Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Мы заботимся о безопасности своего народа, а не об интересах США»
2019-07-01 16:34:14">
2019-07-01 16:34:14
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Анкара не исключает, что разместит системы С-400 у границы с Сирией и Северным Кипром. Об этом в интервью «Известиям» заявил вице-президент турецкой группы при Парламентской ассамблее НАТО, член международного комитета парламента Турции Ахмет Берат Чонкар. По его словам, ракетные комплексы могут дислоцировать в стратегически важных точках, однако окончательного решения по этому вопросу еще нет. Он также отметил: если западные страны и дальше продолжат давление при поставках оружия, республика переориентируется на закупки военной техники у России.

— Перед двусторонней встречей с Владимиром Путиным на саммите G20 в Осаке Реджеп Тайип Эрдоган заявил: комплексы С-400 поступят в Турцию уже в этом месяце — и заверил, что это уже решенный вопрос. Однако до сих пор официальной информации о том, где Анкара планирует установить системы ПВО, не было. Вам известно, где они их дислоцируют?

— Сказать точно, где будут размещены системы С-400, я не могу, поскольку это решение еще не принято окончательно. Но одно могу сказать наверняка: куда бы их ни направили, это только усилит национальную безопасность Турции, укрепит нашу воздушную оборону. С этой целью комплексы и приобретаются. Посмотрите, где расположена наша страна: вокруг нас одни горячие точки — Ирак, Иран, Сирия, Кипр — весь наш регион как большая пороховая бочка. Наиболее серьезная угроза идет со стороны Восточного Средиземноморья, из угла, где расположен Северный Кипр и уже упомянутая Сирия. Поэтому в первую очередь мы будем думать о том, как обезопасить наши южные и восточные рубежи.

— Есть ли вероятность, что системы разместят на границе Турции и Сирии?

— Не исключаю это. Но повторяю: мы разместим ракеты там, где это будет оптимально с точки зрения прикрытия наших границ. На данный момент этот вопрос лежит в технической плоскости, наши военные работают над точками размещения (об этом же еще в марте говорил министр обороны Турции Хулуси Акар. — «Известия»). К сожалению, я не могу разгласить вам более конкретные детали.

— За покупку С-400 США уже пригрозили отлучить турецких партнеров от истребителей F-35 — якобы российские военные инструкторы, которые на первых порах будут обслуживать комплексы ПВО, могут получить секретную информацию об американских самолетах. В свете растущих противоречий с США нет ли у Анкары планов переориентироваться на другие рынки? Может быть, уже намечены какие-то новые контракты на поставку российских вооружений?

— Посмотрим, это покажет процесс установки С-400 и дальнейшие шаги наших партнеров по альянсу. Если они отзовут истребители, если установят для Турции некое эмбарго на закупку и продажу вооружений, то мы, естественно, обратимся к другим производителям — благо предложений на мировом рынке сейчас более чем достаточно. Мы в первую очередь заботимся о безопасности своего народа, а не об интересах США.

— Среди российских туристов огромной популярностью пользовался круиз Севастополь–Стамбул с заходом в черноморские порты по пути. Но с 2017 года Турция в одностороннем порядке прекратила всякое морское сообщение с портами Крыма. С конца прошлого года в СМИ появляются сообщения о желании возобновить движение кораблей, однако в реальности ничего не меняется. И всё же есть ли планы возобновить регулярные рейсы между турецкими и крымскими портами?

— Для того чтобы ответить на ваш вопрос, позвольте начать со следующей ремарки. Для Турции развитие доверительных двусторонних отношений с Россией всегда было приоритетом. Все разногласия... даже не так — все спорные моменты, что у нас есть, — будь то вопрос принадлежности Крыма, расхождения по урегулированию конфликтов в кавказском регионе, в том числе в Закавказье, сложности в разграничении сил в Сирии или на Кипре, — по каждому из этих пунктов между нашими странами ведутся многоплановые дипломатические консультации. Возвращаясь к вашему вопросу: возобновление морского сообщения с портами полуострова — на самом деле гораздо более широкий вопрос. Это вопрос, касающийся того, какие шаги с обеих сторон могут способствовать сохранению и поддержанию мира в регионе, а не извлечению сиюминутной выгоды.

— На днях спецпредставитель Совета по правам человека ООН Агнес Калламард опубликовала доклад по делу об убийстве саудовского журналиста Джамаля Хашокджи. В нем звучат обвинения в адрес наследного принца королевства Мухаммеда бин Салмана. Турция в лице главы МИДа поддержала доклад, в то время как Саудовская Аравия его решительно осудила. В связи с этим не могу не спросить: сказалось ли убийство Хашокджи на двусторонних отношениях Анкары и Эр-Рияда?

— Во-первых, сразу стоит обозначить: расследование этого дела — это не выяснение политических отношений Турции и Саудовской Аравии. Это расследование убийства, все обстоятельства которого лежат в юридической плоскости. Приплетать к этому политику, я считаю, неуместно. Кто бы ни был ответственен за этот чудовищный поступок — вся Турция была поражена тем, что это произошло прямо у нас под носом, в центре Стамбула, — он должен предстать перед судом и понести справедливое наказание.

Что до наших отношений, то следует признать: у Анкары и Эр-Рияда многовекторные связи. Спецслужбы двух государств ведут совместное расследование убийства, чтобы установить все детали произошедшего. Хотя, отмечу, сотрудничество могло бы быть и плотнее. Пока, конечно, вопросов гораздо больше, чем ответов. Но подчеркиваю: это не должно отрицательно повлиять на стратегическое и гуманитарное сотрудничество между двумя странами.

Справка «Известий»

«Известия» обратились в посольство РФ в Анкаре, чтобы узнать, есть ли у российской и турецкой сторон договоренности о зонах дислокации систем С-400. В диппредставительстве заявили: это внутреннее дело Турции — и подчеркнули, что не уполномочены комментировать эту тему. Между тем руководитель Центра изучения новой Турции Юрий Мавашев пояснил «Известиям», что Анкара действительно может разместить комплексы ПВО на юге, в районе города Адана, — это бы позволило прикрыть действия турецкого флота в зоне Северного Кипра в случае конфликта с Грецией. Не так давно на спорной территории между северной и южной частями острова были обнаружены крупные запасы углеводородов. Афины уже выразили свой протест против добычи газа турками на этом участке.

Загрузка...