Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Мятеж не может кончиться удачей: Лондону придётся заплатить за Brexit сполна
2019-01-21 22:36:35">
2019-01-21 22:36:35
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В понедельник, 21 января, Тереза Мэй представила в британском парламенте так называемый «план Б» по Brexit. У парламентариев есть немногим больше недели для того, чтобы внимательно его изучить. Однако уже сейчас ясно, что в этом документе нет никаких новых идей. А затянувшаяся неопределенность по поводу Brexit грозит стране тяжелейшим политическим кризисом. Подробности — в материале «Известий».

«Это несколько напоминает мне День сурка. Похоже, правительство не смирилось с масштабом своего поражения в Палате общин на прошлой неделе. Со стороны кажется, что премьер находится на стадии принятия – но на самом деле она все еще на стадии абсолютного отрицания. Меж тем логика ситуации такова, что госпоже премьер-министру придется разобраться со своими «красными линиями», так как в нынешнем виде сделка одобрена не будет».

Премьер министр Великобритании Тереза Мэй

Премьер министр Великобритании Тереза Мэй

Фото: REUTERS/Hannah McKay

Так лидер лейбористов Джереми Корбин отреагировал на «план Б» Терезы Мэй, который премьер выставила на замену старому – позорно провалившемуся на голосовании в нижней палате парламента. Этот новый план, по словам тех, кто с ним успел ознакомиться, похож на старый до степени смешения: по сути, Мэй сделала лишь косметические изменения, подсунув депутатам тот же самый проект, который они отвергли только что. Самое важное исправление – отменен сбор в размере 65 фунтов стерлингов с граждан ЕС, которые пожелают остаться в Британии после Brexit. Для европейских резидентов Британии новость, несомненно, приятная, но глобально ничего не меняющая.

У парламентариев есть неделя на изучение документа. Уже 29 января должны состояться новые дебаты, а затем повторное голосование. На нем теоретически должно определиться, как именно Британия будет выходить из Евросоюза. Но две вещи уже очевидны: во-первых, у Терезы Мэй иссякли идеи. Во-вторых, процесс выхода из ЕС будет болезненным прежде всего для самих англичан. Не только из-за разрыва экономических связей и массы неудобств, связанных с переориентацией на новые рынки – но и из-за того, что Brexit с пугающей определенностью все больше вгоняет королевство в политический кризис.

День позора

День 15 января выдался чудовищно неудачным для правительства Терезы Мэй. Кабинет нынешнего премьера привык проигрывать – его предложения регулярно проваливаются при голосовании в нижней палате. Но такого сокрушительного поражения Мэй и ее министры еще не видели.

Сделка по выходу из Евросоюза, предложенная Терезой Мэй, была отвергнута с разгромным счетом. За нее проголосовали всего 202 депутата, против – 432. Одни сочли, что Мэй идет на слишком большие уступки евробюрократам, другие – что в документе недостаточно учитываются интересы обычных граждан стран ЕС, живущих в Британии. Третьих не устроил подвешенный вопрос о границе между Республикой Ирландия и Северной Ирландией: сейчас она прозрачна, и план подразумевает, что такой и останется минимум до 2020 года.

Протестующие против Брексита перед зданием парламента

Протестующие против Брексита перед зданием парламента

Фото: REUTERS/Henry Nicholls

В итоге документ завернули с перевесом в 230 голосов. Такого, похоже, не ожидала не только британский премьер, но и ее противники. После подобных разгромов в Британии премьеры часто подают в отставку – поскольку это ясно свидетельствует, что против их политики выступает не только оппозиция, но и значительная часть собственной партии. Лидер лейбористов Джереми Корбин, впрочем, хорошо зная, как цепко держится за власть Мэй, такого подарка от нее не ждал – и потребовал голосования по вопросу о доверии правительству.

В случае успеха вотума и отставки правительства Терезы Мэй возникала масса возможных вариантов развития событий. Наиболее вероятным выглядело формирование нового консервативного кабинета во главе с кем-нибудь вроде Бориса Джонсона или Джейкоба Рис-Могга, но нельзя было сбрасывать со счетов и возможность всеобщих выборов.

В первом случае новому премьеру пришлось бы взять на себя неблагодарную задачу по выводу Британии из ЕС – сомнительный подарок неформальным лидерам консервативных группировок, критикующих Мэй за подлинные и мнимые ошибки. всеобщих выборов. Во втором под угрозой оказывалось само будущее тори как правящей партии: по последним опросам, британские избиратели колеблются, и консерваторы с лейбористами идут буквально ноздря в ноздрю. Несколько тактических ошибок, неожиданные ходы Корбина, на которые он большой мастер, ужесточение нажима со стороны ЕС – и Британия могла бы получить лейбористское правительство в стиле Эттли.

Ни первое, ни второе тори не устраивало. И потому партийное большинство консерваторов, еще недавно яростно ругавшее Мэй, внезапно дружно проголосовало в ее поддержку. Тереза Мэй, таким образом, останется премьером до момента, когда завершится Brexit.

Уж полночь близится

Этот момент меж тем не за горами. 29 мая, в 23.00 по Гринвичу, Соединенное Королевство должно покинуть Европейский Союз. Когда в 2017 году Мэй отправила письмо, оповещающее евробюрократов о неизбежном выходе Британии из ЕС («Дорогой президент Туск, народ Королевства проголосовал за то, чтобы покинуть Евросоюз»), казалось, за два года можно многое успеть. В реальности Лондон не успел почти ничего.

Перед Терезой Мэй стоит простой выбор: выходить со сделкой или без. Со сделкой – означает, что Евросоюз и Британия полюбовно согласуют условия развода, определив, на каких условиях британский бизнес останется в ЕС, а европейский – в Соединенном Королевстве, как будет регулироваться взаимный статус граждан, порядок пересечения границы и так далее. Без – просто развод и все, прыжок в море неопределенности.

мужчина с флагом Британии в Лондоне
Фото: REUTERS/Henry Nicholls

Разумеется, британский бизнес хочет развода с максимумом привилегий – чтобы уйти из-под юрисдикции Евросоюза, не потеряв при этом ни одного плюса от взаимодействия с ЕС. Короче говоря, чтобы остаться в рамках единого рынка без обязательств. Позиция понятная, но в ЕС к ней относятся без особой теплоты.

Проблема для Британии состоит в том, что Евросоюз не расположен к компромиссам. После волны поражений евроскептиков на выборах евробюрократы осознали, что обещанный Whoexit откладывается на неопределенный срок. Но последнее голосование в испанской Андалусии, на которых неожиданно много мест взяли ультраправые, желающие переформатировать Евросоюз на свой лад, их определенно встревожили. Так что теперь Британии приходится иметь дело не с парализованным ужасом Евросоюзом, каким он был сразу после объявления об итогах референдума, и не с благостным и уверенным в себе Евросоюзом, каким он мог бы стать, - но с Евросоюзом, боящимся нового кризиса и готовым преподать жестокий урок всем евроскептикам на примере Британии.

Когда одна из договаривающихся сторон договариваться не хочет и требует жесткой капитуляции – выбора особого нет. Вторая сторона может либо разорвать переговоры, либо пойти на уступки. Разрыв, то есть уход без сделки – один из самых страшных кошмаров британского бизнеса, и потому и консерваторы, и лейбористы давят на Мэй, чтобы не допустить такого исхода. Дошло до того, что министр труда и пенсий Эмбер Радд предупредила: если Мэй попытается помешать консерваторам голосовать за поправку, запрещающую Brexit без сделки, то почти весь кабмин уйдет в отставку в знак протеста.

Неуступчивые лейбористы и статья номер 50

Сейчас Мэй и ее кабинет находятся в ситуации, когда им для продолжения процесса Brexit требуются консультации с лейбористами. Ситуацию в своей партии премьер знает хорошо: все возможные уступки в пользу упрямых сторонников выхода она уже сделала, кого могла – перетянула на свою сторону. Этого недостаточно: нужно заручиться поддержкой оппозиции.

Проблема в том, что руководство лейбористов диалога не хочет – по крайней мере, так заявляют консерваторы. Лидер Лейбористской партии Джереми Корбин демонстративно требует от Мэй сперва исключить вариант «Brexit без сделки», отказываясь в противном случае вести переговоры в принципе.

Джереми Корбин, лидер Лейбористской партии во время дебатов по Brexit 

Джереми Корбин, лидер Лейбористской партии во время дебатов по Brexit 

Фото: REUTERS/Parliament/Jessica Taylor

Сам Корбин также оказался в сложной ситуации. Еще месяц назад он мог без оглядки критиковать премьера – но чем ближе Brexit, тем больше брожения в лейбористских рядах. Электорат партии расколот: левая интеллигенция хочет в основном остаться в Евросоюзе, пролетариат и крестьяне – выйти. Как следствие, часть партийных активистов выступает за повторный референдум, надеясь, что он позволит англичанам остаться в ЕС, часть – за «мягкий Brexit» по норвежскому образцу. В этих условиях Корбину приходится нелегко. Лидеру лейбористов не в новинку громить оппозицию – в свое время он при поддержке рядовых партийцев успешно справился с «новыми лейбористами», выступавшими за продолжение курса Тони Блэра. Но сейчас основная масса партии разделилась, и действовать по-старому уже не получится.

В сложившихся условиях британские парламентарии хватаются, как за спасательный круг, за идею расширительного толкования 50-й статьи Маастрихтского договора. Именно она определяет сроки выхода Британии из Евросоюза. Истеблишмент Соединенного Королевства надеется, что евробюрократы осознают, что Лондон оказался в тяжелом положении, взвесят все «за» и «против», и поймут, что Британии нужно дополнительное время. После этого все члены ЕС единогласно должны проголосовать за то, чтобы это время предоставить – и тогда англичане смогут спокойно урегулировать свой политический кризис, определиться с условиями сделки и предложить взаимоприемлемые условия развода.

Проблема только в одном – непонятно, зачем это Евросоюзу. Брюссель не раз уже заявлял, что новых предложений не будет: тот «план А», который Мэй согласовала с ЕС и который с таким негодованием отверг британский парламент – это максимум уступок, на который готовы пойти евробюрократы. Новый план, если вдруг он появится, будет жестче, а не мягче. Каким бы ни был результат – выход без сделки или с тяжелой сделкой, - Лондону придется заплатить за свой мятеж сполна.