Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Передача во время визита в Киргизию министра обороны РФ Сергея Шойгу двух прошедших ремонт военно-транспортных вертолетов Ми-8 и девяти модернизированных бронеавтомобилей БРДМ-2М со стороны не выглядит крупным событием. Но на самом деле это индикатор серьезных изменений в борьбе за влияние в Средней Азии, откуда России удалось вытеснить США. Для небольших вооруженных сил республики даже такой скромный подарок, обошедшийся нашей стране в 385 млн рублей, — серьезное подспорье для обеспечения обороноспособности.

Тем более российская поддержка этой партией не ограничивается. В августе 2017 года Киргизия получила от России пару легких самолетов Ан-26, что сразу же увеличило транспортные возможности ВВС страны. Также РФ вложила сотни миллионов рублей в обустройство государственной границы Киргизии с Афганистаном и Таджикистаном. Возможности местных пограничников в 2016 году были расширены после получения партии из нескольких десятков прошедших модернизацию бронетранспортеров БТР-70М. Киргизские офицеры бесплатно обучаются военному делу в России.

А ведь не так давно Киргизия была ключевым союзником США в регионе. Всего в 30 км от российской авиабазы располагалась крупнейшая в регионе база, обеспечивающая операцию НАТО в соседнем Афганистане. В начале 2000-х на ней размещалось одновременно до 18 боевых самолетов F-16 из разных стран коалиции, самолеты-заправщики, транспортники и вертолеты. Она полностью затмевала по своим возможностям скромную тогда российскую базу в Канте. С момента создания на аэродроме Манас под Бишкеком в 2001 году через нее прошло более 5,5 млн солдат блока на пути в Афганистан и обратно.

Ежегодно Киргизия получала от США за аренду аэродрома $60 млн — очень серьезные деньги для страны. Но помимо этой суммы польза от иностранной базы для вооруженных сил республики осталась не так уж велика. Американцы также помогали с обустройством границы, возвели госпиталь для военных, здание антинаркотической службы. Оснащали и обучали спецназ страны, как и везде, даря ему машины и очки ночного видения. Но дарить что-то существенное из военной техники они не спешили. А закупать вооружения по коммерческим ценам небогатая Киргизия не была способна.

С момента принятия принципиального решения о выводе натовской базы прошли годы. После длительных переговоров, гражданских беспорядков, парламентских и президентских выборов в 2014 году последняя авиабаза США в Средней Азии всё-таки была официально закрыта. Не помогли ни ребрендинг ее в «логистический центр», ни предложение американцев увеличить ежегодную арендную плату до $200 млн.

В 2018 году глава Центрального командования ВС США генерал Джозеф Вотел вынужден был признать, что всё взаимодействие с Киргизией по военным программам прекратилось. Постсоветская республика Средней Азии стала единственной в регионе, полностью порвавшей военные связи со Штатами. Перестали действовать не только программы тренировки спецназа, но даже спонсируемые Пентагоном курсы английского языка для киргизских офицеров.

Такой резкий поворот произошел в не самый легкий период для международных отношений России — после возвращения Крыма и событий на Украине, в самом начале санкционной войны Запада и попыток организовать международную изоляцию нашей страны. Поэтому твердый курс Киргизии на отказ от сотрудничества с США и углубление отношений с Россией в тот период был особенно ценен.

Оставшийся после ухода американцев вакуум поспешили заполнить и другие влиятельные игроки. Разумеется, не обошлось тут без нашего одновременно союзника и конкурента за влияние в регионе — Китая, который уже выделил Киргизии 100 млн юаней ($16 млн) военной помощи для «борьбы с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом». Не прочь поучаствовать в программах сотрудничества и Евросоюз. Увеличила ежегодную военную помощь Киргизии даже Турция. С $1 млн сумма выделяемых ей средств возросла до $2 млн.

И помощь Киргизии не помешает. Ее собственные ресурсы ограничены, а находится страна во взрывоопасном регионе. Она имеет протяженную границу с Афганистаном, где кроме прочих экстремистов окопался теперь и ИГИЛ («Исламское государство Ирака и Леванта», организация запрещена в РФ). В конце концов, через нее проходят маршруты наркотрафика в Россию, Азию и Европу. И к нынешней поддержке следует относиться серьезно. Россия действительно кровно заинтересована в поддержании мира и стабильности в своем «мягком подбрюшье». Поэтому именно она взяла на себя роль основного гаранта безопасности Киргизии.

А после начала российской операции в Сирии нашим союзникам по ОДКБ стало окончательно понятно, что РФ имеет политическую волю и возможности для поддержки своих надежных союзников, и что ее гарантии безопасности — не пустые обещания. Недаром в начале этого года в Бишкеке всерьез заговорили о возможности предоставления России еще одной военной базы в стране.

В последние пять лет Киргизия не словами, а делом подтвердила свою ориентированность на Россию в геополитическом соперничестве на постсоветском пространстве. Поэтому налаживание военно-технического сотрудничества с ней нельзя не приветствовать. Не факт, что РФ так уж срочно нужна вторая база на ее территории. Но можно быть уверенным, что переданной в этот раз военной техникой дело не ограничится, и мы вскоре увидим как дополнительные поставки вооружений для армии Киргизии, так и новые программы обучения местных офицеров и солдат.

Автор — военный эксперт

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...