Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Выхода нет: британцам придется выбрать один из вариантов Brexit
2019-03-10 10:55:03">
2019-03-10 10:55:03
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Во вторник, 12 марта, в палате общин наконец состоится голосование по «обновленным» договоренностям британского правительства с руководством Евросоюза о выходе Британии из объединения. Если сделка не пройдет и во второй раз, парламентарии будут решать, покинуть ЕС без нее или же перенести Brexit на более поздний срок. Все предложенные сценарии вызывают негодование у британского истеблишмента: опрошенные «Известиями» представители палаты общин и Европарламента не поддержали полностью ни один вариант, а это значит, что в ближайшие дни речь пойдет о том, чтобы из трех зол выбрать меньшее.

С последнего голосования по Brexit, которое стало самым провальным в истории британского парламента, прошло почти два месяца. За это время правительство во главе с Терезой Мэй в ускоренном режиме вело переговоры с руководством ЕС в надежде получить какие-либо уступки. Премьер-министр дважды переносила дату судьбоносного голосования. Из-за этого ее обвиняли в том, что она намеренно оттягивает решение до крайнего срока, чтобы у депутатов не было выхода и они проголосовали за проект госпожи Мэй.

Премьер-министр Тереза Мэй говорит о Brexit в преддверии голосования

Премьер-министр Тереза Мэй говорит о Brexit в преддверии голосования

Фото: REUTERS/Christopher Furlong

Но теперь, когда до 29 марта — а именно в этот день Британия автоматически перестанет быть членом ЕС — остается чуть больше двух недель, ни о каком переносе речи не идет. Тереза Мэй уже пообещала, что если сделка провалится, то 13 марта на голосование поставят вопрос о выходе из ЕС без какой-либо сделки вообще. Если никого не устроит и этот вариант (а он, скорее всего, также не получит необходимой поддержки), то на повестке останется перенос даты Brexit на более поздний срок. Стоит ли говорить, что у противников каждого из сценариев есть свои веские доводы.

Сделка Терезы Мэй

После провала в парламенте, когда против сделки высказались 432 депутата, а за — всего 202, Тереза Мэй должна была в течение трех рабочих дней представить палате общин альтернативный вариант соглашения. Однако сразу было понятно, что если за полтора года Британия и ЕС не достигли условий, которые бы устроили обе стороны, то за три дня чуда точно не произойдет. Так и случилось: попытки Лондона выторговать себе какие-либо гарантии растянулись еще на два месяца. За это время был сделан первый шаг к решению проблемы Гибралтара — территории площадью 6,5 кв. км, принадлежность которой оспаривает Испания. В марте Лондон и Мадрид подписали соглашение, в соответствии с которым жители Гибралтара, более полугода живущие в Испании, платят налоги именно этой стране. Этот договор стал первым соглашением по проблеме Гибралтара с 1713 года — именно тогда был подписан Утрехтский мирный договор, положивший конец войне за испанское наследство.

Однако на этом дипломатические успехи, похоже, закончились — общение с Брюсселем продвигалось мучительно трудно. Каждый раз по итогам встреч стороны заявляли, что переговоры прошли конструктивно и им удалось достичь прогресса. Однако о конкретных изменениях, которых от Терезы Мэй ждут в Лондоне, не говорил никто. Судя по всему, проблема границы между Республикой Ирландия и Северной Ирландией, которая стала главной причиной провала сделки, остается без решения.

Напомним, в договор о Brexit был включен так называемый пункт «бэкстоп», согласно которому до 2021 года Британия останется в Таможенном союзе ЕС. Цель такого шага — предотвратить создание реальной границы между Республикой Ирландия и Северной Ирландией, которая является частью Соединенного Королевства, и сохранить Белфастское соглашение, установившее мир на севере острова 20 лет назад. В Лондоне требовали от ЕС веских гарантий, что за два года переходного периода вопрос с участием страны в Таможенном союзе будет решен. В противном случае Британия останется в нем навсегда и де-факто будет членом ЕС, но уже на правах младшего брата.

Фото: REUTERS/Yves Herman

Северной Ирландии принципиально важно, чтобы после выхода из ЕС у нее не было контрольных пунктов на границе с Республикой Ирландия. В противном случае, это приведет к новым обострениям в регионе. Поэтому затянувшийся режим «бэкстоп» североирландцы, в отличие от остальных британцев, не воспринимают как реальную угрозу.

— У соглашения о выходе есть много слабостей, однако это наименее плохой вариант. Оно не должно быть ограничено по времени, и в нем не должно быть пункта о выходе из ЕС в одностороннем порядке, — сказала «Известиям» депутат Европарламента от ирландского движения «Шинн Фейн» Мартина Андерсон. — Недопустимо, чтобы британское руководство отказалось от выполнения своих обязанностей по Соглашению Страстной пятницы (Белфастское соглашение. — «Известия»).

Госпожа Андерсон подчеркнула, что в сложившейся ситуации объединение севера и юга становится всё более вероятным, а это говорит о возможном отделении Северной Ирландии в пользу южного соседа, который остается в Евросоюзе. Поскольку Белфастское соглашение дает Северной Ирландии право на референдум о выходе из Соединенного Королевства, такой вариант исключать нельзя.

Выход без сделки

Выход Британии без соглашения в Евросоюзе воспринимают как сущую катастрофу. Примерно так же Brexit без сделки расценивают и многие депутаты в палате общин.

— Я боюсь, что так называемый «выход с треском» принесет много ущерба, поэтому его стоит избежать, — сказал «Известиям» вице-спикер палаты общин, депутат от Лейбористской партии Линдси Хойл. — Лично я голосовал за то, чтобы покинуть Евросоюз, поскольку уверен, что за его пределами Британию ждет яркое и процветающее будущее. Однако я понимаю, что по многим причинам этот вопрос вызывает разногласия.

По оценкам экспертов, отсутствие сделки ударит в первую очередь по экономике страны, ведь это значит, что уже 29 марта Британия перестанет быть частью общего рынка и Таможенного союза, потеряет текущие торговые договоренности со странами за пределами ЕС, а с самим Евросоюзом будет торговать на основании правил ВТО. На границе появятся таможня и визовый контроль.

Фото: REUTERS/Simon Dawson

«Выход по-английски» приведет к тому, что за 15 лет ВВП страны упадет примерно на 9%, считают эксперты. В итоге дефицит госбюджета вырастет до $111 млрд, курс британского фунта упадет на 25%, безработица подскочит вдвое, нарушится транспортное сообщение (уже сейчас, накануне Brexit, люди часами стоят в дорожных пробках на границе), а наплыв товаров в условиях таможенного контроля нарушит пограничную инфраструктуру.

Стоит ли напоминать, что в контексте, когда Британия и Евросоюз порвут отношения одним махом и без каких-либо условий, проблемный «бэкстоп» так и останется нерешенным: Brexit без сделки означает автоматическое восстановление границы.

Перенос голосования

В такой ситуации вполне вероятным выглядит перенос даты Brexit на более поздний срок, о чем в последние два месяца всё чаще говорят в британских политических кругах. Такой сценарий допускает статья 50 Лиссабонского договора. В Еврокомиссии неоднократно заявляли, что этот вариант возможен, если соответствующий запрос поступит от британского руководства и его одобрят все члены ЕС. Тереза Мэй в ответ на многочисленные требования своих сторонников и противников заявляла, что перенос Brexit не решит существующие проблемы, но лишь отсрочит принятие болезненных решений. Тем не менее такой шаг с каждым днем становится всё более вероятным.

— Я уверен, что тема отсрочки — вопрос решенный, — заявил «Известиям» депутат Европарламента от Лейбористской партии Дэвид Мартин. — Наиболее вероятная дата — 30 июня, хотя возможны и многие другие варианты.

Фото: REUTERS/Luke MacGregor

По данным The Daily Telegraph, в кабинете Терезы Мэй уверены, что Лондону хватит двух месяцев отсрочки. Глава Европарламента Антонио Таяни заявил, что крайний срок для переноса — начало июля 2019 года, поскольку потом начнет работать Европарламент нового созыва (выборы в ЕП пройдут в мае, и неизвестно, будут ли участвовать в них британские депутаты. — «Известия»). При этом он подчеркнул, что британцы должны будут назвать причину для переноса — будь то проведение выборов или нового референдума. «Они решили уйти (из ЕС), это их проблема, а не наша», — категорично подытожил глава ЕП.