Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Триумф на пять миллиардов: о чем договорились лидеры Индии и России
2018-10-06 08:06:07">
2018-10-06 08:06:07
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Владимир Путин посетил Индию с официальным визитом. По итогам двухдневной насыщенной программы заключен целый пакет соглашений и подписана серия меморандумов, реализация которых позволит вывести двусторонние отношения на новый уровень. Подробности — в материале «Известий».

«Мы не упускаем ни единого шанса встретиться. Мир меняется, но дружба между Индией и Россией не изменится никогда».

Эта фраза из речи премьер-министра Индии Нарендры Моди на индийско-российском бизнес-саммите лучше всего передает дух двухдневного визита Владимира Путина в Нью-Дели. Переговоры за закрытыми дверями между российским президентом и индийским премьером, восемь крупных соглашений, контракты общей стоимостью $10 млрд, включая соглашение о поставках пяти полков С-400, выступления перед бизнесменами, встреча с президентом Индии Рамнатхом Ковиндом. График, как обычно, крайне насыщенный — зато и успеть удалось много.

Основное внимание прессы все предшествующие недели было ожидаемо приковано к вопросу о закупках Индией зенитно-ракетных систем С-400 «Триумф». И неудивительно: эта тема уже полгода будоражит умы политиков и экспертов по всему миру.

Ракеты

Еще два года назад, когда на саммите в Гоа Путин и Моди торжественно объявили о том, что Нью-Дели планирует обзавестись «триумфами», ситуация для российских оборонщиков выглядела радужно. Индии срочно требовались ракетные комплексы средней и большой дальности, и американцы настойчиво пытались продать индийцам свои «пэтриоты».

Переговоры вяло шли уже почти десятилетие, но в Вашингтоне не теряли надежды — пока на саммите БРИКС российский и индийский лидеры не договорились, что индийские границы прикроют С-400.

Переговоры по сделке шли своим чередом, пока США не объявили о намерении ввести ограничения против России в рамках «Акта о противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA). Законопроект предполагал, что под санкции подпадут не только российские оборонщики, но и те страны, которые массово закупают российское вооружение. В том числе — Индия, Индонезия и Вьетнам.

Зенитно-ракетный комплекс С-400 «Триумф»

Зенитно-ракетный комплекс С-400 «Триумф»

Фото: ТАСС/Виталий Невар

За красивыми словами американских политиков о противодействии российской агрессии ясно виднелись интересы оружейных корпораций США, заинтересованных в устранении конкурента с рынка — если не в честной борьбе, то путем политического нажима.

С Индией номер не прошел. Сначала Нью-Дели пытался убедить Вашингтон смягчить требования, но американские конгрессмены и сенаторы категорически отказались вносить изменения в законопроект. И тогда индийцы, оскорбленные тем, что кто-то смеет диктовать им, что они имеют право покупать, а что нет, заявили, что сделка по покупке С-400 будет заключена в любом случае.

Нью-Дели шел ва-банк, но на руках у них были все козыри: если бы Вашингтон решился пойти на обострение, он рисковал потерять потенциального союзника против Китая.

В итоге войну нервов индийцы выиграли. Сделка по С-400 была подписана во время визита Путина, и сразу после этого американское посольство в Нью-Дели выпустило заявление, в котором говорилось, что единственная цель Вашингтона — наказать Россию, и он ни в коем случае не хочет нанести вред обороноспособности союзников (читай, Индии).

Фрегат проекта 11356 на верфи

Фрегат проекта 11356 на верфи прибалтийского судостроительного завода «Янтарь»

Фото: РИА Новости/Игорь Зарембо

С другими оружейными контрактами получилось не так гладко. На момент написания этого текста еще не объявлен список всех сделок в сфере ВТС, подписанных на полях форума, но уже известно, что контракт на покупку фрегатов проекта 11356 так и не заключен, переговоры будут продолжаться.

Для тех, кто следил за их ходом, сюрприза не произошло: обсуждение условий оборонной сделки — дело небыстрое, и контракт по фрегатам был еще в работе. Стороны решили не торопиться и не гнать лошадей, спешно согласовывая текст к визиту Владимира Путина — решение, наверное, правильное. Все силы были брошены на подготовку договора об С-400 как наиболее знакового.

Предчувствие космоса

«Мы решили, что к 2022 году, когда Индия будет отмечать 75 лет своей независимости, а возможно, и раньше, сын или дочь Индии отправится в космос, держа в руках индийский триколор».

Обещание Нарендры Моди, данное им 15 августа 2018 года, вызвало бурю эмоций в самой Индии и за рубежом. По сути, Индия заявила претензию на то, что станет четвертой державой, осуществившей пилотируемый космический полет, — после России, США и Китая. Многочисленные недруги премьера из оппозиционного «Индийского национального конгресса» и других партий назвали обещание несбыточным, упрекнув Моди в популизме.

Индийская автоматическая межпланетная станция, предназначенная для исследования Марса

Индийская автоматическая межпланетная станция, предназначенная для исследования Марса

Фото: Global Look Press

И действительно, индийская космонавтика, хотя и продемонстрировала за последние годы впечатляющие успехи, пока отстает от грандов. Инженеры Индии умудряются при весьма скромном бюджете творить настоящие чудеса, за копейки отправляя зонд на Марс, но программа пилотируемой космонавтики требует не только серьезных денежных вливаний, но и минимум нескольких лет упорной работы — либо помощи со стороны государства с развитой космической программой.

Ранее индийские власти уже обратились за помощью к Франции, и обе стороны подписали соглашение о сотрудничестве в области космоса. Еще одним партнером Нью-Дели по результатам нынешнего визита стала Москва: среди подписанных документов — меморандум о взаимопонимании между «Роскосмосом» и индийским космическим агентством ISRO, нацеленный именно на развитие пилотируемой космонавтики.

Больше одного

На самом деле соглашений и меморандумов было подписано еще много: и о поставках российских удобрений в Индию — вопрос актуальный в связи с поставленной Моди задачей превратить сельское хозяйство в высокоприбыльную отрасль. И об участии РЖД в программе развития индийских железных дорог: без хорошей инфраструктуры мощную экономику не построишь. И один из самых ценных — о партнерстве между Федеральной корпорацией по развитию малого и среднего предпринимательства (МСП) и его индийским аналогом: хорошим отношениям двух стран в политической сфере явно не хватает экономического базиса.

То, что на происходящее на мировой арене Россия и Индия смотрят если не одинаково, то по крайней мере схоже, во время саммита еще раз подтвердилось. И Москва, и Нью-Дели хотят многополярного мира, а не мира, где правит единственная сверхдержава. Россия по-прежнему поддерживает претензии Индии на постоянное членство в реформированном Совбезе.

Президент РФ Владимир Путин и премьер-министр Республики Индии Нарендра Моди (слева направо на втором плане) присутствуют на церемонии подписания совместных документов

Президент РФ Владимир Путин и премьер-министр Республики Индия Нарендра Моди (слева направо на втором плане) присутствуют на церемонии подписания совместных документов по итогам российско-индийских переговоров. Слева направо на первом плане — генеральный директор — председатель правления ОАО «РЖД» Олег Белозеров и председатель совета железных дорог министерства железных дорог Республики Индия Ашвани Лохани

Фото: РИА Новости/Михаил Климентьев

Обе страны заинтересованы в урегулировании в Афганистане и недовольны поведением США в иранском вопросе (Индия, пожалуй, даже больше: в вопросе о покупке С-400 американцы отступили, но неясно, пойдут ли они на уступки в вопросе закупки Нью-Дели иранских углеводородов, поставки которых важны для индийской экономики).

Таким образом, Нарендра Моди имел все основания подтвердить «особый и привилегированный характер индийско-российского стратегического партнерства». По политической части особых разногласий нет — дело за экономикой и двусторонними связями.

Жители России и Индии по-прежнему достаточно слабо представляют себе, как и чем живет страна-партнер. 220 тыс. россиян и 94 тыс. индийских туристов в год — ничтожно мало по сравнению с населением обеих стран. Равно как и 10 тыс. индийцев, обучающихся в России и получающих около 100 стипендий: Индия запустила сейчас масштабную программу экономических реформ, в рамках которой требуется переподготовить десятки миллионов человек.

Туристы у мавзолея Тадж-Махал в Агре

Туристы у мавзолея Тадж-Махал в Агре

Фото: Global Look Press/Frank Bienewald

На фоне того, что Россия могла бы Индии предложить, 10 тыс. — это капля в море. Особенно учитывая, что каждый индиец, получивший российское образование, пополнит ряды друзей Москвы и станет проводником российской «мягкой силы», о которой так любят сейчас рассуждать политологи. Это, к счастью, понимают и индийский премьер, и российский президент: Моди предложил, а Путин одобрил расширение связей в гуманитарной сфере.

Российско-индийская дружба может стоять только на трех столпах: политическом взаимопонимании, экономическом сотрудничестве и гуманитарных обменах. С первым пунктом у Москвы и Нью-Дели проблем нет. Со вторым — есть: сейчас двусторонняя торговля России и Индии не дотягивает и до $10 млрд. Но шанс достичь установленной Путиным и Моди планки в $30 млрд есть: сейчас идут переговоры о создании зоны свободной торговли (ЗСТ) между ЕАЭС и Индией. Опыт создания ЗСТ с Вьетнамом дает основания для оптимизма: за первый же год объем торговли вырос на треть. Если одновременно с подписанием ЗСТ заработает наконец коридор Север–Юг, то торговля может резко пойти вверх.

Что касается гуманитарных связей — тут одними правительственными указами не обойдешься. Нужны искренний и взаимный интерес к реалиям, культуре и истории другой страны, желание изучать и познавать новое. Хочется надеяться, что за этим дело не станет.