Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Эрмитаж в гондоле: проект петербургского музея в Венеции стал событием

Александр Сокуров и Александр Шишкин-Хокусай вступили в диалог с классической живописью
0
Фото: пресс-служба русского павильона/Михаил Вильчук
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Венеции стартовала художественная биеннале — одно из главных событий в области современного искусства. Традиционно участие в нем принимает и Россия. В этом году комиссар нашего павильона Семен Михайловский предложил курировать выставку не конкретному человеку, а целой институции — Государственному Эрмитажу. В итоге получилось мультижанровое размышление о роли музея, искусства и родственных чувств в раздираемом конфликтами мире.

Авторы представленных работ — Александр Сокуров и Александр Шишкин-Хокусай. И если участие последнего вполне закономерно — в российском арт-сообществе этот художник давно и хорошо известен, то привлечение к проекту кинорежиссера, прежде не заходившего на территорию современного искусства, — полная неожиданность, эксперимент.

Впрочем, для города на воде Сокуров не чужой — в 2011 году его фильм «Фауст» взял «Золотого льва» на Венецианском кинофестивале. Да и вообще Александра Николаевича в Италии любят: некоторое время назад крупный итальянский телеканал оцифровал и показал первые киноработы режиссера, снятые еще до обучения во ВГИКе, здесь же впервые была издана его книга «В центре океана» (и только затем она появилась у нас). Наконец, именно в этой стране Сокуров недавно дебютировал в качестве постановщика драматического спектакля (Go. Go. Go по текстам Иосифа Бродского).

Еще важнее — его связь с Эрмитажем. Широко известен фильм «Русский ковчег», снятый в Зимнем дворце единым кадром, но ему предшествовал еще один проект, более камерный, — документальная лента «Робер. Счастливая жизнь», посвященная эрмитажному полотну кисти Гюбера Робера. Там Сокуров буквально входил в пространство картины, приглашая за собой зрителей. В венецианской экспозиции он делает нечто подобное, хотя и совсем иными средствами и с иным смыслом.

Исходным импульсом стал шедевр Рембрандта «Возвращение блудного сына», на что указывает и название всего проекта — «Lc. 15: 11-32» (строки Евангелия от Луки, в которых излагается притча). Сокуров, однако, не ограничивается репродукцией живописных образов. Да, здесь есть скульптуры, изображающие тех самых отца и сына, и даже инсталляция — крупное полотно на мольберте, якобы недописанная работа Рембрандта (авторы — студенты Санкт-Петербургской академии художеств). Но к этому режиссер добавляет огромную репродукцию эрмитажного «Портрета старушки», которая в данном случае воспринимается как несчастная мать, и два собственных произведения видеоарта.

На первом изображен Христос в пустыне (образ с картины Крамского), перед ним — современные солдаты с огнеметами. Второе видео демонстрирует разрушенный войной город: населяющие его люди стреляют, сражаются, ведут какую-то повседневную жизнь, несмотря на бушующее пламя. Принцип контраста огромного архитектурного сооружения и крошечных человечков, находящихся на различных его ярусах и образующих самостоятельные мизансцены, напоминает «Вавилонскую башню» Брейгеля. В углу композиции внимательный зритель заметит миниатюрного Иисуса — того же, что и на соседнем видео. О нем воюющее человечество забыло.

Как мотив войны связан с евангельской притчей?

— Он возникает у времени, у европейской истории. Да и у Рембрандта тоже. Мы же не знаем, откуда на самом деле вернулся этот блудный сын, — пояснил режиссер «Известиям».

После тяжелых размышлений о мире, погрязшем в конфликтах, отторгнувшем Бога и разрушающем родственные связи, работы Шишкина-Хокусая, представленные на нижнем этаже павильона, воспринимаются неожиданно светло. Аллюзии на голландскую живопись есть и здесь, причем из-за полумрака и выступающих из фанерных конструкций красных неоновых трубок это выглядит жутковато. Но сама «мультяшная» эстетика и наивные движения фигурок («Механический балет начинается каждые пять минут» — сообщает надпись) вызывают добрую улыбку.

Искусство всё же спасет мир, и музей, хранящий великие образы прошлого, — тот ковчег (а в Венеции, пожалуй, гондола), на котором человечество может проплыть сквозь океан истории. С такой мыслью, тождественной главному фильму Сокурова, зритель выходит из тьмы павильона в наполненные солнцем райские сады Джардини, как Ной на долгожданную сушу.

Вернисаж вызвал огромный интерес у посетителей и стал одним из самых обсуждаемых в СМИ: например, влиятельная британская газета Financial Times включила его в пятерку лучших на биеннале.

Экспозицию посетила и вице-премьер РФ Ольга Голодец. После осмотра она отметила, что авторы «сделали невозможное», и рассказала о сильном впечатлении, произведенном российскими работами на швейцарского министра культуры, присоединившегося во время экскурсии к зампреду правительства.

Важно, что проект Сокурова и Шишкина-Хокусая смогут увидеть и зрители в России, причем не только в обеих столицах, но и в регионах. Об этом директор Эрмитажа Михаил Пиотровский сообщил «Известиям».

— Мы обязательно покажем эту экспозиции в самом Эрмитаже и в московском Мультимедиа Арт Музее, а затем повезем ее в том или ином виде во все российские эрмитажные центры — в Казань, Омск, Владивосток и так далее, — пообещал Михаил Пиотровский.

Кроме того, по его словам, Сокуров планирует доработать свою часть, так что есть вероятность, что на родине «Lc. 15: 11-32» будет демонстрироваться даже в более полном и совершенном виде.

Прямой эфир

Загрузка...