Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Изъять нельзя. Оставить: теория привязанности — «за» нерадивых матерей
2019-04-01 20:58:12">
2019-04-01 20:58:12
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Одним из последствий шумихи, связанной с изъятием у москвички так называемой девочки-маугли, стали массовые рейды по неблагополучным семьям с последующим изъятием детей под кодовым названием «Семья». Например, 1 апреля в «новой Москве» полиция и специалисты опеки госпитализировали 9-летнего мальчика из дома, где он находился один без должного контроля со стороны матери, страдающей алкоголизмом. А несколькими днями ранее полиция Приморья отчиталась об изъятии двух малышей 4 и 5 лет у матери в рамках глобальной проверки. Причина разлучения ребят и их матери звучит чудовищно: женщина находится в трудной жизненной ситуации и не может оставить детей дома без присмотра, чтобы оформить документы на третьего ребенка — полуторагодовалую девочку. Других подучетных родителей, квартиры которых «захламлены, имелась грязная посуда, продуктов питания в холодильнике было недостаточно», изъятием пока припугнули. Почему отнимать детей у матери можно только в случае угрозы сексуального или физического насилия, «Известиям» рассказала российский девиантолог, психоаналитический психотерапевт Гелена Иванова.

«Ничто не сотрет мать из памяти ребенка»

Вслед за серией репортажей о судьбе несчастной девочки, изъятой у матери с психическими отклонениями в столице, органы опеки совместно с полицией начали масштабные проверки, обернувшиеся многочисленными случаями изъятия детей у подучетных родителей. Складывается впечатление, что надзорные органы идут на поводу у общественного мнения, основанного на обывательском представлении о том, что нужно ребенку больше.

— Каждый ребенок любит свою мать безусловной любовью, плохая она или хорошая. В психической жизни ребенка психологическая травма потери матери при отобрании ребенка у матери и запрете общения с ней равна по силе травматизации ее физической смерти. Никто и ничто не может стереть ее из внутрипсихической жизни ребенка. Хорошая мать — эта та мать, которая чувствует и понимает переживания своего ребенка, имеет способность любить. Это человек, а не чистые колготки и полный холодильник продуктов, — говорит Гелена Иванова.

Поэтому, считает девиантолог, даже алкоголичка может быть хорошей матерью при условии, что ей удается комбинировать свое пагубное пристрастие с исполнением родительских обязанностей. Такие женщины нуждаются в помощи, например наркологической. Лишение ее права общаться с ребенком — это жестокое обращение по отношению к несовершеннолетнему.

Дети, девочка
Фото: РИА Новости/Валерий Мельников

Вина родителей в проблемных семьях безусловна — они плохо заботятся о своих чадах и даже ставят их здоровье в угрожающее положение. Но что государство может дать этим детям взаимен? Всех изъятых в соответствии со статьей 77 Семейного кодекса РФ детей ждут не самые радужные перспективы, главная из которых — разлука с матерью. Иногда расставание — временное, а иногда это навсегда.

Последствиями такой трагедии, по словам специалиста, с большой долей вероятности могут стать депрессивные, тревожные расстройства, нарушения поведения, суицидальное поведение. И это не какая-то экспериментальная теория, а хорошо изученный и подтвержденный рядом исследований факт.

Фильм, который изменил мир, но не нас

Много шума наделал документальный кинофильм «Джон», созданный в далеком 1969 году британскими психологами. Работа представляет собой наблюдение за поведением мальчика возрастом 1 год и 7 месяцев, которого родители вынуждены были поместить в дом ребенка на 9 дней. Всё это время Джон не имел эмоционального контакта с матерью. Вместо нее у мальчишки были сменные воспитательницы, которые абсолютно соответствовали профессиональным требованиям и квалификации того времени. Фильм наглядно продемонстрировал механизм разрушения привязанности.

Авторы наглядно показывают, как протекает начальная стадия процесса адаптации к потере близкого человека: протест — мальчик плачет, зовет родителей, пресекает попытки отвлечь его. Затем он уходит в себя (вторая стадия) — он скучает, выглядит безразличным, апатичным. Он уединяется, его аппетит пропадает, он мало играет. Такое поведение, как считают исследователи, впоследствии может привести к формированию поверхностной, эгоцентричной личности.

Кадр из фильма «Джон», (1969 год)

Фото: youtube.com/Слово Ободрения

На второй стадии воспитатели детдома начинают беспокоиться за Джона, его чаще берут на руки, стараются утешить. Персонал подозревает у малыша заболевание, измеряет температуру, но причина лежит в его эмоциональном расстройстве, считают авторы исследования. Воспитатели не могут уделить много внимания мальчику, так как в детдоме, помимо него, находятся еще четыре ребенка.

Оставшиеся дети (за исключением одного ребенка) изначально воспитывались в детдоме и агрессивней сражались за внимание к себе с Джоном. Постепенно малыша стало невозможно успокоить.

Итогом девятидневной разлуки стала глубокая психологическая травма для маленького Джона. Авторы фильма поддерживали связь с его семьей — родители сообщили, что долгое время после возвращения из дома ребенка семья жила в большом напряжении. Опыт разлуки стал пагубным: ребенок начал опасаться возможной разлуки, месяцы спустя он продолжал беспокоиться в случае, если не знал, где находится мать.

Кадр из фильма «Джон», (1969 год)

Фото: youtube.com/Слово Ободрения

Исследователи предположили, что эту травму ребенок может пронести через всю жизнь, что может сказаться на его поведении.

Фильм «Джон» получил множество международных наград, в том числе серебряную медаль Венецианского кинофестиваля, серебряную медаль Медицинской ассоциации Великобритании. После широкого распространения картины Великобритания начала отказываться от детских домов в том виде, в котором они продемонстрированы в ленте. Началось активное внедрение так называемых фостеровских (от англ. Foster care — приемная семья) — так в странах Британского содружества, США и Японии называют замещающие семьи, куда передаются дети под патронат.

Автор цитаты

Основоположником теории привязанности считается английский психиатр и психоаналитик Джон Боулби (1907–1990), специалист в области психологии семьи. Он, опираясь в том числе на свой богатый клинический опыт, долгие годы исследовал влияние разлуки с матерью на развитие ребенка, отсутствие эмоционального контакта детей с матерями и вытекающие из этого психические отклонения. Боулби считал, что в первые месяцы жизни устанавливается тесная эмоциональная связь между матерью и ребенком, резкий разрыв которой влечет нарушения в психическом развитии ребенка, прежде всего в структуре его личности. Причем проявляться эти последствия могут значительно позже, чаще всего в подростковом возрасте. Он подчеркивает в своих трудах, что именно тепло и ласка матери, а не правильный уход, имеют значение для развития маленького человека. Исследования ученого доказали, что дети, имевшие тесный эмоциональный контакт с матерью, оказались более познавательно активны, нежели их сверстники из «холодных» семей и дети, потерявшие мать в дошкольном возрасте. Также он установил связь подростковой депрессии и формированием изменений в структуре личности с отсутствием устойчивого эмоционального контакта с матерью. Его труды в 1950-х годах изменили подход к условиям госпитализации маленьких детей по всему миру. Сегодня госпитализация матерей вместе с малышом считается данностью, но так было не всегда. Последователи Боулби добились изменений в подходах к решению проблем девиантного материнства, подростковой преступности в Великобритании, США, Японии и других странах.

Инструменты есть

На осень прошлого года в сиротских учреждениях находились чуть меньше 50 тыс. несовершеннолетних. Воспитание в современном российском детдоме, увы, не выдерживает никакой критики. Проблематика плохо изучена, фундаментальные исследования по этой теме не проводились несколько лет. Обрывочные косвенные данные говорят о том, что лишь 10% выпускников способны эффективно социализироваться. Оставшаяся масса входит в группу риска — одни со временем попадают в колонии, другие сами становятся жертвами преступников, например черных риелторов, в первые годы самостоятельной жизни лишаются жилья, попадают в алкогольную или наркотическую зависимости.

Ряд исследователей отмечали неприспособленность выпускников отечественных детских домов к нормальной жизни, инфантилизм, а также склонность к суицидам и депрессивному поведению. Всё это, если опираться на теорию привязанности, может быть следствием разлуки с матерью в том числе.

Детский дом

Воспитанник одного из детских домов в Улан-Удэ

Фото: РИА Новости/Владимир Песня

В то же время в Совете по вопросам защиты прав и законных интересов детей-сирот при Минпросвещения «Известиям» рассказали, что в прошлом году в стране увеличилось число приемных родителей до 180 тыс. человек.

— Что касается института профессиональных приемных семей, его безусловно стоит развивать и дальше — это эффективная мера, чтобы уберечь детей от психической травмы. Особенно если речь идет о детях младенческого возраста. Чужая женщина способна заменить ребенку мать на этом этапе. Только с восьми месяцев ребенок начинает различать лица людей, а в три года отделяется психологически от матери, — объясняет «Известиям» Гелена Иванова.

Сложнее обстоит дело с теми семьями, которые взяли ребенка после трех лет пребывания с матерью — мать к этому возрасту становится значимой фигурой для детской психики.

Детский дом

Дети во время ужина в Центре содействия семейному воспитанию «Центральный»

Фото: ТАСС/Валерий Шарифулин

— Ребенок может привязаться к другой женщине, которая ухаживает и заботится о нем. Но после 5–6 лет, если он изначально жил в семье, мать, которая за ним ухаживала, навсегда внутрипсихически останется в психике ребенка. Даже если он не будет ее помнить и будет называть мамой другую женщину. Такая травматизация и нарушение последовательности психического развития ребенка может вылиться в развитие девиантного и противоправного поведения в подростковом возрасте. Есть достаточно много случаев, когда приемные родители, сталкиваясь с подобным подростковым кризисом у приемного ребенка, возвращают его в детдом, — заключает психоаналитический психотерапевт Гелена Иванова.

Коррекция такого поведения несовершеннолетних успешно осуществляется с помощью психоаналитической терапии, рассказывает специалист. Успешные социальные программы с привлечением высококвалифицированных специалистов внедрены в ряде западных государств, например в Норвегии. Там 80% подростков с асоциальным поведением охвачены психотерапией.

В России таких психотерапевтических программ для несовершеннолетних с девиантным и противоправным поведением нет.

Загрузка...