Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Логин в завещание: можно ли унаследовать пароли и переписки
2019-03-21 18:42:13">
2019-03-21 18:42:13
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Близкий родственник и одновременно партнер по бизнесу хранит документы, деловые переписки и данные о закупках на электронной почте. Случилось так, что его не стало, нужно продолжать бизнес. Но пароля к ящику нет, и здесь начинаются проблемы. Это лишь одна из гипотетических ситуаций, в которой может встать вопрос о наследовании электронного ящика, аккаунтов в соцсетях и паролей к ним. Подробнее о том, что делать с цифровым наследством и существует ли оно вообще, читайте в материале «Известий».

Вложения на память

Музыкант Василий Цирин два года назад потерял маму — скрипачку Людмилу Карпушкину. Она играла с рок-группами, экспериментируя с сочетанием считавшихся традиционными для этого стиля инструментами и классической скрипкой. У ее сына почти не осталось записей и фото с ее концертов, а он хочет сохранить память о ее творчестве.

Эти записи можно достать — скрипачка отправляла видео и фото с выступлениями друзьям, которые живут за границей. Об этом Цирин знает от одной из ее подруг. Файлы его мама отправляла по электронной почте, но пароля у него нет. За помощью музыкант обратился в техподдержку «Рамблера», там отказали — предоставить доступ могут только в том случае, если российский суд признает его наследником электронного почтового ящика.

Фото: Depositphotos

«Хотелось бы помочь упростить доступ к родительской электронной почте всем людям, которых заставила страдать смерть близкого — ведь вложения это не просто цифры из матрицы, а воспоминания о том времени, когда родственники были живы и всё было хорошо», — пишет музыкант в петиции, где просит суд разрешить IT-компании дать ему пароль от маминой почты.

В «Рамблере» подчеркивают, что ничего, кроме решения суда, не может изменить их решение. Предоставить свидетельство о смерти, документы, доказывающие родство, недостаточно. И эта позиция обусловлена не какими-то особыми правилами компании. «Полностью опираемся на то законодательство, которое существует, — в том числе на 63-ю статью ФЗ «О связи», — цитирует пиар-директора Rambler Group Александра Дмитриева телеканал «360».

Суицид или несчастный случай

В 2004 году суды в нескольких американских штатах рассматривали подобные дела. И разрешили дать пароли для входа в аккаунты умерших пользователей их родственникам. Потом такой же вопрос встал касательно блогов, и тем тоже дали добро на выдачу доступа к страничкам умерших. С появлением все новых платформ и соцсетей то тут, то там такие дела рассматривались в судебной плоскости.

В Европе прецедент был создан летом прошлого года. Шесть лет назад под колесами поезда в берлинском метро погибла школьница. Всё это время ее родственники добивались, чтобы Facebook предоставил им доступ в аккаунт девочки. Пароль у них был, но соцсеть перевела страницу подроста в «траурный режим», запрещающий вносить изменения. Родственники были так настойчивы, потому что полагали, что переписки в Facebook помогут разобраться, была ли смерть девочки несчастным случаем или самоубийством.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

В июле 2018 года Верховный суд Германии вынес решение в их пользу. Он приравнял аккаунт в соцсетях к бумажным архивам информации: по германскому законодательству дневники и письма передаются по наследству.

Цифровые наследники

Ни в одной стране пока нет законодательства, где бы содержалось исчерпывающее описание, что можно считать цифровым имуществом, должно ли оно передаваться по наследству и если да, то как именно. И это не говоря о таких тонкостях, как, например, принципы распределения цифрового имущества между наследниками — старшему аккаунт на iTunes, младшему пароль к Facebook?

Правила прописывают на региональном уровне. В августе 2014 года губернатор американского штата Делавэр Джек Маркелл подписал закон, который разрешил передавать интернет-аккаунты по наследству. В документе прописано, что аккаунты — это цифровая собственность. А ее, как и недвижимость и финансовые сбережения, можно вписывать в завещание.

Джек Маркелл, экс-губернатор американского штата Делавэр

Фото: Global Look Press/Pete Marovich/ZUMAPRESS.com/Bloomberg

Два года назад закон о цифровом наследнике и механизмах передачи аккаунтов приняли в Каталонии. Он предусматривает наличие электронного завещания (отдельно отмечается, что при противоречиях в электронном и обычном завещании юридическую силу будет иметь последнее). Это обязывает администрации сервисов выдавать пароли к аккаунтам в соцсетях, электронной почте, купленным приложениям и другим сервисам.

А в 2018 году в Испании был принят уже федеральный закон о защите персональных данных и гарантированных цифровых правах, в котором закреплено право оставлять цифровое наследство и назначать ответственного за его дальнейшую жизнь. Так делали и раньше, но теперь эта система прописана в законе.

Ответственный по страничке

«Жизнь полна неожиданностей. И мы хотя бы частично поможем вам к ним подготовиться», — Google издалека начинает описание сервиса «На всякий случай» (в английском варианте — Inactive Account Manager), который частично решает проблему отсутствия юридической базы.

Компания представила его в 2013 году. Google предложил пользователям «на всякий случай» рассказать, что делать с письмами, фотографиями, документами и другой информацией, которая хранится в аккаунте, если они вдруг перестанут в него заходить. Предлагается два варианта: либо сервис автоматом полностью удалит данные, либо передаст их доверенному лицу. Срок бездействия владельца аккаунта, после которого Google запустит алгоритм удаления или передачи информации, можно установить самостоятельно.

Фото: Depositphotos

Автор цитаты

Спустя два года похожую функцию предложил Facebook. До этого соцсеть «замораживала» аккаунты умерших, потом разрешила доступ для смены аватара и размещения некролога. Twitter может удалить аккаунт, если родственники предоставят документы, но не дает доступа — то же самое с Instagram.

В случае, если пользователь не прописал инструкции «на всякий случай», Google готов удалить аккаунт или предоставить из него данные по просьбе родственников «после тщательной проверки», но не пароли и учетные данные. «Яндекс» отказывается что-либо передавать, ссылаясь на право на неприкосновенность частной жизни, тайну переписки и отсутствие юридических норм, по которым логин в принципе может передаваться по наследству.

Что за зверь

Можно ли вообще считать электронный ящик наследством, вопрос пока не решенный. Согласно ст. 1112 Гражданского кодекса РФ, в состав наследства могут входить вещи и иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. «Не входят в состав наследства личные неимущественные права и другие нематериальные блага. Электронная почта не является имуществом, это средство общения», — сказала «Известиям» адвокат Виктория Данильченко. Она добавила, что электронная почта не является и объектом интеллектуальной собственности.

В ситуации, в которую попал Василий Цирин, можно пойти окольным путем. Адвокат рекомендует написать компании заявление с просьбой предоставить доступ «к объектам интеллектуальной собственности в виде фотографий, записей, концертов, находящимся по адресу электронной почты».

Фото: Depositphotos

Автор цитаты

«В случае отказа от предоставления доступа обжаловать этот отказ в суде», — рекомендует Виктория Данильченко.

Адвокат по киберправу, партнер Центра цифровых прав Саркис Дарбинян подчеркивает, что отсутствие законодательства в области цифрового наследства — большая проблема. «Старая схема, которая была реализована через нотариусов, через превращение имущества в наследственную массу, она не работает», — отметил он в беседе с «Известиям». Кроме того, совершенно непонятно, как передать цифровые ключи и как на это должны реагировать компании. По словам Дарбиняна, формально они правы, ссылаясь при отказе на закон о защите персональной информации.

Закон о цифровых правах, который в понедельник, 18 марта, подписал президент России, теоретически позволяет составить электронное завещание, хотя он и был разработан для регулирования в вебе финансово-экономических отношений. «В чем сложность — если, например, это полностью автоматическая сделка, smart-контракт, значит, юридическая сделка должна быть полностью автоматизирована, значит, она должна наступать от событий, которые могут быть отражены где-то в вебе, — рассуждает юрист. — Конечно, сейчас это работать не будет». Кроме того, вопрос с цифровым наследством требует множества других поправок и подзаконных актов.

«Полагаю, что пройдет несколько десятилетий, и окружающая действительность заставит разработать и принять соответствующие законы в сфере наследования таких виртуальных активов», — предполагает Виктория Данильченко.