Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Для американцев вторжение не будет таким простым, как они думают»
2019-02-24 13:37:13">
2019-02-24 13:37:13
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Каракас второй месяц будоражит мировую новостную повестку. Но фокус внимания с венесуэльской столицы, исправно митингующей каждый уикенд, окончательно сместился в сторону границы с Колумбией. Недружественная активность страны-соседа и ее большого североамериканского брата вынудила Николаса Мадуро сначала сосредоточить войска в приграничном штате Тачира, а теперь и разорвать дипломатические отношения с Боготой. Подробнее об этом специальный корреспондент МИЦ «Известия» Семен Еремин поговорил с министром пенитенциарной системы Венесуэлы Ирис Варелой. 

Вторжение американских войск с территории Колумбии обретает всё более реальные очертания. Необходимые составляющие для него постепенно формируются. Есть плацдарм — колумбийский город Кукута и другие окрестности границы. Есть коллаборационисты в рядах правой радикальной венесуэльской оппозиции во главе с Хуаном Гуайдо, который откровенно поддерживает идею интервенции и вооруженного захвата власти. Есть широкомасштабная информационная кампания, направленная на создание параллельной и практически полностью вымышленной реальности, в которой Гуайдо — спаситель, а Мадуро — тиран, морящий свой народ голодом и болезнями.

Президент Венесуэлы Николас Мадуро во время митинга в поддержку правительства в Каракасе, 23 февраля 2019 года

Президент Венесуэлы Николас Мадуро во время митинга в поддержку правительства в Каракасе, 23 февраля 2019 года

Фото: REUTERS/Manaure Quintero

Есть формальный повод — американская же гуманитарная помощь, которую законное правительство отказывается впустить в страну с колумбийской территории. Последняя новость об этой мутной операции Вашингтона — два транспортных самолета ВВС США, доставивших в Колумбию какой-то важный груз. 

Несмотря на отсутствие у властей опыта в ведении гибридных войн — в стране, к примеру, отсутствуют серьезные медиа-структуры, ориентированные на внешнее информационное пространство, — Венесуэла держится. Оставаться на плаву в потоках перевернутых западной прессой смыслов и откровенной клеветы — задача не простая. В глазах мировой аудитории Гуайдо — легитимный глава государства. На деле же он появляется только на митингах, в соцсетях и на интервью и к реальному управлению не имеет никакого отношения.

Давление, организованное с целью взорвать страну изнутри, и главное — заставить армию переметнуться на сторону коллаборационистов — остается тщетным. Крайне сложная экономическая ситуация под драконовскими американскими санкциями, внутренний политический раскол, агрессивное поведение соседей — казалось бы, устоять нереально. Но идейный фундамент, заложенный Уго Чавесом, до сих пор крепок. Именно в нем видит залог живучести Венесуэлы Ирис Варела — одна из ключевых фигур силового блока страны. Почти всё рабочее время она сейчас проводит на границе с Колумбией. Штат Тачира — ее родной регион, там Ирис сформировалась как политик и управленец. Но для разговора ненадолго прилетела в Каракас — в центральный офис пенитенциарной системы, которой она руководит. Любые международные интервью считает крайне важными как способ достучаться до мирового сообщества.

Министр пенитенциарной системы Венесуэлы Ирис Варела во время концерта в поддержку президента Николаса Мадуро. Каракас, Венесуэла 29 января 2019 года

Министр пенитенциарной системы Венесуэлы Ирис Варела во время концерта в поддержку президента Николаса Мадуро, Каракас, Венесуэла, 29 января 2019 года

Фото: Global Look Press/Elyxandro Cegarra

— Сеньора Ирис, расскажите о ситуации на границе?

— Она не простая. Но люди по-прежнему перемещаются, там традиционно активное движение. Только через один из трех пунктов пропуска — мост Симона Боливара — в сутки проходит до 20 тыс. человек. Колумбийцы и венесуэльцы говорят на одном языке, в пограничном регионе много межнациональных родственных связей. Я об этом хорошо знаю, моя семья до сих пор живет в Тачире.

— Серьезной ли опорой для американцев является Колумбия?

— К сожалению, это факт. Мы отлично осведомлены об американских базах на территории этой страны. Сейчас их девять. В работе мы исходим из худшего сценария — возможности вторжения в нашу страну на этом участке. В социальных сетях было видео, как сами колумбийские полицейские, охраняющие американский гуманитарный конвой в Кукуте, говорят, что в грузовиках не было никакой гуманитарной помощи. Вся эта большая ложь, распространяемая западной пропагандой, имеет и обратный эффект. У нас сейчас начинается всплеск патриотизма. Мы независимый народ. И для американцев вторжение не будет таким простым, как они думают. Мы крепкий орешек, готовы противостоять.

Демонстранты на мосту Симона Боливара на границе между Колумбией и Венесуэлой. 23 февраля 2019 год

Демонстранты на мосту Симона Боливара на границе между Колумбией и Венесуэлой, 23 февраля 2019 года

Фото: REUTERS/Edgard Garrido

— Как развивались современные межгосударственные отношения Колумбии и Венесуэлы? Народы стран ведь очень близки. Откуда тогда такая разница политических позиций?

Мы договорились с Колумбией о строительстве третьего перехода через границу — моста Лас-Тиендитас (граница проходит по руслу реки Тачиры, и все переходы организованы на мостах. — «Известия»). Легальный товарооборот традиционно большой. Там рядом аэропорт, это было бы удобно. Работы пока не закончены. И сейчас это одно из потенциальных мест прорыва американцев с их этой «гуманитаркой». Большая проблема. Ведь связи наших народов в этом месте крепкие. В Венесуэле, к примеру, бесплатное образование, а в Колумбии — за деньги, и очень много школьников и студентов оттуда учатся у нас.

 

Справка «Известий»

Тот самый мост на границе Венесуэлы и Колумбии символично назван именем освободителя южно-американских колоний Испании Симона Боливара. Рожденный в Венесуэле Боливар умер в Колумбии. И у моста национально-освободительной борьбе XIX века посвящен большой скульптурный мемориал. 

 

В два ряда — лицом к лицу — друг на друга смотрят венесуэльские и колумбийские либертадоры — соратники и последователи Симона Боливара. Освобождая свои земли от гнета испанской короны, эти герои еще не знали, что самым сложным для их потомков будет избавление от колониального и даже рабского мышления. Уго Чавес смог пошатнуть эти многовековые стереотипы лишь к концу XX столетия. Но развить экономическую самостоятельность не успел. Сырьевая экономика богатейшей природными ресурсами страны осталась слабым звеном его большой работы. Сразу после смерти Уго Чавеса Венесуэла была атакована американскими санкциями, из-за которых развился дефицит импортных товаров, которых заменить оказалось просто нечем — продукты, медикаменты. Именно в масштабной экономической блокаде следует искать причину нынешнего кризиса. Именно эта стратегия была выбрана Вашингтоном, чтобы снова превратить Венесуэлу в подобие колонии, в свой выгодный сырьевой придаток.

 

И на этой границе невозможно было ввести серьезные меры контроля. Такое положение дел привело к упрочнению связей контрабандистов. Венесуэла — богатая страна, и колумбийцы ее давно обворовывают. К сожалению, мы знаем факты незаконной добычи наших полезных ископаемых. Вывозят наши дешевые нефтепродукты. И даже предметы первой необходимости, которые правительство Венесуэлы бесплатно или по очень низкой цене предоставляет нуждающимся гражданам, даже эту помощь мы находили в контрабандных грузах — зубную пасту, туалетную бумагу и прочее. Столько сейчас болтовни об этой их гуманитарной помощи, а на самом деле они давно грабят нашу страну, пользуясь ситуацией. Мы говорим: не надо нас грабить, хватит душить нас санкциями, оставьте нас в покое и нам не нужна будет ничья помощь. Не будет давления — будет достаток.

Грузовики прибывают на склад с гуманитарной помощью для Венесуэлы, недалеко от моста Тиендитас между Колумбией и Венесуэлой. Кукута, Колумбия, 16 февраля 2019 года

Грузовики прибывают на склад с гуманитарной помощью для Венесуэлы, недалеко от моста Тиендитас между Колумбией и Венесуэлой, Кукута, Колумбия, 16 февраля 2019 года

Фото: REUTERS/Carlos Eduardo Ramirez

— Страна действительно переживает кризис. Власти страны обвиняются в бездействии и неспособности навести порядок. Что скажете на это?

— Отвечу на примере структуры, которой я руковожу. Министром пенитенциарной системы я стала еще при Чавесе, он ее создал, чтобы системно решать в стране проблему криминала. Семь лет я реформировала эту систему, которую мы сейчас не называем системой исполнения наказаний. Мы говорим: учреждения переориентации. Нести наказание не главное. Это время дается человеку, чтобы измениться. Пойдемте, я вам всё покажу (Ирис ведет нас в зал мониторинга, где несколько десятков специалистов в режиме онлайн наблюдают за происходящим в разных тюрьмах. В центре зала — видеостена, куда можно вывести изображение с любой из нескольких тысяч камер).

Это мой большой проект. Мы в командном центре министерства, отсюда управляются все наши учреждения на территории Венесуэлы. Отдел мониторинга работает круглосуточно. Это эффективный способ поддерживать порядок и дисциплину. Вот, к примеру, национальная женская тюрьма. Называется Национальный институт женской переориентации в Лос-Текесе, штат Миранда. Мы можем прямо сейчас собрать заключенных, поздороваться с ними и пообщаться. Мало опираться на доклады моих подчиненных. Я сама контролирую ситуацию. А вот это, кстати, тюрьма в штате Тачира, прямо на границе с Колумбией. Очень удаленная территория. И часть уличных камер сейчас переориентирована на наблюдение за прилегающим участком границы. Все силы брошены на то, чтобы сохранять контроль местности. Армия тоже там.

Члены венесуэльской армии контролируют ситуацию на границе между Колумбией и Венесуэлой во время акции протеста. Венесуэла, Тачира, 7 февраля 2019 года

Члены венесуэльской армии контролируют ситуацию на границе между Колумбией и Венесуэлой во время акции протеста, Венесуэла, Тачира, 7 февраля 2019 года

Фото: REUTERS/Carlos Eduardo Ramirez

— Армия сохраняет верность присяге, хотя пару недель назад именно военные оказались в фокусе информационной войны, развернутой Вашингтоном и венесуэльской радикальной оппозицией. Были ведь даже и предатели?

— Ерунда. Единичные случаи подкупа и шантажа, которые пытались выдать за массовое явление! Всё это было быстро разоблачено. Предатели всегда появляются в острые моменты, духом крепки не все. Но оппозиция недооценила патриотизм наших вооруженных сил. Дух патриотизма нашей боливарианской армии основан на доктрине, которую создал команданте Чавес. До него армия формировалась по указке американцев, по той модели, которая была им нужна. Эта система, например, создала вооруженные силы в Панаме, которые потом предали государство и совершили переворот. Этих военных обучали гринго (так в Латинской Америке называют американских военных от англ. «green» — зеленый, по цвету военной формы. — «Известия»). Здесь они тоже создавали такую же систему. 

Автор цитаты

Из нее вышли изменники, которые предавали Чавеса и предают Мадуро. Но их осталось немного.

Чавес оживил в военных чувство национальной гордости. Возродил дух боливарианской революции. Мы гордимся нашей историей. Мы гордимся тем, что боролись с испанским колониализмом и добились свободы.

Уго Чавес — венесуэльский государственный и политический деятель, бывший президент Венесуэлы

Уго Чавес — венесуэльский государственный и политический деятель, бывший президент Венесуэлы

Фото: Global Look Press/Yin Nan

Наш народ любит своего национального героя, своего освободителя. И всех, кто сражался с ним плечом к плечу. Предатели хотят забыть нашу историю. Они не боливарианцы. Суть политики нынешней оппозиции — что она антиболиварианская. Они не признают наше государство, нашу конституцию. Не признают права народа, которые защищает основной закон. Они хотят вернуть нас в прошлое. Когда повсюду, даже в этом городе, были представительства интересов США. Чавес с этим боролся. Сейчас оппозиция использует очередную ложь, чтобы повлиять на мировое сообщество. Говорит, что мы авторитарное государство. Что у нас диктатура. Хотят, чтобы мы забыли свою историю, отказались от своей идентичности и своего суверенитета. Но в нас, венесуэльцах, это заложено.

 

Загрузка...