Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Бой за Вашингтон: в центре американской политики оказался Израиль
2019-04-01 18:12:57">
2019-04-01 18:12:57
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Менее двух с половиной лет прошло с инаугурации президента США Дональда Трампа, и за этот небольшой срок он успел сделать несколько поистине революционных шагов. Как минимум три из них неразрывно связаны с отношениями США со странами Ближнего Востока: это признание Иерусалима столицей Израиля, выход США из «ядерной сделки» с Ираном и признание суверенитета Израиля над Голанскими высотами.

Все три шага спровоцировали бурную реакцию в других странах и международных организациях. И если по вопросу признания Иерусалима еще нашлись лидеры, которые высказали Трампу осторожную поддержку, то выход из соглашения с Ираном уже не нашел понимания. Третий шаг, признание Голанских высот израильской территорией, решительно осудили все. «Известия» разбирались, ради какой цели американский президент рушит хрупкие основы мира, постепенно устанавливающегося на Ближнем Востоке.

Восток раздора

На протяжении веков человечество вело бесчисленные войны за ресурсы, и в этом смысле действия американского лидера вполне логичны. К концу ХХ века в США сформировалось устойчивое восприятие своей страны как единственного действительно значимого игрока на мировой арене. Считалось, что тем или иным способом — прямым указанием, ультиматумом или системным давлением — можно заставить любого оппонента принять американскую точку зрения.

Трамп на фоне военной техники
Фото: REUTERS/Carlos Barria

Возрождение политического влияния России на международной арене в первые десятилетия XXI века не дало Вашингтону времени осознать происходящее. Внезапно оказалось, что в представляющем интерес для США Ближневосточном регионе у страны есть сильный самостоятельный соперник — Россия, чьи отношения с Сирией внезапно приобрели большое значение.

Сирия налаживала связи с СССР с конца 1950-х годов, страны традиционно оказывали друг другу внешнеполитическую поддержку. Это не сильно беспокоило Запад, пока постсоветская Россия восстанавливалась после внутренних потрясений, но ее вмешательство в ход гражданской войны в САР по приглашению Дамаска остановило волну «арабской весны», которую подстегивал Вашингтон.

Это стало сигналом для США. За океаном осознали, что остро нуждаются в регионе в верном и желательно зависимом союзнике. Лучшим кандидатом на эту роль оказался Израиль.

Соединенные Штаты оказывали Израилю поддержку с первого дня образования еврейского государства, ведь вопрос об укреплении американских позиций на Ближнем Востоке стоял еще в середине прошлого века. Неслучайно президент Гарри Трумэн первым признал Израиль де-факто — через 11 минут после того, как премьер-министр новой страны Бен-Гурион огласил декларацию независимости.

Премьер-министр Израиля Дэвид Бен-Гурион (справа) и президент США Гарри Трумэн. 1951 год

Премьер-министр Израиля Дэвид Бен-Гурион (справа) и президент США Гарри Трумэн (слева). 1951 год

Фото: Getty Images/Fritz Cohen/GPO

Расчет Трампа предельно прост: оказать Тель-Авиву поддержку не меньшую, чем Москва оказала Дамаску, поддержав законное правительство президента арабской республики Башара Асада и вступив в борьбу с террористами «Исламского государства» (организация запрещена в РФ). И в конце 2017 года США признают Иерусалим столицей Израиля.

Весьма вероятно, что при этом Трамп рассчитывал, что страны ЕС поддержат США, хотя и не считал это обязательным. Об этом свидетельствует довольно равнодушная реакция Вашингтона на отказ других стран последовать его примеру. Однако это был только первый шаг, по сути своей не меняющий расстановку сил на мировой арене.

Второй акт не заставил себя долго ждать. В мае 2018 года, то есть всего через пять месяцев, Трамп объявил о выходе США из соглашения с Ираном по ядерной программе, достигнутого при активном участии международных посредников — России, США, Британии, Китая, Франции и Германии в 2015 году. Договор требовал от Тегерана сократить запасы урана на 97%, а Запад обязался существенно смягчить санкционный режим, который препятствовал экономическому развитию страны.

8 мая 2018 года. Президент США  Дональд Трамп подписал указ о восстановлении санкций против Ирана

8 мая 2018 года. Президент США Дональд Трамп подписал указ о восстановлении санкций против Ирана

Фото: Global Look Press/Martin H. Simon

Разорвать соглашение, которое он называл «худшим из всех, что видел», Трамп обещал еще в ходе предвыборной кампании. Тут его поддерживал и конгресс — не только республиканцы, но и часть демократов считали, что условия договора дают Ирану односторонние преимущества, позволяя ему в дальнейшем развивать ядерную программу. Это, в свою очередь, рано или поздно ударит по Израилю.

Объявив о выходе из сделки, Трамп также предупредил о восстановлении всех санкций в отношении Тегерана, в том числе вторичных. Это значило, что меры США будут применяться ко всем странам, ведущим бизнес с Ираном.

Пятерка стран-посредников отказалась разорвать соглашение и заявила о продолжении сотрудничества с Ираном, приняв ряд мер, чтобы вывести своих бизнесменов из-под американских санкций.

Итак, вторым решением Трамп выполнил сразу две задачи: экономически ослабил одного из главных соперников Израиля в регионе и защитил Тель-Авив от возможной в будущем ситуации, в которой Иран своей ядерной программой мог бы оказывать давление на соседа.

Президент СШАТрамп и премьер-министр Израиля Нетаньяху в Белом доме в Вашингтоне

Президент США Трамп и премьер-министр Израиля Нетаньяху в Белом доме в Вашингтоне. 25 марта 2019 года

Фото: REUTERS/Carlos Barria

И вот в марте 2019 года настало время третьего хода — военного. Признание суверенитета Израиля над Голанскими высотами — стратегически важной территорией — дает еврейскому государству военное преимущество в потенциальных конфликтах. И автоматически лишает его Сирию, что тоже на руку американскому правительству.

Тот факт, что никто, даже мелкая «массовка», не согласился с таким решением США, конечно, вызывает досаду у американского правительства, но не меняет главного — Израиль оказался в долгу у США.

«Топят» за Израиль

Есть и другая сторона вопроса, которая касается внутренней политики и одобрения работы Трампа американскими евреями. Речь идет о так называемых комитетах общественного действия — лоббистах, среди которых есть несколько очень влиятельных организаций, занимающих произраильскую позицию.

Так, The American Israel Public Affairs Committee (AIPAC) — одно из самых могущественных лобби в США. Комитеты общественного действия (так называют в России различные Public Affairs Committee) осуществляют лоббистскую деятельность, которая интегрирована в политическую жизнь страны и строго регулируется государством. Обязательная регистрация лобби при конгрессе, ежеквартальные отчеты о зарплатах, текущих расходах, источниках финансирования определяют легальные рамки «дозволенного». Лоббирование без соблюдения регистрации, отчетности в расходах и доходах заведомо попадает в разряд взятки, подкупа и коррупции.

По сути лоббизм — это способ, с помощью которого компании и отдельные бизнесмены могут участвовать в законодательном процессе. Именно этим занимается и AIPAC, цель которого — повлиять на проведение произраильского курса во внешней политике США.

AIPAC состоит из множества местных комитетов общественного действия, расположенных по всей территории Соединенных Штатов. Их участники вкладывают средства в продвижение и поддержку произраильских законопроектов. Например, это лобби значительно повлияло на то, что, несмотря на экономический кризис в США и бюджетные сокращения на помощь другим странам, Израиль получил в 2002 году $2,76 млрд.

Конференция AIPAC в Вашингтоне, США, 2019 год

Конференция AIPAC в Вашингтоне, США, 2019 год

Фото: REUTERS/Guatemala Presidency

Комитет тратит на лоббирование огромные суммы: так, согласно данным OpenSecrets.org, в 2018 году взносы составили $3,518 млрд, в 2017-м — $3,402 млрд. Максимальная за последние десятилетия сумма была потрачена в 2016 году — $3,602 млрд.

Что интересно, со времен президента Барака Обамы на стороне произраильских лоббистов чаще выступают республиканцы, чем демократы, при том, что сами еврейские организации чаще встают на сторону демократов. Но разногласия возникли на почве подписания Обамой иранской ядерной сделки, против которой активно выступал AIPAC. Он же поддержал администрацию Трампа, когда было принято решение разорвать договор.

Однако произраильские комитеты общественного действия (кроме AIPAC, особенность которого в том, что он не спонсирует политиков и партии, продвигая только законопроекты) активно вкладываются в демократов. Согласно данным OpenSecrets.org, в 2018 году произраильские группы потратили на лоббирование $14,8 млн, 63% которых получила именно эта партия.

Президента Трампа, главная цель которого — переизбрание в 2020 году, эта ситуация устраивать не может. Согласно проведенному в марте опросу исследовательского центра Gallup, только 16% американских евреев относят себя к республиканцам. На стороне демократов выступают 52%, еще 31% — независимые.

Такие показатели не могут не удивлять на фоне того, что именно демократ Обама подписал ядерную сделку. Также на протяжении последних нескольких лет, еще с 2016 года, демократы стараются дистанцироваться от AIPAC и других произраильских организаций, пропуская их ежегодные мероприятия. Трамп, напротив, предпринял попытку использовать эту ситуацию в своих целях, активно поддерживая AIPAC и заявляя, что демократы настроены против Израиля, а то и против евреев вообще.

Но, кажется, слава американского лидера как человека правых взглядов с налетом расизма идет впереди него и затмевает все усилия по привлечению избирателей-евреев. Согласно исследованию, иудеи менее других религиозных групп одобряют деятельность главы государства: только 26% против 71%.

Даже если политика демократов оттолкнет евреев от этой партии, нет никаких оснований полагать, что они непременно присоединятся к республиканцам и тем более проголосуют за Трампа.

Тем не менее вполне очевидно, что любой здравомыслящий политик на месте Трампа мыслил бы примерно так же. Возможно, более опытный политик был бы мягче и хитрее, но Трамп — бизнесмен, который точно знает: чтобы победить, нужно рисковать. Стратегически важный союзник — Израиль — может стать мостом для достижения успеха как на мировой арене, так и у себя дома, а это весомое очко в президентской гонке.

Загрузка...