конгресс законопроект о снятии эмбарго на продажу оружия Кипру. Это решение с радостью восприняли в Никосии и Афинах, в Анкаре оно вызвало возмущение. Запрет на поставку оружия ввели в 1987 году, чтобы не допустить гонки вооружений и «поощрить процесс объединения разделенного острова».

Однако Кипру выдвигалось условие — закрыть порты для кораблей ВМФ России. Эксперты уверены, что Вашингтон стремится не только усилить свои позиции в регионе, но и подорвать традиционно сильное влияние России.

В Никосии на такую сделку не пошли, заявив, что хотя Кипр и нацелен на улучшение отношений с США, «продолжит и дальше предоставлять свои порты и инфраструктуру для российских и других судов». Впрочем, Москве особо обольщаться не стоит: кипрские власти подчеркнули, что хотя и ценят экономические, торговые и политические отношения с Россией, их «главный пункт назначения — Европа».

Большой противолодочный корабль «Североморск» и дизель-электрическая подводная лодка «Владикавказ» ВМФ России

Большой противолодочный корабль «Североморск» и дизель-электрическая подводная лодка «Владикавказ» ВМФ России

Фото: РИА Новости/Алексей Даничев

Что касается кипрского конфликта, то Москва всегда старалась держаться от него в стороне, заявляя, что «заинтересована в скорейшем решении кипрской проблемы, несмотря на то, что эта задача остается крайне сложной» и призывая, чтобы «решение проблемы было справедливым, целесообразным и функциональным, а также приемлемым для обеих кипрских общин». Такая позиция, по-видимому, не особо устраивала ни греческую, ни турецкую части острова.

Власти Кипра неоднократно заявляли, что Россия могла бы внести свою лепту в возобновлении переговоров между турецкой и греческой сторонами по кипрскому урегулированию. Так, накануне саммита G20 в Буэнос-Айресе осенью 2018 года министр иностранных дел Кипра Никос Христодулидис выразил надежду, что «Москва сможет убедить Анкару реанимировать переговоры». Однако такую точку зрения разделяют далеко не все.

Многие киприоты уверены, что Россия «никогда не пыталась поддержать Кипр». Об этом в своих мемуарах писал бывший президент острова Глафкос Клиридис. По его словам, Москва не сделала этого в 1974 году, не сделает и сейчас. Помимо этого экс-глава государства упрекает Россию в том, что она не оказала никакой финансовой помощи в 2012 году, когда остров особенно остро в этом нуждался.

Турки, в свою очередь, не сомневаются, что Россия, как и западные страны, поддерживает в этом конфликте греческую сторону. «В Анкаре не считают Москву честным брокером в том, что касается урегулирования кипрского кризиса. Во многом это происходит из-за тесных исторических, православных связей, а также офшоров некоторых российских бизнесменов на острове», — рассказал «Известиям» турецкий политолог Серкан Демирташ.

Эксперт, в частности, напомнил позицию Москвы в преддверии референдума по плану Аннана в 2004 году. Генсек тогда предпринял последнюю попытку убедить греков-киприотов проголосовать за объединение. Для этого в Совбез ООН внесли проект резолюции, призывающей обе общины проголосовать за объединение острова. 14 членов Совбеза поддержали резолюцию, однако неожиданно Россия как постоянный член Совета Безопасности ООН воспользовалась своим правом вето, тем самым похоронив документ. Свой демарш Москва тогда объяснила нежеланием оказывать давление на заинтересованные стороны в преддверии плебисцита. Однако многие в тот момент заподозрили Россию в сговоре с греками.

«В том что касается вопросов восточного Средиземноморья, то появление возможного конкурента — нового поставщика энергоресурсов на европейский рынок — не может не волновать Москву. Вызывает беспокойство России и то, что в последнее время крепнут связи между Кипром и США. Вашингтон давит на Никосию, требуя ослабить взаимодействие с Москвой, особенно в отношении оффшорных банков», — пояснил политолог. В ноябре прошлого года некоторые крупные российские компании уже покинули Кипр, другие всерьез подумывают об этом. На фоне этого на острове стремительно растет число американских банков, готовых к сотрудничеству.

Читайте также