Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Происшествия
Украинские националисты выпустили огонь по Писаревке ЛНР из HIMARS
Интернет
Hogwarts Legacy стала доступна первым пользователям
Общество
В Брянске задержали гражданку Украины по подозрению в контрабанде
Наука
Ученые в Кембридже заявили о пользе средств от изжоги в лечении туберкулеза
Общество
Москва выделит инвесторам 43 га земли для возведения спорткомплексов
Мир
Байден назвал спецоперацию РФ на Украине «испытанием на века» для США и всего мира
Общество
В России предложили преподавать кибергигиену в школах
Происшествия
В Санкт-Петербурге столкнулись три автомобиля на ЗСД
Мир
Посол РФ в ФРГ указал на проблемы Берлина в замещении российских энергоносителей
Общество
В Москве демонтировали 25 домов в рамках программы реновации
Мир
Небензя назвал прекращение поставок западного оружия Киеву условием мира на Украине
Экономика
За 2022 год россиянам начислили более 140 млрд рублей по программам лояльности

Матрицы победы

Ведущий Исторического клуба «Известий» Станислав Сергеев — о блокадной истории «Известий»
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Ленинград во время Великой Отечественной, мужество его жителей в трагических условиях блокады, героизм защитников города — эта тема была одной из самых важных для «Известий» военных лет. В первый же день войны главный редактор газеты Лев Ровинский собрал в редакции весь спецкоровский корпус и раздал долгосрочные боевые задания. На северо-западное направление были брошены Евгений Кригер, Петр Белявский, Валентин Антонов, фотокорреспондент Павел Трошкин.

Оперативные сводки с театра военных действий «Известия», как и другие печатные издания и радио, получали от Совинформбюро. Более подробные и живые репортажи и очерки о боях на Ленинградском и Волховском фронтах известинцы «выстреливали» регулярно. Но жизнь блокадного Ленинграда освещалась скупо.

Однако газета в тяжелые для города годы и месяцы блокады видела свое назначение в том, чтобы поддерживать моральный дух ленинградцев, когда доброе и твердое слово порой оставалось чуть ли ни единственной точкой опоры в жизни (матрицы газеты каким-то чудом доставлялись из Москвы).

На помощь «Известиям» пришли профессиональные литераторы, одним из первых — знаменитый поэт Николай Тихонов, возглавлявший группу писателей при Политуправлении Ленинградского фронта, сам в эти годы переживший тяготы блокадного быта.

5 ноября 1942 года, накануне 25-летней годовщины Октября «Известия» напечатали публицистический очерк Николая Тихонова «Бессмертие». О победе тогда грезилось только в самых смелых мечтах. А он пришел на площадь Победы в Ленинграде и напомнил читателям, что стоит на ней «колонна, вырубленная из скалы, монолитна, как и событие, которому посвящена. А посвящена она победе русского народа над полчищами Наполеона в Отечественную войну 1812 года». Поэт закончил свое дерзкое прозрение в будущее оптимистическим аккордом: «В непрерывных боях добытые, вернутся радостные дни, выше поднимутся знамена свободы. Тому порукой — сила народа…»

За три дня до Тихонова, словно готовя постамент для его «монумента», еще один писатель-ленинградец Виссарион Саянов выступил в газете с очерком «Такая храбрость» — о подвигах наших артиллеристов, крушивших фашистов на одном из участков Ленинградского фронта.

Через два с половиной месяца на известинской полосе воссоединились, как в войсковой операции, солдаты двух фронтов, три автора: майор С. Фарфель и капитан Н. Франтишев — с Ленинградского, военкор М. Ланской — с Волховского. В трех репортажах — «Первый удар», «Атака» и «Дорога на Ленинград» — они по-военному четко рассказали, как наконец было разорвано блокадное кольцо. По отвоеванному у немцев коридору в 8–11 км вдоль побережья Ладожского озера были налажено сухопутное движение машин и поездов, параллельно знаменитой ледовой Дороге жизни появилась Дорога победы — еще одна животворная артерия для осажденного города.

До полного снятия блокады оставался еще год. Голод и холод продолжали преследовать блокадников, среди них — двух женщин. Первая — знаменитая поэтесса Ольга Берггольц, «голос Ленинграда», как называли ее радиослушатели, перед которыми она регулярно выступала. Вторая — скромная сотрудница местного отделения издательства «Известия» Ольга Кушницкая.

Она пришла в издательство в 1921 году. По воспоминаниям, собранным известинцем-ветераном Дмитрием Мамлеевым в книге «Далекое-близкое эхо», «тетя Оля», как звали ее сотрудники, а потом и журналисты газеты, оказалась незаменимым человеком: в одном лице — кассир, уборщица и курьер. Помнила приезды в ленинградское отделение «Известий» редактора газеты Николая Бухарина, визиты Алексея Толстого. В годы блокады ездила за материалами к Николаю Тихонову и драматургу Всеволоду Вишневскому. А главное — когда городской транспорт был парализован, в морозы возила на санках матрицы «Известий» в типографию.

Возможно, две Ольги даже встречались на улицах полупустынного города, когда Берггольц бежала на радио. И наверняка сталкивались с жуткой деталью блокадного Ленинграда, о которой Ольга Берггольц писала в потаенном дневнике: «Тот, кто мог тогда перешагнуть / Через гроб, — на жизнь имеет право». Именно так: встречавшиеся им полуживые люди везли на санках тела умерших родственников, а «тетя Оля» — матрицы.

21 февраля 1944 года «Известия» опубликовали «Призывы ЦК ВКП(б) к 26-й годовщине Красной армии». И хотя почти месяц назад над Невой уже прогремел победный салют значение минувшего события было специально подчеркнуто: «Привет войскам Ленинградского фронта, отстоявшим Ленинград и полностью освободившим его от вражеской блокады!»

Автор — журналист, ведущий исторический клуба «Известий»

 

Читайте также
Реклама
Прямой эфир