Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Герои нашего времени
2017-12-07 12:18:14">
2017-12-07 12:18:14
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Журнал Time, с 1927-го определяющий наиболее значительного человека года, остановил свой выбор на тех, кто «нарушил тишину». На обложке пять героинь, включая Эшли Джадд и Тейлор Свифт, на деле — сотни женщин (и мужчин), признавшихся в том, что подверглись сексуальным домогательствам. После скандала, начавшегося в октябре, они посыпались из всех щелей со своими душераздирающими историями и не прогадали. Теперь признаваться не страшно и не стыдно, один твит — и ты в центре внимания. Можно выйти на свет, встать в строй, свести счеты, привлечь внимание, раздавить и поставить на место практически любого. Портал iz.ru разбирался в сути этого явления.

Да, скандальный инфоповод в важных вопросах безжалостно просеивает участников. Назовите сейчас без подсказки имя парня, уничтожившего карьеру Кевина Спейси. Кто-то там из «Стар-трека». Но малоизвестный актер и открытый гей Энтони Рэпп сделал свое дело, и Спейси может уходить. Уходить нелепо, с каминг-аутом, который в его случае выглядит, как еще одна «свинка», неловко подшитая в дело то ли самим растерявшимся фигурантом, то ли его недальновидными советчиками. Вряд ли сам Рэпп предполагал, какие последствия будет иметь его признание. Вряд ли кто-то вообще мог предположить, что совсем скоро на волне всеобщей истерии компании понесут многомиллионные убытки, вымарывая знаменитого актера из всех проектов настоящего, прошлого и будущего.

Энтони Рэпп 

Фото: Global Look Press/ZUMA/Vince Talotta

С Вайнштейном всё еще хуже. Здесь вообще непонятно, с какой стороны надо браться за голливудскую паутину, чтобы раз и навсегда очистить хотя бы кинематографический мир от присутствия этого страшного человека, любителя халявного массажа и женщин.

И ведь вроде всё правильно, XXI век, свобода и равенство, женщины в президентских креслах, армии и космосе. Какой харассмент? Но всё смешалось в одну кучу, и, несмотря на то что и Вайнштейн, и Спейси выглядят совсем не комильфо, шепот Станиславского «не верю» сопровождает всю эту разоблачительную кампанию.

Главная мысль предельно проста: нельзя обижать женщин. Мужчин, в определенном контексте, впрочем, тоже. Что бы там ни происходило в Голливуде, но от насилия, побоев и унижений гибнут и страдают миллионы женщин по всему миру. Только в Британии каждую неделю погибают две женщины. В России счет идет на десятки тысяч пострадавших в год. У нас в среднем каждые 40 минут погибает одна женщина.

Харви Вайнштейн

Фото: REUTERS/Carlo Allegri

Нельзя — значит нельзя. И невозможно всё списывать на генетическую предопределенность, видовую склонность к агрессии и вековое доминирование мужчин. Все базовые запреты были прописаны давно и доходчиво, только это мало что изменило. Даже неотвратимость наказания, которую, кстати, общество оказалось вынуждено пересматривать под влиянием идей гуманизма, не останавливала человека, вернее, преступника.

А что женщины? Женщины отчаялись. Какой Харви? Суды давно завалены «неудобными» исками. Американка Эллен Пао в 2012 году подала в суд на компанию Kleiner Perkin Caufield & Byers за половую дискриминацию, проиграла процесс, написала книгу и получила свою долю внимания, хотя это и не решило ни ее проблемы в частности, ни проблемы в целом.

Уже ставили бронзовую «Бесстрашную девочку» перед знаменитым быком на Манхэттене, и ту же самую компанию State Street Corporation, которая заказала скульптуру как символ протеста против дискриминации женщин в большом бизнесе, и обвинили в занижении зарплат женскому персоналу! Компания возмущенно опровергла обвинения, но согласилась выплатить пострадавшим $4,5 млн, подтвердив необходимость изменить политику в отношении сотрудников. И разговоры о равноправии в том же Голливуде всё равно происходят на фоне неадекватного распределения гонораров, которые у мужчин-звезд несравненно выше, чем у их коллег-женщин.

Параллельно со всем этим любая женщина прекрасно осведомлена о преимуществах соблазна, «голых платьев» и глубоких декольте. Вероятно, сложно связать одно с другим, но, для того чтобы явление Харви Вайнштейна на было таким шокирующим, надо иногда переодевать Беллу Хадид и Ирину Шейк перед выходом на красные дорожки или съемками в рекламных кампаниях.

Супермодель Ирина Шейк

Фото: РИА Новости/Асатур Есаянц

И не потому что это некрасиво, а Харви маньяк, а потому что в мире, где секс одобрен и укоренен в общественном сознании как двигатель продаж и средство достижения успеха, вы в какой-то момент просто не сможете отделить одно от другого. И это не про то, что «сама виновата, не так оделась, шалава», а про то, что нельзя на лицемерных и противоречивых посылках строить систему морали, а потом удивляться тому, что она дает сбои.

Сам по себе скандал вокруг знаменитого и влиятельного голливудского продюсера уже породил множество конспирологических теорий. Все эти драматически устаревшие обращения в суд мнимых и действительно пострадавших могут быть крайне сомнительны с юридической точки зрения, но они разрушают ровно то, что и предполагалось разрушить, — репутацию Вайнштейна в частности и Голливуда вообще.

На этом фоне даже многомиллионные потери компаний не выглядят такими вопиющими, деньги здесь всё равно вернут, даже если разорятся, а вот имя вряд ли. От этого так велик соблазн поверить, что за скандалом года, сорвавшим маски с пуританского и лицемерного киномира, маячит желтая челка одного мстительного президента. А ведь он и правда был кране зол на голливудскую камарилью, которая во главе с Мерил Стрип водила хороводы вокруг Хиллари Клинтон и травила дустом его самого и его предвыборную кампанию.

Трамп стоит за провалом Вайнштейна или не Трамп, но великая Стрип и правда выглядела не на месте со своими актерскими слезами и патетическими речами. А что касается Харви, то когда падают фигуры такого масштаба, обычно это оказывается кому-то нужно и не происходит просто так. Возможно, об истинных причинах, как и о выстрелах в Далласе, публика не узнает никогда, но процесс, тряхнувший Голливудские холмы, породил не менее, а, возможно, даже более важные афтершоки, которые в результате вынесли пять женщин на обложку журнала Time и сделали их персонажами года.

Скандал с Харви, чем бы и кем бы он ни был организован, спровоцировал не только патетический флешмоб #MeToo, по горячим следам объединивший всех подряд на борьбу с ветряными мельницами, но и осмысленные общественные кампании против насилия над женщинами. И вот уже всеобщий любимец Бенедикт Камбербетч принимает участие в британском проекте Drawaline, рисует через весь экран оранжевую линию с призывом остановить насилие и поддержать женщин по всему миру. И всё бы хорошо и правильно, но актер опять упоминает женщин «нашей индустрии», которые «не побоялись сказать». И опять на месте большой проблемы, в которой обществу необходимо будет разбираться десятилетиями, в попытке и сохранить здоровое влечение полов друг к другу, и отучить мерзавцев смотреть на женщину, как на предмет, возникает тень Харви в распахнутом халате.

Фото: Global Look Press/ZUMA/Ronen Tivony

А всё потому, что происхождение любой общественной дискуссии имеет значение. И можно было бы сказать, какая, дескать, разница, что послужило причиной, вопиющая статистика, о которой всем и так известно, или скандал на Голливудских холмах, если бы не одно «но»: скандал отшумит и так или иначе закончится, а проблема останется.

Останется и декабрьский номер журнала Time с пятью женщинами на обложке. Но на этой обложке в разное время появлялись и Гитлер, и Сталин, и Клинтон, и персональный компьютер. А в 2001 году там едва не появился Осама бен Ладен.

И хотя это совершенно разные истории, но выбор героев своего времени проверятся только самим временем. А его-то у многих из тех, кто действительно страдает от побоев и унижений, и нет. В отличие от организаторов лицемерных походов за идеи морали и нравственности.