Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Арктическая дискуссия», или обсуждение освоения Арктики и загрузки Северного морского пути, наконец-то приобрела привычный характер. Вроде бы все признают безальтернативность разработки арктических кладовых, но как только разговор заходит о конкретных путях реализации северного проекта, тут же выскакивают «специалисты» всех мастей, далекие не только от этой тематики, но и от реальной экономики вообще. Зато имеющие свое мнение абсолютно по любому вопросу.

На Руси так было всегда — трепа много, дела мало. Если бы в решении важнейших проблем страны всегда участвовали популисты и демагоги, не было ни военных побед, ни подвига Гагарина, ни Самотлора, ничего. Такова наша планида, и хорошо, что высшее руководство страны это понимает.

За рубежом истеблишмент к болтовне о целесообразности господдержки прорывных проектов относится с пренебрежением. Например, в США комплекс федеральных и региональных льгот, принятый без пустого «общественного обсуждения», позволил американским компаниям совершить сланцевую революцию. А, скажем, Саудовская Аравия, сократив налоговую нагрузку на Saudi Aramco, добилась от нефтяников генерации свободного денежного потока и значительного увеличения дивидендов.

Российское правительство несколько лет назад предоставило налоговые льготы предприятию по производству сжиженного природного газа «Ямал СПГ», построенному НОВАТЭКом в партнерстве с Total, CNPC и Silk Road Fund. В результате к 2020 году завод будет производить 27 млн т сжиженного газа — больше, чем Малайзия (третий после Катара и Австралии производитель СПГ).

Детали таковы. Заполярное Южно-Тамбейское месторождение — ресурсная база «Ямал СПГ» — освобождено от НДПИ в первые 12 лет добычи и от налога на имущество (при условии, что совокупный объем СПГ за этот период не превысит 250 млрд куб. м). Помимо этого, налог на прибыль составит не 18%, а 13,5%. До конца строительства акционеры освобождены и от уплаты НДС при покупке оборудования, не имеющего аналогов в России, а по его окончании будут пользоваться нулевой пошлиной на экспорт топлива.

Получил бы «Ямал СПГ» государственную поддержку, если бы ее основные положения были вынесены на всенародное толковище? Вопрос риторический.

Схема НОВАТЭКа — опытная, предназначенная для обкатки и апробации в более масштабных проектах. В первую очередь, в арктическом. Сегодня Арктика — чистое поле, где нет ни транспортной, ни буровой, ни добычной, вообще никакой инфраструктуры. Ни одна, даже самая крупная мировая компания без создания соответствующих инвестиционных условий подобный проект не потянет. И если в прошлом десятилетии «помочь» в освоении арктических месторождений могла благоприятная сырьевая конъюнктура, а также досанкционное расположение к России технологических мейджоров, то сегодня нет ни первого, ни второго.

По оценкам Минприроды России, в ближайшее десятилетие наши нефтегазовые компании не смогут запустить уже заявленные шельфовые проекты, ориентированные в том числе на развитие Севморпути. Так, доразведка месторождений «Победа» и Медынское-море «Роснефти», Ленинградского, Лудловского, Русановского («Газпром») и Долгинского («Газпром нефть») планируется в 2025–2030 годах. А запуск в эксплуатацию — и того позже.

«Газпром нефть» лишь «рассчитывает» на удачное завершение бурения на Южно-Обском участке. В случае успеха месторождение может быть введено в эксплуатацию в 2020-х, да и то с учетом близости к действующей инфраструктуре Новопортовского месторождения. «Газпром» также «рассчитывает» до 2030 года ввести в эксплуатацию три морских месторождения в арктической зоне — Каменномысское-море, Северо-Каменномысское и Крузенштернское. Но всё это — поля, частично расположенные на суше, хотя юридически они и находятся во внутренних водах.

Несколько слов о Севморпути. В мае 2018-го президентом России подписан указ о национальных целях и стратегических задачах развития страны на период до 2024 года. Одна из стратегических задач на этот период — развитие Северного морского коридора, кратчайшего морского маршрута между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом. Время в пути по сравнению с нынешней дорогой через перегруженный Суэцкий канал сокращается на две недели, что позволит существенно снизить издержки.

Для успешного решения поставленной задачи грузопоток по Севморпути к 2024 году должен быть доведен до 80 млн т. Без нефтегазовых ресурсов арктического региона обеспечить загрузку СМП невозможно. В свою очередь, освоение нефтегазовых ресурсов невозможно без строительства соответствующей инфраструктуры.

Есть ли у нас программы покорения Арктики, сопоставимые по масштабам со сланцевыми разработками в США или с «Ямал СПГ»? Есть. Но они предсказуемо подвергаются обструкции «общественниками».

Проект освоения арктических месторождений «Восток ойл», предложенный «Роснефтью», полностью в духе и указа президента, и схемы, обкатанной на «Ямал СПГ». Он предусматривает строительство морских терминалов с перевалкой до 100 млн т в год, 5,5 тыс. км трубопроводов, аэропортов, линий электропередач, морских буровых платформ и судов ледокольного флота. Предполагается, что совокупные инвестиции компаний-партнеров составят от 5 трлн до 8,5 трлн рублей.

Для реализации программы «Восток ойл» требуются определенные инвестиционные условия. Прежде всего, это налоговые стимулы. Впрочем, их масштаб будет в два-три раза меньше, чем вложения инвесторов. Проект был бы работоспособным и без налоговых послаблений, но для этого нужны сверхвысокие цены на нефть и отмена санкций, а главное, финансирование под 4–5%, что сейчас невозможно из-за особенностей фискально-монетарной политики.

Для государства «Восток ойл» — не только сохранение доминирующего положения на нефтяном рынке, но и мультипликативный эффект для всей экономики, который по предварительным оценкам может превысить 30 трлн рублей. Вклад проекта в рост ВВП оценивается в 2 п.п. в год до 2050-го, а выигрыш для бюджета — в 4,4 трлн рублей налоговых поступлений, дивидендов и экспортных пошлин. Пока же ни о каких доходах речь не идет, поскольку без инвестиционных стимулов реализация проекта невозможна.

Арктическая революция — это не только буровые установки и промысловые объекты, морские терминалы и резервуарные парки, аэродромы и автодороги, ледоколы и нефтетанкеры ледового класса. Арктическая революция — это завтрашний день нашей экономики, вопрос укрепления геоэкономического престижа страны в условиях, когда все силы западных «партнеров» брошены на устранение России из числа мировых конкурентов.

Автор — доктор экономических наук, профессор

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Читайте также
Прямой эфир