Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Фамильное скотство: арбатский «черный риелтор» терроризирует свою семью
2019-04-19 20:24:51">
2019-04-19 20:24:51
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Написанного о нем хватит на увесистый криминальный роман, даже сериал можно снять на несколько сезонов. По сути, лишь благодаря публикациям в прессе, в частности нескольким материалам Ольги Богуславской из «Московского комсомольца», ловкого похитителя чужих квадратных метров Матфея Эрмана-Киселевича удалось наконец привлечь к уголовной ответственности. Не за горами, видимо, и вторая судимость не так давно освободившегося за хорошее поведение жулика — подробности в материале «Известий».

Криминальная биография Матфея Эрмана (в прошлом Киселевича) началась еще в 2000-е. Судом установлено, что первыми жертвами риелтора стали мать и дочь Каляевы, состоявшие на учете в психдиспансере с диагнозом «шизофрения». Старшая из женщин, Наталья, рассчитывала, что Киселевич поможет ей в обход закона приватизировать на себя квартиру на Новом Арбате. Что он и сделал. Но вместо оригинала свидетельства о собственности подсунул больной женщине цветную копию. А с помощью подлинника и доверенности, выданной на его имя Каляевой, он продал престижную жилплощадь несколько раз. Каляева поняла, что ее квартира продана, лишь после того как обратилась в ДЕЗ по поводу задолженности. Обнаружив чужие фамилии в квитанции, она написала заявление в Пресненский райотдел милиции и прокуратуру. Но там в возбуждении уголовного дела о мошенничестве отказали. Одновременно с этим началась судебная тяжба по выселению родственниц новым собственником. Тяжба длилась больше двух лет из-за почерковедческой экспертизы — эксперты почему-то не могли установить, подделана ли подпись Каляевой на договоре купли-продажи или нет. Причем все манипуляции с квартирой проходили в тот период, когда сама женщина находилась на лечении. Расследование деятельности Киселевича оживилось после того, как вскрылся еще один преступный эпизод.

Отдел милиции
Фото: РИА Новости/Олег Ласточкин

В 2007 году в Регистрационной палате обратили внимание, что сделка по продаже квартиры в Стрельбищенском переулке, 15, совпала по дате с днем смерти ее прежнего владельца — Е.Д. Вальковой. Дело попало в УВД по ЮВАО и следователь Роман Зимин быстро определил круг подозреваемых — среди них был и Киселевич. По версии следствия, риелтор завладел свидетельством на право собственности на жилье, подделал от имени умершей доверенность на свое имя и продал квартиру некоему Юрасову. А чуть позже, действуя от имени Юрасова, перепродал квартиру Денису Александровичу Ромашкину.

Тому самому бывшему и.о. начальника угрозыска Ромашкину, который был впоследствии осужден по делу о стрельбе на Рочдельской улице.

По идее, этого человека должны были взять в разработку и выставить из рядов тогда еще милиции еще в 2007 году. Но он тем не менее продолжил карьеру. Таким образом, можно предположить, что Киселевич располагал широкими связями в правоохранительных органах ЦАО Москвы. Особенно в районе Арбат, где проживали Каляевы и где как раз в это время служил Ромашкин.

Зимин объединил дела, где фигурировал Киселевич, в одно. Одним из первых его решений было назначение по делу почерковедческой экспертизы. Ранее в рамках судебной тяжбы эксперт Главного государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Министерства обороны А.М. Верескунов сделал вывод, что подпись в договоре купли-продажи арбатской квартиры принадлежит Каляевой. Но непонятно, с чем сравнивал специалист подпись — в его распоряжении не было образцов почерка потерпевшей. Экспертизу в суде, к слову, оплачивал Киселевич. Эксперты ЭКЦ, которым следствие поручило повторную экспертизу, сделали прямо противоположный мотивированный вывод — подписи поддельные, «получены путем перерисовывания на просвет… не исключая частичного перекопирования на просвет с записи, расположенной в доверенности от 24.06.2005 года», — говорилось в заключении. Никакой ответственности Верескунов не понес. Дело было направлено в суд и рассмотрено в особом порядке по просьбе самого Киселевича. Он получил 8 лет колонии. С одной стороны — успех следствия, с другой — не были отработаны связи преступника в правоохранительных органах.

тюрьма
Фото: РИА Новости/Иван Руднев

Охота за семейным достоянием

Новый виток криминальных событий, связанных с Матфеем Киселевичем, начался еще в то время, когда он находился в колонии. Незадолго до посадки он набрал долгов почти на 10 млн рублей — расходы были связаны с попытками избежать наказания, наймом адвокатов и прочим. А деньги эти нужно было отдавать.

Разумеется, в местах не столь отдаленных, мягко говоря, затруднительно самому решать правовые и финансовые вопросы. Хлопоты легли на плечи отца осужденного и его новой семьи. Если бы знали тогда Дмитрий Киселевич, его супруга Юлия Степанникова и ее сын от первого брака Рустам, чем всё это обернется...

Киселевич был должен 4,2 млн рублей и 4,5 млн рублей своим знакомым Бондаренко и Юнисовой. Также висели счета по зарплатам сотрудникам Эрмана, расходы на адвокатов и другие платежи. Чтобы частично покрыть траты, Киселевич-старший и его осужденный сын решили взять кредит под залог квартиры на Смоленской улице в Москве, в которой был прописан черный риелтор и которая принадлежала ему. Для этого младший Киселевич выдал генеральную доверенность от своего имени отцу на право управления имуществом и подписал собственноручно заявление о выписке по месту регистрации. Стоит отметить, что эту квартиру еще в 1990-х Киселевич-старший сам подарил своему сыну.

Первоначальный кредит, полученный под залог квартиры, составил всего 3 млн рублей. Какое-то время близкие платили грабительские проценты по займу, но ситуация усугублялась — на них постоянно выходили кредиторы осужденного, требовавшие своих денег. Общий размер долга в итоге вырос до 15 млн рублей. Квартиру пришлось выставлять на торги. И с этим тоже возникли проблемы.

Долги
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

— Потенциальные покупатели вбивали в интернет имя владельца жилья и тут же прекращали общение с нами. Кто же станет связываться с черным риелтором, — рассказал «Известиям» Рустам Степанников, сводный брат Эрмана, которому пришлось также утрясать чужие проблемы, так как Киселевич-старший и его мать Юлия Степанникова были в столице лишь наездами (они постоянно проживают в Крыму). Квартиру пришлось сначала формально покупать и регистрировать на себя Киселевичу-старшему, а уж потом продавать.

— Формально это квартира в ЦАО, в престижном районе. Но на деле это «однушка» площадью в 31 квадрат, над входной дверью в подъезд, полуторный этаж. Звукоизоляции нет. Каждое утро слышно и видно как мусороуборочная машина опрокидывает в свое чрево помойку. Цену пришлось опустить до 7,8 млн рублей, — говорит Рустам.

Только по распискам, которые Дмитрий Киселевич и Рустам Степанников получили от кредиторов о погашенных задолженностях, они уплатили 8,7 млн рублей. Еще $20 тыс. Рустам по просьбе Эрмана отдал за юридические услуги по подготовке к процессу по условно-досрочному освобождению.

Первый удар комбинатора по семье

Материальные потери оказались не самым страшным испытанием для близких Эрмана. Кошмар начался после того, как мошенник освободился из рязанской колонии осенью 2012 года.

Первый удар по семье он нанес спустя полгода после выхода на свободу. В тот момент он официально сменил фамилию с Киселевич на Эрман (по матери). Первый процесс против отца был связан с наследством бабушки Лидии Васильевой, скончавшейся в то время, когда Эрман отбывал наказание, в июле 2009 года. В наследство же его отец вступил лишь в 2011 году, так как не ожидал какого-либо удара в спину. Но в 2013 году Эрман предъявил завещание бабушки на свое имя, датированное 2004-м годом. Это стало полной неожиданностью для семьи, ведь покойная никогда не говорила о завещании и к тому же в 2006 году выдала доверенность на распоряжение своим имуществом родному сыну Дмитрию Киселевичу. И тем не менее начался судебный процесс по наследственному делу, инициированный Эрманом. Дело он выиграл и отсудил у отца дачу Васильевой в Ногинском районе Подмосковья.

Суд
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Михаил Терещенко

Но родственники уверены, что с завещанием дело тоже нечисто. Рустам Степанников предполагает, что в 2004 году Эрман завладел паспортом Васильевой, когда та ненадолго приехала в Москву из Крыма и незаконно, без ее ведома, составил завещание.

— В подтверждение своего предположения могу привести следующие доводы: действительно, где-то в 2004 году Васильева Л.Т. приехала из Крыма, где она проживала с сыном Киселевичем Д.М., в Москву, навестить внука Эрмана М.Д. (на тот момент Киселевича М.Д), но он провел с ней менее двух дней, а сославшись на занятость, забрал у нее паспорт, который был ему необходим якобы для того, чтобы устроить ее в подмосковный дом отдыха, где она и провела всё время до отъезда обратно в Крым к сыну. Вернувшись, она поведала нам эту историю и записала в своем дневнике (дневник можно использовать для почерковедческой экспертизы завещания): «Матфея я не узнаю. Ему совсем не до меня, им овладел «золотой телец». Про завещание же она никогда и никому ничего не говорила. Однако в 2006 году она выдала генеральную доверенность на сына. То есть спустя менее чем два года после якобы подписанного ей завещания, она вдруг дает генеральную доверенность на всё имущество! Спешу еще добавить, что именно начиная примерно с 2004 года Эрман М.Д. и начал свою преступную деятельность, связанную с обманом людей, подделкой документов и отбором недвижимости, за что и был приговорен к восьми годам заключения в 2008 году, — рассказал позже в своем допросе Степанников.

В том же 2013 году Эрман подает на отца в суд за то, что он продал квартиру, и требует с него 10 млн рублей. Суд игнорирует тот факт, что Эрман сам выдал доверенности на действия со своим имуществом и доказательства того, что вырученные средства пошли на погашения долгов истца. Отца обязывают выплатить 10 млн сыну…

Но и этот поворот оказался не самым страшным для семьи Киселевич-Степанниковых.

Паспорт
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

Квартира у Дома Правительства

Как писал «МК», в 2014 году Рустам Степанников случайно встретил почтальона у подъезда дома на Зоологической улице, где проживал, и спросил, нет ли для него корреспонденции. Но почтальон категорично заявила, что письма отдаст только лично в руки Степанникову. Дескать, знает его лично и они условились об этом. Рустам удивился и, предоставив свой паспорт, убедил женщину, что он и есть Степанников. Позже следствие установит, что Степанниковым-самозванцем был Эрман. Спектакль он устроил, чтобы перехватывать корреспонденцию, поступавшую Рустаму и его матери из Пресненского суда. Оказалось, что уже несколько месяцев владелицу квартиры вызывают на слушания по поводу договора купли-продажи квартиры Эрману.

Разумеется, Степанниковы впервые слышали об этой сделке. Из материалов суда следовало, что 4 июля Юлия Степанникова якобы продала огромную квартиру площадью 120 кв. м напротив Дома Правительства со всеми удобствами за 10 млн рублей своему пасынку Эрману. Деньги она якобы получила, а в Росреестр регистрировать сделку не явилась. Вот и хотел Эрман добиться регистрации липового договора в судебном порядке.

— Если бы мы не явились в очередной раз в суд, то решение могло быть принято в наше отсутствие. Квартира к тому моменту уже была арестована, — рассказал Рустам Степанников «Известиям». Он уточнил, что его мать никак не могла заключить такой невыгодной сделки — ни из соображений целесообразности, да и просто физически, так как находилась в Крыму.

Подпись механической рукой

Началась новая судебная тяжба, которую в итоге выиграли Степанниковы. Параллельно с этим они начали обивать пороги правоохранительных органов. Развитие событий показало, что по-родственному договориться с Эрманом не удастся. Родственники всерьез начали беспокоиться за свою жизнь. Примерно в это время Рустам узнал о том, что случилось с одной из потерпевших по делу о мошенничестве, за которое получил срок его сводный брат. Наталья Каляева была найдена в той самой квартире, которую пытался отнять у нее Эрман, с проломленной головой. Криминального следа в трагедии тем не менее не усмотрели. К слову, смерть Каляевой совпала со временем выхода Эрмана на свободу.

Подпись
Фото: РИА Новости/Абзал Калиев

Степанниковы неоднократно обращались в полицию, конкретно в ОМВД Пресненского района, но получили несколько постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. Один из таких отказов был подписан… и.о. начальника ОУР Денисом Ромашкиным — тем самым бывшим арбатским шефом уголовного розыска, которому чуть было не досталась по дешевке квартира на Пресне (в Стрельбищенском переулке) усилиями Эрмана.

К тому моменту судебный эксперт-почерковед установил, что подпись в договоре купли-продажи квартиры на Рочдельской поддельная и выполнена техническим устройством, вероятно, шарнирной ручкой или другим приспособлением, позволяющим воспроизвести чужой почерк и даже нажим на бумагу.

Уголовное дело было возбуждено лишь в ноябре 2016 года. Опять же только после публикации в прессе о проделках Эрмана.

На сегодняшний день расследование близится к завершению. Сам Эрман находится под домашним арестом. До избрания меры пресечения на него поступило еще одно заявление — о порче имущества в квартире на Рочдельской улице. К тому моменту из проблемного жилища Степанникова и Дмитрий Киселевич сделали хостел. Эрман явился в квартиру с топором в руках и разрушил одну из стен, а также угрожал администратору, о чем было написано заявление в полицию.

«Известия» продолжат следить за развитием событий.

Загрузка...