Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Закон выжидания: как справиться с вандалами
2019-03-28 16:21:46">
2019-03-28 16:21:46
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Благоустройство общественных пространств, дворов и зеленых зон является государственным приоритетом и одним из важных маркеров развития региона. Вместе с тем реализация этого приоритета — серьезная проблема. В 2016 году председатель правительства Дмитрий Медведев выступил с инициативой создать общефедеральную программу благоустройства городов России, президент в своем ежегодном послании Федеральному собранию инициативу поддержал и назвал этот вопрос одним из основных направлений работы правительства. Впоследствии на всей территории России под руководством Минстроя стартовал проект «Формирование комфортной городской среды». Работа в российских регионах в этом направлении активно ведется, но не все объекты городского имущества выживают в современных условиях. Какие причины толкают взрослого сознательного человека на разрушение того, что создается на деньги налогоплательщиков для общего блага, какие действия можно признать порчей госимущества и чем это грозит злоумышленнику в России — выясняли «Известия».

Из хулиганских побуждений

Вандализм — явление не новое, хулиганы, покушавшиеся на госимущество, существовали даже в самые суровые с точки зрения надзора за соблюдением законности времена. Они обрывали трубки в телефонных будках, вырезали надписи на деревянных скамейках, портили сиденья и стены автобусов и поездов, стирали надписи на информационных таблицах, установленных в общественных местах. Орудием им служили нехитрые подручные материалы, баллончиков с краской не было, даже фломастеры были дефицитом. Но и эти, на первый взгляд сравнительно безобидные, развлечения приносили огромный ущерб.

Со временем вандализм обрел иные формы и масштабы. Так, за 2013 год только Московскому метрополитену был причинен ущерб на 55 млн рублей, Московская железная дорога в 2014 году потратила на восстановление испорченных составов порядка 20 млн рублей.

Часто народный гнев и творческие порывы обрушиваются на остановки общественного транспорта. Старые павильоны из металлического профиля было испортить сложнее, а восстановить дешевле. Новые, из органического стекла, оснащенные подсветками, сенсорными панелями, экранами с виртуальной картой и местоположением ближайшего автобуса, устройством для зарядки мобильного телефона, обходится городскому бюджету минимум в 200 тыс. рублей. Вандалов эстетические достоинства строений и их электронная начинка не останаваливают, а иногда и раззадоривают. Итог — разбитые стекла, торчащие провода, сломанные сиденья. Градус народной агрессии растет, что подтверждают и городские сводки.

Тамбовское МБУ «Пассажирские перевозки» — организация, которая устраняет последствия действий вандалов, ее представители каждый день выезжают на пострадавшие объекты. Некоторые объекты подвергаются атакам постоянно, к примеру, многострадальный остановочный пункт под названием «Социалистическая» в течение двух лет разбивали семь раз. В спальных районах вандалы орудуют с печальным постоянством. Лайтбоксы, крыши, элементы светопрозрачной конструкции, боковые стенки, фронтальные элементы — они не оставляют без внимания ни одну поверхность.

Бывает, что происходит это и при свидетелях. Так, осенью в самом центре Тамбова мужчина на глазах у прохожих поочередно разбил несколько стекол остановочного павильона. Для каждого удара у него был припасен новый камень. Очевидцы сняли произошедшее на видео, на записи слышно, как дебошир перед каждой атакой произносит: «Противогаз». К счастью, никто из прохожих и пассажиров не пострадал. Очевидцы утверждают, что вандал был неадекватен, но это скорее исключение. Чаще всего подобные деяния совершают люди вполне вменяемые.

— Расходы по замене таких стекол составляют порядка 30 тыс. рублей, но оперативно заменить их мы не всегда можем. Это особое закаленное стекло, мы его заказываем под размер на заводе в городе Энгельсе Саратовской области. Причем заказывать приходится сразу немалыми партиями, естественно, по цене этого года. Плюс немалые транспортные расходы. Для городского бюджета это ощутимые траты, а для нашего небольшого отдела — серьезная нагрузка. По городу мы обслуживаем порядка 360 таких павильонов. И каждый из них фактически под угрозой, — поясняет начальник отдела обслуживания остановочных павильонов МБУ «Пассажирские перевозки» Герман Зубков.

Голос улиц

К одному из проявлений бытового вандализма можно отнести и граффити. Ситуация с этим явлением сложилась очень неоднозначная, вопросов по-прежнему остается много. Где граница между вандализмом и уличным искусством, кто уполномочен эту границу проводить? Требуется ли законодательное регулирование стрит-арта? С точки зрения художника и его аудитории, изображение может быть искусством, а с точки зрения городских властей и жителей — это вандализм.

Архитекторы отмечают, что уличное искусство, с одной стороны, может повлиять на деградацию среды, а с другой — наоборот, сделать жизнь в городе более насыщенной и интересной. Для этого необходимо понимать законы, по которым формируется качественная городская среда, представлять, как в нее впишется стрит-арт.

— Несмотря на богатую историю стрит-арта, отношение к нему в нашем обществе еще не сформировалось. Вопросов здесь действительно немало. Например, как оценить художественный талант исполнителя? Важен и сам контекст стрит-арта. Одно дело — выдающееся здание, другое — забор промзоны. Оценка — дело сугубо субъективное. Ведь не каждый чиновник может, скажем, оценить андеграундного художника стрит-арта Бэнкси. Попытки ввести уличное искусство в правовое поле есть — городские власти ищут талантливых художников и делают конкретный заказ на оформление какого-нибудь торца здания, — отмечает архитектор и исследователь городской культуры Сергей Сарычев.

Образовательный стрит-арт

Для уличных живописцев уже не первый год устраивают состязания, позволяющие выявить местные таланты. Так, например, членам художественной студии T-ART доверили расписать стену давно выведенной из строя кислородной станции на набережной Тамбова. Для участия в одном из баттлов они выбрали тему «Кино» и изобразили на участке стены эволюцию киноиндустрии от немого кино и Чарли Чаплина до 3D-формата.

— Мимо этого места проходит много людей, здание имеет интересные объемы. На этой стене постоянно кто-то что-то пишет, часто неприличное. Вот мы и подумали — почему бы не сделать что-нибудь эстетичное, — говорит художник Корней Нишуков.

Члены той же студии разработали эскиз росписи стены в Тамбове на пересечении улиц Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Богатырь, золотая рыбка, месяц, синее море и зеленые леса... Заказчиком этого сказочного полотна по мотивам произведений Пушкина стала Тамбовская областная библиотека, которая носит имя поэта.

По словам художника Андрея Вертилецкого, на роспись этих 30 кв. м ушло около 50 баллончиков с краской. Место для росписи и сказочная тематика были выбраны не случайно, авторы подчеркивают, что сказки Пушкина — это культурный код, который понятен всем. Кроме того, рядом находится школа, в этом районе гуляют молодые родители с детьми.

Цена граффити

Но арт арту рознь. Отыскать художественные росписи стен в провинциальных городах не так-то просто, скорее это единичные случаи. Хотя все предпочитают жить в чистоте и уюте, стены снаружи и внутри зданий, на лестничных площадках многих домов находятся в удручающем состоянии. И если муниципальные власти пытаются наладить диалог с представителями уличного искусства, предоставляя возможность художникам упражняться на безликих серых заборах и глухих стенах, отношение горожан к стихийной, хотя бы даже и высокохудожественной, росписи тоже неоднозначно.

А вот отношение закона к такому арту вполне конкретное: любая надпись на стене является нелегальной, если, конечно, не было получено разрешение от собственника. В противном случае авторы граффити и граждане, которые занимаются самодеятельной росписью, наносят своим творчеством финансовый ущерб, как собственникам зданий, так и местному бюджету.

Чтобы действовать легально, необходимо получить согласие всех жильцов. Так как стены в подъезде относятся к общему имуществу, в соответствии со ст. 44 ЖК РФ вопрос о получении разрешения на размещение на них какого-либо изображения необходимо поставить на общем собрании собственников жилья. При этом, во избежание недоразумений в будущем, лучше детально указать содержание будущего произведения или приложить эскиз.

За несанкционированные художества установлена как административная, так и уголовная ответственность. Но привлечь таких творцов к ответу чаще всего не удается. Обычно порча стен происходит под покровом ночи в безлюдных местах. Установить круглосуточную охрану и видеонаблюдение за каждым зданием невозможно. Очистка домов от несанкционированного арта обходится городу в круглую сумму, которую можно было бы потратить на полезные нужды.

Ломают все

Как говорят специалисты, жажда разрушения вызывается целым комплексом причин. Это и агрессия, которая накапливается в результате гормональных изменений, конфликтов в семье, нахождения человека на низкой социальной ступени, и размытость этических норм и правил поведения, и недостаток моральных ориентиров, особенно для подростков, и низкая бытовая культура общества в целом. Еще одна причина вандализма –— это результат обесценивания труда других людей и роста потребительских настроений.

— Подростковый возраст связан в первую очередь с внутренним бунтом против авторитетов, попытками осознать и утвердить собственный авторитет. Вандализм взрослых людей отражает их культуру и морально-нравственные ценности. К примеру, человек, сдающий на чермет ограду детского сада, этим будет заниматься не из нужды, а потому что в своем испорченном мировоззрении он оправдал подобный образ жизни. При этом, как правило, включается психологическая защита — проекция. Человек наделяет своими мотивами и поступками окружающих людей и так выстраивает иллюзорный мир вокруг себя: все воруют, все ломают, все мусорят. Если говорить о жажде разрушения, в этом случае человек не имеет финансовой корысти, но получает кратковременное удовольствие от того, что сломал что-то красивое. Здесь налицо глубокий внутриличностный кризис, замешанный на чувстве вины. Когда человек долго не может и не хочет себя простить за что-то важное, то либо впадает в депрессию, либо проявления красоты начинают его раздражать. Это как напоминание о той красоте внутри себя, которую он утратил, — говорит психолог Денис Даровов.

Не пойман — не вандал

В России, утверждают юристы, фактически не работает механизм наказания за незаконную разрисовку стен. В отличие от США и стран Западной Европы, в которых действуют суровые законы против граффистов, вплоть до пожизненного лишения свободы, в нашем законодательстве специальных пунктов по этим нарушениям не предусмотрено. Попавшегося с поличным уличного художника в худшем случае ждет административное наказание в виде незначительного штрафа.

— Уголовный кодекс РФ в ст. 214 предусматривает ответственность за вандализм, под которым понимается осквернение зданий или иных сооружений, порча имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах, — отмечает юрист и адвокат Сергей Кочетов. — Данные деяния квалифицируются как уголовные преступления, за которые виновное лицо будет нести ответственность от наложения штрафа до 40 тыс. рублей до лишения свободы на срок до трех лет.

Здесь могут возникнуть и отягчающие обстоятельства. За публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности виновных ждет штраф в размере до 300 тыс. рублей либо лишение свободы на срок до 5 лет (ст. 280 УК РФ). Штраф от 100 тыс. до 300 тыс. рублей, а также лишение свободы на срок до двух лет грозит гражданину за действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека (либо группы лиц) по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично (ст. 282 УК РФ).

— Если в рисунке или надписи будет содержаться малейший намек на всё это, то при квалификации действий виновного могут быть применены указанные статьи, — подчеркивает эксперт.

Для того чтобы избежать ответственности, художнику придется доказать, что в результате создания граффити никакого осквернения не произошло, наоборот, эстетический вид объекта улучшился. Сделать это не так-то просто — надо провести искусствоведческую экспертизу, а затем, если заключение будет положительным, использовать его в качестве полноценного доказательства отсутствия в действиях состава преступления, что достаточно проблематично.