Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Родное пепелище: как живется там, где жить нельзя
2019-01-17 17:54:59">
2019-01-17 17:54:59
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Дырявый пол, прибитый гвоздями потолок, подпертые тряпками стены, сосульки в подъезде — обычная картина для омских жилых домов, признанных аварийными. Всего в городе их более 200, от обслуживания некоторых отказались управляющие компании, поэтому при ЧП жильцам обращаться не к кому. Они направляют во все инстанции жалобы и просьбы о помощи, так как жить в таких условиях невозможно, но в ближайшее время власти планируют расселить всего шесть зданий. Почему омичам, опасающимся за свою жизнь, остается надеяться только на чудо — разбирались «Известия».

Не расселен и особо опасен

При взгляде на двухэтажный барак по улице Сурикова, 7, в Амурском поселке, не верится, что в этом доме могут жить люди. Местные говорят: так думают все, кто впервые приходит в гости. Даже «скорая», приезжая на вызов, разворачивается — врачам кажется, что они просто ошиблись адресом.

Картонки в оконных проемах этого дома для защиты от бомжей, облюбовавших сгоревшую секцию на первом этаже

Картонки в оконных проемах этого дома для защиты от бомжей, облюбовавших сгоревшую секцию на первом этаже

Фото: Виктория Стрельникова

Часть первого этажа полностью выгорела, там никто не живет. Окна жители то и дело забивают досками или железными листами, чтобы бомжи не залезали греться и ненароком не спалили себя и всё вокруг. Но такие меры безопасности не помогают.

«Глянула однажды в окно и вижу, какой-то мужик наш дом на кирпичи разбирает. Кричу, мол, ты что делаешь? А тот испугался сначала, шарахнулся как от приведения, и кричит в ответ: извини, думал, дом брошен», — вспоминает одна из жительниц Ольга Герасимова.

Вход во второй подъезд можно назвать воистину сказочным, он похож на портал в царство снежной королевы: дверь и стены покрыты толстым слоем инея, пол в гигантских сосульках, которые жильцы старательно выдалбливают каждый вечер. Виной всему — лопнувшая труба отопления. Но дела до этого нет никому, кроме обитателей барака. Управляющая компания отказалась от него, как только его признали аварийным, поэтому в случае ЧП обращаться жильцам некуда.

«В начале декабря прорвало отопление в сгоревшей секции, — говорит Ольга Герасимова. — Кипяток бил фонтаном, никто не хотел ничего делать, потому что нет управляющей организации. В таких случаях у администрации заключен договор с нашей УК «Жилищник». Но кто пойдет вам бесплатно делать?»

Зимой подъезд превращается в ледяную пещеру со сталактитами и сталагмитами

Зимой подъезд превращается в ледяную пещеру со сталактитами и сталагмитами

Фото: Виктория Стрельникова

Вечером люди без нужды стараются не выходить на улицу, в подъезде и днем страшновато: обвалившаяся лестница, падающие со всех сторон куски штукатурки, цемента, кирпичей. В квартирах не лучше: у Ольги, к примеру, часть пола выгорела во время пожара. Сейчас огромная дыра забита фанерой, над ней стоит диван…

Дыры в доме и бюджете

В доме постройки 1961 года — квартиры гостиничного типа с общими коридором, санузлом и кухней, всего 38 комнат. Есть водопровод, но только с холодной водой. Постоянно здесь живут девять человек, остальные — квартиранты. Собственники есть и у сгоревших квартир, но найти их не может даже полиция.

Аварийным жилье признали еще в 2013 году со сроком расселения в 2015-м. Судя по данным, опубликованным на сайте городской администрации, состояние барака оценивается как «неудовлетворительное». Никаких угроз для жизни и здоровья омичей чиновники, составляя акты, не увидели, хотя износ на тот момент составил 72%. Сейчас дом находится на 36-м месте на расселение. Его обитатели недоумевают: неужели есть жилища еще хуже?

«Пять лет прошло с того момента, как дом признали аварийным, и явно его износ оценивается уже не в 25 баллов из 37. Я предлагала властям расселить хотя бы наш подъезд, который сильно пострадал в пожаре, мою идею поддержали, только воз и ныне там, — с сожалением замечает Ольга. — Нам даже не предлагали временного жилья. А если и переселять, мы согласны и на вторичные квартиры. Лишь бы они были безопасные».

В конце прошлого года ей пришел ответ из городского департамента жилищной политики, из которого понятно одно: дом когда-то расселят… Но это не точно.

Ранее расселению подлежали только дома, признанные аварийными до 1 января 2012 года. Сейчас в Омске более 200 многоквартирных домов, признанных аварийными после этой даты. В отношении 13 домов даже вынесены акты прокурорского реагирования с требованием о расселении.

«Финансовая потребность для решения задач по ликвидации аварийного жилищного фонда, признанного таковым после 01.01.2012, несоразмерна с возможностью бюджета города Омска», — значится в ответе департамента.

Впрочем, чиновники попытались обнадежить просительницу, добавив: «Очередность расселения аварийного жилого дома, в котором вы проживаете, будет известна после утверждения новой региональной адресной программы по переселению граждан из непригодного для проживания жилищного фонда». Пока же власти муниципалитета расселяют дома, занимающие строчки с первой по шестую.

Денег нет, но…

По сообщению пресс-службы областного правительства, региональную программу, которая будет действовать до 2024 года, в Омской области должны принять до 1 марта. За шесть лет в регионе планируется расселить почти 64 тыс. кв. м аварийного жилья. Новые квартиры получат 3,5 тыс. омичей. Хотя аварийных домов в Прииртышье почти в два раза больше.

Площадь аварийного жилого фонда превышает 100 тыс. кв. м, на которых проживает более 6200 человек. В прошлом году мэр Омска Оксана Фадина, отчитываясь перед депутатами городского совета, заявляла: на переселение горожан из таких домов необходимо 3 млрд рублей. Естественно, в бюджете мегаполиса этих денег нет.

Дом по ул. 20 Партсъезда после ремонта

Дом по улице 20-го Партсъезда после ремонта

Фото: Виктория Стрельникова

В ранжированный список аварийных домов попало и многоэтажное общежитие по улице 20-го Партсъезда, 55. Кирпичная кладка здания на глазах его обитателей начала рушиться два года назад, а часть стены вспучило. Тогда чиновники во всем обвинили самих жильцов: стену искорежило из-за переоборудования душевых, сделанного без соответствующего разрешения. Но деньги на экстренный ремонт многоэтажки нашли в резервном фонде. Был подготовлен план реконструкции, выпирающую стену разобрали, сделав новую кирпичную кладку.

Ужасы нашего городка

Неизвестность — слово, которое часто звучит в другом аварийном доме, в городке Нефтяников по ул. 50 лет Профсоюзов, 85: покосившиеся окна и лестницы, рассыпающаяся кирпичная кладка, через дыры в которой можно видеть, как моется сосед, стены, подпертые подручными материалами — тряпками, одеялами, одеждой. В отдельных случаях в ход идет монтажная пена — ею вместо цемента укрепляют кирпичи.

Дом в городке Нефтяников власти обещают расселить до конца 2019 года

Дом в городке Нефтяников власти обещают расселить до конца 2019 года

Фото: Виктория Стрельникова

В этой многоэтажке Леонид Адекаев провел всё детство, сейчас здесь живет его мама. Молодой человек вспоминает, как соседи всегда старались содержать жилье в порядке и чистоте, но теперь уже ни гвозди, ни клей, ни цемент, ни монтажная пена не помогают.

Коммунальные беды на это здание, также оставшееся без управляющей компании, посыпались градом. Жильцы опасаются повторения магнитогорской трагедии, правда, здесь рванет не газ. Они боятся, что дом рухнет сам, от старости. На днях уже обвалилась лестница в подъезде, спустя несколько дней в одной из душевых прорвало трубу. Попасть домой можно было разве что на коньках или санках: поток воды через дыры в стенах вырвался наружу и залил всё вокруг, вода замерзла…

Жители всеми возможными способами спасают дом от обрушения и коммунальных аварий

Жители всеми возможными способами спасают дом от обрушения и коммунальных аварий

Фото: Виктория Стрельникова

«Известиям» в департаменте жилищной политики пояснили: срок расселения дома, в котором насчитывается 145 жилых помещений и который признали аварийным в 2016 году, — 31 декабря 2019 года.

Обваливающийся потолок еще держится. В этот момент под ним играют дети

Обваливающийся потолок еще держится. В этот момент под ним играют дети

Фото: Виктория Стрельникова

Гвозди и монтажная пена — спасение для жителей деревянных бараков в старом Кировске по улицам Мельничной и Можайского. Один из жильцов согласился провести экскурсию по своей квартире, правда, наотрез отказавшись представится. В семье двое детей, поэтому их родители «живут и боятся». В домах 1950-х годов постройки печное отопление, топят углем или дровами, воду носят из колонки. Но люди на жизнь не жалуются. В ожидании расселения оптимистично добавляют: жить можно и в таких условиях, были бы газ и отопление…

 

Загрузка...