Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Определить будущее: почему без налоговых льгот Арктику не поднять

Что даст России ее освоение
0
Фото: ТАСС/Александр Рюмин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Россия — страна, входящая в тройку мировых лидеров по добыче нефти и газа. Объемы производства углеводородов в последние годы стабильно бьют рекорды, но в обозримом будущем это грозит серьезным истощением запасов на зрелых месторождениях. В этих обстоятельствах на первый план выходит Арктика. Предварительные оценки дают общие запасы нефти в объеме 500 млрд тонн. При нынешних уровнях добычи их исчерпание займет сотни лет. Арктические запасы в потенциале является настоящим рогом изобилия для российской экономики.

На сегодняшний день размер принадлежащего России (согласно международным соглашениям) арктического шельфа составляет 4,1 млн кв. км, что примерно равно площади всех стран Евросоюза вместе взятых. Примерно половина этой территории является потенциально нефтегазоносной.

Однако освоение этих необъятных ресурсов на данный момент практически невозможно — инфраструктура, как транспортная, так и добывающая там по сути отсутствует. Раньше эту ситуацию можно было оправдать тем, что ледовая обстановка делала разведку и бурение исключительно трудными, а запасов было достаточно и на материке.

Сейчас положение дел меняется. По словам старшего аналитика БКС Премьер Сергея Суверова, добыча нефти в России может начать падать уже с 2022 года. Нефтяному рынку нужна «свежая кровь», и приостановить падение можно только с задействованием ресурсов Арктики.

С другой стороны, глобальное потепление значительно расширило пространство маневра для нефтегазовых компаний. Навигация по Северному морскому пути теперь длится на несколько недель дольше, чем еще 20 лет назад, а сокращение площади под многолетними льдами упрощает добычу и разведку. К тому же технологии не стоят на месте: то, что было непредставимо полвека назад, сейчас является обыденностью.

Однако Арктика на данный момент — чистое поле. Разведка и добыча в регионе требуют масштабных инвестиций в строительство не только буровых установок и промысловых объектов, но и морских терминалов, резервуарных парков, аэродромов, автодорог, ледоколов, нефтетанкеров и газовозов ледового класса. Работа в Арктике почти так же сложна и ресурсозатратна, как освоение космоса. Реализация таких масштабных проектов возможна только при колоссальных инвестициях, которые в одиночку не сможет потянуть ни одна компания.

Особенно важно развитие Северного морского пути как новой стратегической транспортной артерии. Раньше СМП был важен для «северного завоза» товаров в поселки вдоль побережья Северного Ледовитого океана. Из-за массового выезда людей в Центральную Россию в 1990–2000-е годы значение СМП резко упало, но в последние годы развитие экономики и улучшение климатических условий позволило существенно увеличить загрузку этой магистрали. Сейчас даже говорят уже о возможном использовании СМП в качестве транзитного коридора между Европой и Восточной Азией. Но на первых порах развивать его будет возможно как дорогу, по которой поставляются энергоресурсы Арктики.

По словам ведущего эксперта союза нефтегазопромышленников России Рустама Танкаева, сейчас на севере Красноярского края создан Ванкорский промышленный кластер, где каждый год открывают крупные месторождения углеводородов.

— Cделана единая инфраструктура для большого количества месторождений, что позволяет очень сильно экономить деньги и делает экономику этих проектов приемлемой, — отметил он. — Но если мы как сейчас продолжим качать эту нефть по системе Восточная Сибирь–Тихий океан в Козьмино и дальше поставлять на мировой рынок, огромные расстояния прокачки съедают значительную часть возможной прибыли. И конечно, лучше найти другие пути, более эффективные. Более эффективным путем является строительство на побережье порта нефтеналивного и поставка нефти танкерами как в Европу, так и в Юго-Восточную Азию. Для того, чтобы это реализовать, нужно фактически построить целую страну. Потому что там ничего нет. Северный морской путь, как мы знаем, был заброшен, сейчас он оживает. Сейчас очень многое делается для того, чтобы он заработал. Но для того, чтобы он заработал, во-первых, нужны опорные пункты, порты, которые позволят бункероваться судам, позволят производить текущий ремонт и так далее. И конечно, нужны сами суда. Их нужно построить.

Проект освоения арктических месторождений «Восток ойл», который предложила компания «Роснефть», предусматривает строительство морских терминалов с перевалкой до 100 млн тонн в год. Будет построено 5500 км трубопроводов, аэропорты, линии электропередачи и т. д. Инвестиции компаний составят от 5 до 8,5 трлн рублей.

«Роснефть» как один из лидеров освоения Арктики рассчитывает на определенную поддержку со стороны государства. По словам Сергея Суверова, компания предлагает предоставить ей налоговые льготы по примеру тех, которые государство давало «Новатэку» в проекте «Ямал СПГ». Речь идет об обнулении ставки НДПИ, стимулов при строительстве инфраструктуры. Только при условии поддержки государства возможная реализация этого проекта даст положительную внутреннюю норму доходности, отметил Суверов.

В свою очередь, доцент Финансового университета при правительстве России Леонид Крутаков отметил экономический и инновационный эффект от северного проекта.

— Арктика — это не только проект «Восток ойл», это не только целая страна, это возможность нашего технологического прорыва. То есть это и приборостроение, и судостроение, то есть это мультипликативный эффект колоссальный. Можно ли было без субсидий? Можно. Но для этого надо изменить фискальную политику. Для этого нужен кредит чтобы был порядка 3–4%. Лучше 2%, как на Западе, — подчеркнул он.

Проект тем более актуален из-за того, что в последнее время российская экономика всё чаще демонстрирует признаки стагнации. Показатели деловой активности находятся на минимуме с февраля 2016 года. В ситуации неопределенности компании предпочитают выплачивать побольше дивидендов и поменьше инвестировать в новые проекты. Бизнес фокусируется на рисках, а не на возможностях.

Новый проект «Роснефти» может придать существенное ускорение экономике без радикального увеличения расходов. Налоговые стимулы составят в два–три раза меньше, чем инвестиции, которые поступят от инвесторов. Проект позволит вовлечь в разработку новые месторождения, которые при существующей фискальной политике Минфина никогда не были бы освоены из-за гигантской налоговой нагрузки. Вклад проекта в ВВП эксперты KPMG оценивают до 2% в год до 2050 года, а выигрыш для бюджета — в 4,4 трлн рублей от налоговых поступлений, увеличения дивидендов и эффекта от смежных отраслей. Проект был бы работоспособным и без налоговых послаблений, но для этого потребовалось бы финансирование под 4–5%, что сейчас невозможно из-за фискальной политики.

При этом чиновники Минфина, критикуя проект господдержки «Восток Ойл», отмечают, что бюджет недополучит 250 млрд рублей. Однако на данный момент эти деньги являются сугубо виртуальными, потому что без инвестиционных стимулов реализация проекта будет отложена, и бюджет не получит вообще ничего.

Как отметил директор Института проблем глобализации Михаил Делягин, США в свое время за счет налоговых льгот практически на пустом месте создали индустрию добычи сланцевой нефти и газа. Сейчас благодаря этим отраслям Америка практически полностью обеспечивает себя углеводородами, хотя еще 15 лет казалось, что ее зависимость от иностранных поставщиков является критической. Сейчас российское государство имеет такую же уникальную возможность создать сектор, который будет обеспечивать страну десятилетия, а может быть, и века. Продешевить тут было бы большой ошибкой.

Прямой эфир

Загрузка...