Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Происшествия
Украинские националисты выпустили огонь по Писаревке ЛНР из HIMARS
Интернет
Hogwarts Legacy стала доступна первым пользователям
Общество
В Брянске задержали гражданку Украины по подозрению в контрабанде
Наука
Ученые в Кембридже заявили о пользе средств от изжоги в лечении туберкулеза
Общество
Москва выделит инвесторам 43 га земли для возведения спорткомплексов
Мир
Байден назвал спецоперацию РФ на Украине «испытанием на века» для США и всего мира
Общество
В России предложили преподавать кибергигиену в школах
Происшествия
В Санкт-Петербурге столкнулись три автомобиля на ЗСД
Мир
Посол РФ в ФРГ указал на проблемы Берлина в замещении российских энергоносителей
Общество
В Москве демонтировали 25 домов в рамках программы реновации
Мир
Небензя назвал прекращение поставок западного оружия Киеву условием мира на Украине
Экономика
За 2022 год россиянам начислили более 140 млрд рублей по программам лояльности
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Цифры правовой статистики за 2018 год говорят о том, что количество преступлений в стране становится меньше. Как сообщил официальный представитель Генпрокуратуры Александр Куренной, за 11 месяцев с начала года было зарегистрировано 1 млн 841 тыс. преступлений — это на 80 тыс. меньше, чем в 2017-м. Но эта арифметика вовсе не отражает реальную картину криминализации страны. Достаточно вспомнить, что преступлением с недавних пор частично перестали считаться, например, побои. Кроме того, за последние годы значительно выросло число отказов в возбуждении уголовных дел. Все эти факторы могут свидетельствовать не о снижении, а о росте криминала. Еще одной проблемой стала «молодая» преступность, взращенная на романтизации уголовной субкультуры и пропаганде наркотиков. Все эти состояния общества хорошо известны социологам в стране и за рубежом. Об одном из самых эффективных способов борьбы с насильственной и уличной преступностью, основанном на «теории разбитых окон» (ТРО), — в материале «Известий».

Эту известную теорию принято связывать с нью-йоркским мэром Рудольфом Джулиани, который вошел в историю как градоначальник, укротивший гидру преступности в самых неблагополучных районах мегаполиса. Но он лишь первым рискнул применить революционную мысль двух теоретиков — американских социологов Джеймса Уилсона и Джорджа Келлинга. Они работали над своей идеей еще в начале 1980-х годов. Осуществить первые шаги на практике борьбы с преступностью удалось лишь десять лет спустя.

«А я что, рыжий?»

Аргумент ребенка в споре с педагогом «почему другому можно, а мне нельзя» — по сути и рассматривали ученые, изучая природу пренебрежения отдельных членов и групп общества к соблюдению правопорядка в городах. В центре анализа — демонстративные мелкие нарушения закона, будь то вандализм, появление в пьяном виде, безбилетный проезд или просто выброшенный на асфальт в общественном месте окурок. Окружающие видят такие пренебрежения нормами поведения, видят, что власти смотрят на такую мелочь сквозь пальцы, — в итоге правило перестает быть обязательным для большинства. С течением времени статус «допустимого нарушения» получают всё более и более тяжкие проступки... Рано или поздно таковыми становятся и преступления. Это один из выводов ученых, подтвержденных позже экспериментами.

мужчина в разбитом окне фабричного здания

Разбитое окно — индикатор нездорового в криминогенном плане общества

Фото: Global Look Press/imagebroker/Karl-Heinz Spremberg

Название теория получила благодаря метафорическому образу: в абстрактной городской многоэтажке разбито одно окно, которое никто не меняет, со временем в доме не остается ни одного целого стекла; далее начинается мародерство, а район, где стоит здание, превращается в неблагополучный. Разумеется, не всегда разбитое окно становится первопричиной дальнейших катаклизмов, но почти всегда — индикатор нездорового в криминогенном плане общества.

Новый Нью-Йорк

Пионером практического внедрения ТРО стал четверть века назад Нью-Йорк. Ставший в 1993 году мэром Джулиани и главный полицейский мегаполиса Уильям Бартон объявили войну мелким правонарушениям. Поначалу это потребовало значительных финансовых затрат — приходилось тратить деньги на очистку стен, вагонов метро, замену лавочек, уборку территорий. Был увеличен штат полиции. Но игра стоила свеч. Вместе со снижением уровня мелкой уличной преступности поползла вниз и кривая преступлений против личности — таковых стало в два с лишним раза меньше (на 56%).

Граффити с изображением мэра Джулиани

Граффити с изображением мэра Джулиани в Нью-Йорке

Фото: Global Look Press/ZUMA/Kirk Condyles

Программа, которую обкатали в отдельных районах американского мегаполиса, неоднократно подвергалась критике за расточительность. Отдельные исследователи не видели связи между борьбой с мелкими преступлениями и ситуацией со снижением общего уровня преступности. И хотя победителей не судят, научное сообщество потребовало убедительных научных доказательств. И они вскоре появились.

Когда рыба тухнет с хвоста

Главное, что предстояло доказать социологам, — связано ли попустительство мелким правонарушениям с уровнем «настоящей» преступности в целом.

Выяснилось, что сама атмосфера нарушения закона подталкивает человека к девиантному поведению. Подтверждение этому добыли в результате любопытных и наглядных экспериментов голландские социологи, писал журнал Sсience в 2008 году. В рамках одного из них ученые наклеили на ручки 77 велосипедов, стоявших на парковке, обычные рекламные листовки. В одном случае это было сделано в чистом месте (такую локацию ученые назвали «порядок соблюден), а в другом рядом с припаркованными велосипедами на стене был нанесен бессмысленный хулиганский рисунок. В первом случае лишь 25 велосипедистов (32%) решили бросить листовку там же, где ее увидели, а остальные взяли с собой, чтобы закинуть в первый попавшийся мусорный ящик на пути.

Исследователи в рамках похожих провокаций «украшали» действительность не только визуальными проявлениями беззакония (граффити, мусор вокруг), но и звуковыми. Например, взрывали петарды неподалеку от места проведения опытов (в Голландии это разрешено лишь во время новогодних праздников). И пришли к выводу, что любое девиантное поведение окружающих влияет на человека, подталкивая его к нарушению закона.

Полицейский автомобиль на улице в Амстердаме

Полицейский патруль на одной из центральных улиц Амстердама

Фото: Depositphotos/iampixels

Почему голландцев так заинтересовал американский опыт? Дело в том, что в начале десятилетия на страны Бенилюкса надвигалась социальная катастрофа, связанная с оборотом наркотиков в стране. Эксперименты с легализацией отдельных видов препаратов, запрещенных в большинстве стран, через несколько лет обернулись чудовищной наркотизацией населения как Нидерландов, так и соседних стран. А некоторые города на территории трех стран стали местами паломничества наркотуристов из-за низких цен на героин. Местные силовики не прикладывали особых усилий к борьбе с драгдилерами. Отдельные провинции Бельгии, в частности Антверпен, захлестнула волна уличной преступности, убийств, совершенных в состоянии наркотического опьянения, грабежей, разбоев, угонов, вандализма, семейного насилия. По данным национальной ассоциации по борьбе с проблемой алкогольной и наркотической зависимости, 21,6% опрошенных студентов и учащихся школ признались, что употребляли наркотики, а 3,5% сообщили, что используют их систематически.

Власти региона заимствовали зарубежный опыт наведения порядка на улицах, и за несколько лет преступность уменьшилась в разы. Стало больше пеших патрулей как в городах, так и в сельской местности, к работе привлекали общественные организации. За добросовестное выполнение обязанностей блюстителям порядка повысили жалованье. Большое внимание бельгийцы уделили кадровой работе с полицией, акцент был сделан на тимбилдинг, повышение культурного уровня сотрудников. Был также расширен список запрещенных препаратов, были увеличены штрафы за употребление наркопрепаратов на улице и их хранение даже в небольших дозах.

Отечественный опыт

Определенные следы влияния ТРО прослеживаются и в управлении хозяйственной деятельностью в российских городах. В ушедшем году московские власти отменили обязательный проход через переднюю дверь в наземном общественном транспорте почти повсеместно. Стоит напомнить, что валидаторы появились в столичном транспорте несколько лет назад, и это было связано с массовыми случаями безбилетного проезда пассажиров. Власти города и транспортные предприятия потратили тогда существенные средства на оборудование автобусов и троллейбусов новыми системами. Также были реорганизованы подразделения по контролю за проездом — ревизоров стало больше, их работа — эффективнее, а штрафы за безбилетный проезд выросли. Таким образом удалось добиться существенного увеличения сборов за проезд, и доход стал соотноситься с числом перевезенных пассажиров.

мужчина оплачивает проез в автобусе без турникетов

Число нарушителей оплаты проезда не увеличилось

Фото: ТАСС/Артем Геодакян

Сегодня же в столичном наземном транспорте ликвидированы турникеты, существенно задерживавшие посадку, и тем не менее число нарушителей оплаты проезда не увеличилось. Если все платят за проезд — мало кому придет в голову ездить без билета. В то же время на безбилетников смотрят сегодня косо сами пассажиры. То же касается и вандализма. В городе уже несколько лет работает интерактивный проект, позволяющий сообщать о поврежденных площадках, разрисованных скамейках. Власти установили жесткие нормативы на устранение нарушений по сигналу горожан. Итогом такой политики стало не только резкое снижение случаев вандализма, но и рост количества обращений граждан о порче муниципального имущества, которые привели к задержанию нарушителей.

Быстрое удаление граффити с вагонов электропоездов и другие своевременные действия по ликвидации последствий вандализма на железнодорожном транспорте в три раза снизили количество подобных правонарушений. Как сообщили в транспортной компании ЦТПК, в 2016 году таких случаев было зафиксировано 633, тогда как в 2017-м — всего 200.

Столица России сегодня считается одним из безопасных городов мира: это отметили и международные эксперты по итогам FIFA-2018. Но в регионах не всё обстоит столь гладко. Как сообщил ТАСС официальный представитель Генпрокуратуры Александр Куренной, на 10% возросло число погибших от рук преступников в Краснодарском крае, на 36% — в Республике Коми, на 15% — в Забайкальском крае, на 22,5% — на Белгородщине, на 62% — в Калмыкии и на 11,5% — в Тверской области. 

 

Читайте также
Реклама