Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Всё это они уже делали, чтобы оккупировать Ирак, Ливию и Сирию»
2019-01-31 13:57:52">
2019-01-31 13:57:52
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Венесуэла как нефтяная страна всегда будет страдать от попыток вмешательства в собственные дела, пока в мире царит имперализм, а руководит им иррациональное правительство Трампа, считает губернатор венесуэльского штата Миранда Эктор Родригес. О том, какую оппозицию готовы оберегать местные власти, как сейчас в стране нарушается Конституция и что поможет ей избежать попыток переворотов, политик рассказал в интервью специальному корреспонденту МИЦ «Известия» в Каракасе Семену Еремину.

О цветах и процветании

— Господин Родригес, вы не раз бывали в Москве и очень много сделали для развития экономических связей между Россией и Венесуэлой.

— В прошлом году я посетил Россию уже в должности губернатора, до этого я был там несколько раз — в должности премьер-министра и вице-президента по социальной политике как с команданте Чавесом (экс-президент Венесуэлы Уго Чавес. — «Известия»), так и с президентом Николасом Мадуро. После того как я выиграл на выборах губернатора штата Миранда чуть больше года назад, мы начали выстраивать дружеские отношения между руководством штата и Москвы в сфере культуры, спорта, технологии и экономики.

— Какие наиболее важные российско-венесуэльские проекты сейчас реализуются?

— Один из важнейших наших проектов связан с поставками цветов. Он существует достаточно давно и называется «Орхидея». Его в свое время разработал еще президент Чавес и не смог его реализовать. Моя команда оживила проект, как только мы выиграли на выборах губернатора. Мы работаем с 42 поставщиками цветов, Россия является одним из главных их потребителей.

В прошлом году мы приняли участие в международном конгрессе цветов, который проходил в России (видимо, речь о международной выставке Flowers Expo 2018. — «Известия»), и заняли первое место. Это дало нам возможность расширить экспорт цветка антуриум, который является цветком нашего штата Миранда. Кстати, со дня на день ожидается поставка новых семян из Голландии, чтобы позволить поддерживать дальнейшее производство этих цветов.

 Международная выставка Flowers Expo 2018  в Москве

 Международная выставка Flowers Expo 2018  в Москве

Фото: Global Look Press/Komsomolskaya Pravda

— Повторюсь, вы приложили очень много усилий, чтобы российский бизнес инвестировал в Венесуэлу. Сейчас в стране разгораются протесты. Как они могут повлиять на российские инвестиции в экономику Венесуэлы?

— Для начала хотелось бы поблагодарить Россию за доверие не только к руководству штата Миранда, но и ко всей Венесуэле, а также за все усилия, которые прикладываются для того, чтобы дать понять США, что мир не может функционировать по одному сценарию. Как вы знаете, сейчас в Венесуэле пытаются осуществить государственный переворот, и руководят этим процессом США. Всё происходит по стандартному сценарию, по которому они вторглись и в другие государства: распространяя ложную информацию о ситуации в стране, о том, что здесь нет демократии, не считаются с правами человека, что здесь нет нормального правительства, — всё это они уже делали раньше для того, чтобы оккупировать Ирак, Ливию, Сирию, Афганистан.

После 15 лет войны в Ираке и после 7 лет войны в Сирии уже действительно нет демократии, никто не считается с правами человека и нет достойных руководителей в этих странах. Интересы Штатов — это не наш уровень жизни, их главный интерес — это нефть.

Венесуэла является главным резервом нефти на планете Земля, и в последние годы постоянно были попытки захватить власть у нас — как с помощью насилия, так и мирным путем. Мы можем вспомнить переворот 2002-го года, когда глава федерации предпринимателей (Педро Кармона Эстанга. — «Известия») тоже сам себя назначил президентом Венесуэлы. Первой страной, которая признала его президентом, были США. Венесуэла смогла противостоять той попытке переворота.

Добыча нефти  на озере Маракайбо в Кабимасе, Венесуэла

Добыча нефти на озере Маракайбо в Кабимасе, Венесуэла

Фото: REUTERS/Isaac Urrutia

Или вспомним протесты с применением насилия в 2014 и 2017 годах. Сейчас происходит то же самое. Попытка государственного переворота при прямой поддержке США, которую венесуэльцы встретят своим единением и мирными митингами. Мы делаем ставку на мир и не позволим, чтобы в Венесуэле началась война. Мы продолжим развиваться дальше при поддержке наших союзников: России, Китая, Индии, стран Карибского бассейна. Мы построим более мощную экономику, укрепим все социальные, экономические и культурные связи со всеми союзниками, которые хотят мира в Венесуэле.

О конструктивной оппозиции

— Есть ли в вашем штате протестное движение? Почему люди идут протестовать?

— Есть часть людей, которая поддерживает оппозицию, но они настроены мирно и выходят исключительно на мирные протесты. Таких людей мы защищаем, обеспечиваем им безопасность и гарантируем их право на выражение своей точки зрения. Конституция позволяет людям иметь свое мнение, в том числе и по политическим вопросам, как и положено при демократии. И позволяет выражать свое мнение открыто, в том числе в виде митингов — как отдельным персонам, так и целым политическим партиям. И если эти митинги проходят мирно, без применения насилия, со стороны властей всегда будет поддержка и обеспечение безопасности.

Единственное, чего не позволяет наша Конституция, — это протесты с применением насилия. Раньше штатом Миранда руководил один из представителей оппозиции. Все протесты сопровождались актами насилия и терроризма и, соответственно, пресекались полицией.

Внутренние конфликты любой страны должны разрешаться демократическими и законными путями, с уважением к самой Конституции. В Венесуэле президента выбирает население по результатам голосования большинства. Оппозиция сейчас попыталась сыграть на пункте 2.3.3, в котором говорится об абсолютном отсутствии президента: когда президент умирает, уходит в отставку или же его отстраняет от должностных обязанностей Верховный суд страны. Ни одно из указанных событий не имело место быть в Венесуэле: избранный президент не умер, не ушел в отставку и его не отстранил от должностных обязанностей Верховный суд. Поэтому депутат не может провозгласить себя президентом, это расценивается как попытка государственного переворота.

Сторонники лидера венесуэльской оппозиции и самопровозглашенного временного президента Хуана Гуайдо принимают участие в акции протеста против правительства президента Венесуэлы Николаса Мадуро в Каракасе, Венесуэла

Сторонники лидера венесуэльской оппозиции и самопровозглашенного временного президента Хуана Гуайдо принимают участие в акции протеста против правительства президента Венесуэлы Николаса Мадуро в Каракасе, Венесуэла

Фото: REUTERS/Carlos Garcia Rawlins

Если происходит одно из трех возможных событий, указанных в Конституции, только вице-президент может стать исполняющим обязанности президента и в течение 30 дней назначить выборы нового президента республики. Конституция не дает возможности развиться фантазии, она ясна и очень прозрачна. Венесуэла — демократическая страна, где президента выбирают не США и не империя, не правительство [президента США Дональда] Трампа, и также нельзя провозглашать себя президентом. В Венесуэле президента выбирает народ.

— Протестам оппозиции сейчас помогает Запад. Нефтяные деньги отобрали, ввели санкции. Эти санкции уже отразились на экономике Венесуэлы?

— Попыткой переворота руководит правительство Трампа. Это часть геополитического импульса, который идет по Земле. Несмотря на то что идея Штатов проиграла на выборах ОАГ (Организации американских государств), потому что большинство латиноамериканских стран против военного вторжения и оккупации Венесуэлы, и проиграла на голосовании ООН, для США характерна политика доминирования, особенно она характерна для правительства Дональда Трампа. Конечно же, США пользуются возможностью вмешательства в экономические структуры разных стран, чтобы попытаться оградить правительства, которые не согласны с их геополитической позицией. Они делают это не только в Венесуэле, так же они поступают и с Ираном, и с Кубой, и с Россией.

Но сегодняшний мир уже не тот, что был во время строительства Берлинской стены. Сейчас мир многополярный, где разрабатываются новые варианты экономического развития, как в России, в Китае, в Индии. Мы стараемся развивать отношения со всеми.

Нефтяной танкер возле нефтеперерабатывающего завода в Пуэрто-ла-Крус в Пуэрто-ла-Крус, Венесуэла

Нефтяной танкер возле нефтеперерабатывающего завода в Пуэрто-ла-Крус, Венесуэла

Фото: REUTERS/Alexandra Ulmer

Надо признать, что экономика Венесуэлы напрямую зависит от продажи нефти. Больше века она зависела от экономики США, поэтому, конечно же, эти санкции очень влияют на нас. Конечно, Штаты могут наложить ограничения и заблокировать нашу экономику, потому что имеют контроль над мировой финансовой системой. С другой стороны, сложившуюся ситуацию можно расценивать как возможность для того, чтобы такие страны, как Россия, Китай, Венесуэла и Иран, смогли построить новую экономическую систему и освободиться от диктатуры США в экономической сфере.

— В чем причина кризиса, который уже до этого был в Венесуэле?

— Венесуэла — производитель одного продукта, страна, в которой закупка продовольствия и лекарств напрямую зависит от продажи нефти. И в первую очередь продовольствие и лекарства закупались в США и Европе. Конечно, санкции США серьезно ограничивают возможность Венесуэлы закупать необходимые товары. Они заставляют нас полностью пересмотреть всю систему снабжения страны.

Во-первых, необходимо поднимать национальное производство, и тут мы очень благодарны поддержке со стороны России. Во-вторых, касательно тех товаров, которые мы не можем производить, — нам необходимо полностью менять систему закупок, искать новых поставщиков, менять технологии. Это довольно долгий процесс, который не провернуть за один день. Так что нам предстоит долгий и сложный путь, но он поможет найти верное структурное решение для обеспечения независимости экономики Венесуэлы от экспорта нефти.

О ценности независимости

— В чем вы видите способ решения политической проблемы?

— Надо помнить, что проблемы Венесуэлы тесно связаны с геополитическими проблемами. Пока существует империализм и руководит им такой радикальный и иррациональный сектор, как правительство Трампа, их невозможно решить только при помощи динамики развития Венесуэлы.

Венесуэла является главным нефтяным резервом планеты, поэтому всегда будет иметь место постоянная динамика этого геополитического импульса, задача которого взять под контроль нефтяные страны. Всем ясно: то, что происходит сейчас в Венесуэле, управляется Штатами. Оппозиция, с которой мы сейчас столкнулись, — это не оппозиция, у которой другой взгляд на социальную и экономическую модель общества. Мы столкнулись с радикальной оппозицией, которая играет в пользу США.
Что мы должны сделать в таком случае? Что касается внешней политики, мы должны объединиться со странами, которые поддерживают нас, которые понимают, что США не могут быть мировой полицией, что все государства имеют право на суверенитет и самоопределение. И, как мы видим, международные организации, большинство стран смело защищают эту позицию.

Фото: REUTERS/Andres Martinez Casares

В плане внутренней политики мы должны объединить всех, кто хочет мира и суверенитета. Это выходит далеко за рамки чавизма.

— Что самое главное на сегодняшний день?

— Я допускаю, что протесты могут быть. Главное, чтобы они были мирными. Это демократическая страна, наличие оппозиции, которая с помощью протестов высказывает свое мнение, — это нормально. Трудности для нас возникают, когда во время протеста допускаются акты насилия и терроризма. Я не стал бы разделять чавистов и оппозицию. У нас есть разные политические партии — есть оппозиция, которая поддерживает демократию, а есть оппозиция, которая является марионеткой в руках Госдепа.

Президент Николас Мадуро всегда говорил, что готов к конструктивному диалогу с Дональдом Трампом. Но дело в том, что всегда присутствуют геополитические интересы, которые усложняют весь процесс переговоров. Что в данном случае можем сделать мы? Договариваться с рациональными, демократическими внутриполитическими секторами, которые не хотят решать проблемы с помощью государственного переворота, которые против насилия.