Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Хороший, плохой, злая: гарвардского профессора права отправили в отставку за защиту Вайнштейна
2019-05-14 15:13:49">
2019-05-14 15:13:49
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Адвокатов в Америке традиционно недолюбливают, но относятся с пониманием — в системе, где без помощи знатока права невозможно ступить и шагу, они давно стали неизбежной необходимостью. Однако даже самые заядлые леваки-обличители чрезмерной жадности американских юристов к деньгам клиентов никогда не пытались ставить защитникам по уголовным делам в вину самый факт взятия на себя бремени представительства в суде. Кажется, даже в сталинском СССР адвокатам «врагов народа» хотя и приходилось нелегко, но «буря народного гнева» в печати обходила их стороной: репрессии репрессиями, но приличия соблюдаться должны. Разве что в Средневековье некоторые теологи оспаривали необходимость предоставления защитника обвиняемым в процессах о ереси. Но многовековую традицию понимания права на защиту как неотъемлемого права гражданина сломали в 2019 году студенты самого элитного американского университета, отправив в отставку своего профессора — за то, что он честно выполнял профессиональный долг адвоката. В подробностях скандала в Гарварде разбирались «Известия».

Экологи не дремлют

«Если сравнивать структуру Гарварда с Хогвартсом, то Уинтроп-хаус будет Гриффиндором», — сообщает официальная страница одного из 12 колледжей самого престижного американского университета. Что ж, студенты Уинтроп-хауса в полной мере явили гриффиндорские честь, отвагу и благородство — и добились ухода своего декана, главы кафедры уголовного права Гарвардской школы права (юридического факультета, в более привычной для нас терминологии) Рональда Салливена и его жены, эксперта по правам человека и расовым проблемам Стефани Робинсон. Причина? Профессор Салливен (кстати, первый афроамериканец, занявший пост декана гарвардского колледжа) — еще и известный практикующий адвокат. В конце прошлого года он взялся защищать очередного клиента — и, как выяснилось, выбрал подзащитного крайне неосторожно. Им стал обвиняемый в изнасилованиях и сексуальных домогательствах голливудский продюсер Харви Вайнштейн — и это обстоятельство возмутило опекаемых по долгу службы Салливеном студентов.

Первой подняла голос протеста британка Дану Муданнаяке, изучающая экологию и кинопроизводство (система колледжей в Гарварде объединяет студентов разных отделений). После новости в New York Times в январе 2019 года, сообщавшей, что Салливен присоединился к команде адвокатов Вайнштейна, Муданнаяке организовала обсуждение «поведения профессора» в студенческих комитетах и опубликовала в интернете петицию с требованием сместить юриста с поста декана колледжа. Основание: «выбор клиента мистером Салливеном наносит студентам глубокую травму и демонстрирует его неуважение к их безопасности». Разумеется, не обошлось и без патетической риторики: «Захотят ли студенты Уинтроп-хауса получить диплом из рук человека, который считает нормальным взять на себя защиту Вайнштейна?»

Надо отметить, что Салливен попытался разъяснить с рациональных позиций свое решение, разослав своим студентам электронное письмо, в котором писал, что «люди, заранее признанные обществом виновными, подлыми, нежелательными», тем более нуждаются в защите. «Для этой категории подсудимых особенно важно получить такое же процессуальное представительство и такой же ход процесса, как и для других — возможно, даже важнее. На самом деле большая часть самых важных судебных прецедентов родилась из дел, где защищались права таких «непопулярных» подсудимых», — доказывал Салливен. Но аргументы действия не возымели.

Молодежный протест

Вскоре последовала серия студенческих пикетов (поддержанных университетским отделом по предотвращению сексуального насилия — сотрудники раздавали протестующим горячий шоколад, чтобы «ранимые малютки» от 18 до 23 лет от роду не дай бог не простыли). Затем неизвестные вандалы разрисовали стены колледжа надписями #metoo и «Твое молчание — их насилие». Всё это до невозможности стало напоминать не то времена студенческих волнений 1968-го, не то культурную революцию в Китае. Все попытки вразумить «хунвейбинов» и саму зачинщицу были встречены новыми обвинениями с их стороны. «Меня не заставят молчать» — так назвала свою программную статью на сайте Medium Муданнаяке. В ней она разъяснила и свою позицию: «Как адвокат декан Салливен может защищать кого пожелает. Но меня, как и многих других студентов, тревожит, что его роль как представителя Вайнштейна несовместима с необходимостью создавать здоровую экологию как декана Уинтроп-хауса». Дальше следует весь неизбежный в наше время набор заклинаний о «токсичной среде» и «травматизирующей обстановке» — приправленный, естественно, упоминанием, что сама мисс Муданнаяке является «женщиной, небелой, из семьи с низким достатком, никто из которой ранее не учился в Гарварде».

Удивительно, но инициативу Муданнаяке поддержали и студенты-правоведы — которые вроде бы должны понимать, что в грядущей взрослой жизни, если они изберут карьеру адвоката, ограничить себя лишь защитой хороших, правильных и безвинно обвиненных людей у них вряд ли получится. Впрочем, в истории адвокатуры уже бывали прецеденты, когда сохранение политической «невинности» ставилось выше освященного веками права на защиту. К примеру, в СССР 1920-х годов адвокатам, состоявшим в РКП(б), специальным циркуляром ЦК от 2 ноября 1922-го запрещалось принимать дела о защите «буржуазных элементов», когда другой стороной выступали рабочие или само пролетарское государство. В сегодняшних США дело, похоже, идет к такому же положению — с тем уточнением, что не подлежат защите «буржуазные элементы», обвиняемые в сексуальном насилии против «пролетариев экрана». Вероятно, в скором будущем найдут отражение в американском быту и другие положения циркуляра за подписью Молотова: например, что «коллегия защитников представляет из себя позицию, которая, будучи захвачена враждебными советской власти элементами, сможет представлять собой угрозу для интересов рабочих масс при повседневном разрешении вопросов по имущественным спорам рабочих масс между рабочими и предпринимателями и частными лицами» (с заменой соответствующих мест на «враждебными делу феминизма, гендерного равенства и борьбы с харассментом», «интересов LGBTQ+ масс» и «спорам по гендерным вопросам и сексуальным домогательствам»).

Принципы дороже

Шутки шутками, но 11 мая декан Гарварда Ракеш Хурана объявил, что контракт с Салливеном и заодно с его супругой в качестве содеканов Уинтроп-хауса не будет продлен после 30 июня, когда истекает нынешний срок. Хурана объяснил решение «необходимостью исправить климат в колледже» (страсть поборников политкорректности к метеорологическим метафорам остается одной из неразрешимых загадок их коллективной психологии). Сам Салливен, впрочем, решил играть по предложенным правилам и в своем заявлении объяснил непродление полномочий (фактически — увольнение) расовыми предрассудками. Что, конечно, добавляет абсурда: Муданнаяке — дочь иммигрантов с Шри-Ланки, а Хурана родом из Индии.

Впрочем, абсурд, кажется становится неотъемлемой частью нового «американского образа жизни». Защита прав меньшинств постепенно превращается в откровенный фарс — оплачиваемый налогоплательщиками. Иногда, правда, удается и сэкономить. Так, губернатор штата Нью-Йорк запретил любые поездки за казенный счет в штаты Северная Каролина и Миссисипи (исполнительные приказы № 155 и № 156) — поскольку там законодательно нарушаются права ЛГБТ-сообщества. Для несведущих: в этих двух штатах разрешено пользоваться общественными уборными только по принципу биологической половой принадлежности. То бишь лицо, считающее себя женщиной, но имеющее половые признаки мужчины, справить нужду в «дамской комнате» права не имеет — мракобесие налицо. Кажется смешным, но запрет распространяется не только на чиновников администрации штата, но и, к примеру, на молодежные спортивные команды, вынужденные либо искать частных спонсоров для поездок на «дикий Юг», либо вовсе отказываться от участия в соревнованиях. Когда-то разногласия по расовым и имущественным вопросам привели США к гражданской войне. Теперь противоречия между Севером и Югом, к счастью, сводятся лишь к статусу общественных клозетов.

Ситуация вокруг Салливена — уже второй с начала года скандал в сфере высшего образования в США. Предыдущий был связан со взятками при поступлении в элитные вузы страны, но Гарвард обошел стороной — там случаев коррупции не выявили. Тем не менее многие в американском обществе бьют тревогу, наблюдая за тем, во что превращается образовательная система. В конечном счете эта печальная история служит и очередным свидетельством того, как далеко ушло от истоков христианской цивилизации современное американское общество — лозунг «В Бога мы верим», кажется, скоро исчезнет и с долларовых банкнот. Аврелию Августину, одному из столпов Церкви и человеку, заложившему основы этики Западного мира, часто приписывают высказывание: «Возлюби грешника, ненавидь грех». Это не совсем точно — Августин призывал относиться «с любовью к человеку и с ненавистью к греху» (Cum dilectione hominum et odio vitiorum; Письма 211, 11). Возлюбить персонажа вроде злополучного Вайнштейна и впрямь нелегко — но новое поколение, освободившееся от груза предрассудков, похоже, даже и не собирается пытаться. «Насколько мы отказываем «непопулярным» подсудимым в базовых процессуальных правах, настолько мы перестаем быть той страной, какой себя воображаем», — писал в своем послании к студентам уволенный профессор. Как бы его слова не оказались пророческими.