Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Армия
Три МиГ-31 с ракетами «Кинжал» перебазированы в Калининградскую область
Мир
МИД России раскритиковал предложение о демилитаризованной зоне вокруг ЗАЭС
Мир
В Латвии уничтожат один из последних памятников Ленину
Туризм
В Эстонии вступило в силу ограничение на выдачу виз и въезд в страну для россиян
Мир
В бундестаге призвали Берлин сделать всё для возвращения турбины для СП в Россию
Мир
Подразделения ДНР взяли важную высоту на авдеевском направлении
Мир
В ЕК заявили о продолжении выдачи шенгенских виз россиянам по гумсоображениям
Общество
В Роспотребнадзоре рассказали об исследовании воздуха из-за смога в Москве
Мир
Пожары в Европе уничтожили не менее 700 тыс. га леса
Мир
Экс-президенту Молдавии Додону продлили домашний арест
Мир
МИД РФ счел возможным отказ Евросоюза выдавать шенген россиянам
Экономика
Объем торгов юанем на Мосбирже впервые превысил показатели по доллару

«У нас осталась недосказанность с тренерским штабом»

Вратарь «Крыльев Советов» Сергей Рыжиков — о расставании с «Рубином», мечтах о тренерстве и переживаниях за Кокорина и Мамаева
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сергей Рыжиков — самый возрастной российский вратарь и один из наиболее уважаемых футболистов в РПЛ. 38-летний голкипер, с лета 2018 года выступающий за самарские «Крылья Советов», проводит уже 21-й сезон на профессиональном уровне. Во время перерыва в чемпионате Сергей Рыжиков дал интервью «Известиям», в котором рассказал о зимнем отпуске, причинах ухода из «Рубина», своих тренерских амбициях, а также поделился мнением относительно справедливости содержания в СИЗО Александра Кокорина и Павла Мамаева.

— Как прошел ваш отпуск?

— Великолепно. Первую неделю был в Москве — учился, сдавал экзамены на тренерскую лицензию. Получил категорию А, которая позволяет работать главным тренером команды ФНЛ или ассистентом в РПЛ. Потом уехал на Бали с семьей и вернулся в столицу уже за день до медосмотра (12 января).

— В соцсетях есть видео, где вы лечитесь пиявками…

— Это не пиявки, а такие маленькие рыбки, которые снимают мертвые частички кожи. Мне понравилось — классно. Правда, щекотно.

— Раньше вы практиковали иглоукалывание...

— Да, в «Рубине» был доктор Иваныч (Иван Цынпеу. — «Известия»), который там уже не работает. Он мне и предложил такой метод восстановления. Я тогда палец выбил, и он сказал, что иглоукалывание в таком случае бы не помешало. Действительно, помогло.

— Вы лояльно относитесь к нетрадиционным методам лечения?

— Ну, иглоукалывание уже, наверное, давно всеми признано. Оно помогает облегчить боль. Главное, делать всё под присмотром профессионалов. А рыбки — это было больше в качестве отдыха и развлечения.

— Сейчас вам приходится более тщательно следить за своей формой в отпуске, чем 7–8 лет назад?

— Я придерживаюсь такой логики: как отдохнешь, так и поработаешь. Отпуск для того и нужен, чтобы набраться сил и, грубо говоря, жировой прослойки, которой бы на весь год хватило (смеется). Поэтому я особо ни в чем себе не отказываю в плане питания и питья, но при этом регулярно занимаюсь и поддерживаю форму.

— Как позанимались спортом на Бали?

— Отлично: погода прекрасная, пляж, океан и хороший тренажерный зал.

— Ограничивались только залом?

— Зал, беговые упражнения и плаванье.

— Кстати, вы недавно пробежали марафон…

— Не марафон, а полумарафон в Казани. Собирался в этом году пробежать марафонскую дистанцию в 42 км, но там старт уже 6 мая, а у нас сезон в РПЛ заканчивается только в конце весны. Так что придется пока отложить.

— А вообще, насколько вам интересна эта дисциплина?

— Очень интересна, но еще хотелось бы попробовать себя в триатлоне. Не знаю, дойду ли я до этого, так как плаваю я как топор, на велосипеде езжу как трехлетний ребенок и бегу не очень быстро (смеется).

— Но речь идет о любительском уровне?

— Да, конечно. После профессионального футбола, наверное, уже не будет желания заниматься спортом так режимно. Исключительно для себя побегать марафоны можно.

— А есть более глобальные цели? Например, пробежать один из самых статусных марафонов — бостонский?

— Ох, мне бы казанский сначала пробежать, а бостонский было бы вообще шик.

— Давайте вернемся к получению тренерской лицензии. С вами в группе обучались известные футболисты — братья Василий и Алексей Березуцкие, Александр Кержаков, Денис Глушаков и другие. Есть много фотографий, где вы сидите за партами на лекциях, как в школе. 

— Да, честно говоря, ощущения были схожими со школьными годами. Это очень любопытный опыт. Спасибо Андрею Владимировичу Лексакову (гендиректор Академии тренерского мастерства. — «Известия»), что все ребята получили лицензии. Вообще было не только интересно, но и весело. Вася Березуцкий там все время пошучивал, другие тоже поддерживали позитивную атмосферу.

— Кто в вашем классе был отличником, а кто списывал у других?

— Такого разделения у нас не было, оценок все-таки не ставили. Но были ребята в нашей группе, которые уже работают тренерами, и у них можно даже чему-то поучиться. Тот же Сережа Игнашевич (работает с молодежным составом ЦСКА), Володя Корытько (молодежная команда «Динамо»), Денис Евсиков (ФК «Строгино»), Володя Джубанов (Академия им. Ф. Черенкова) или Саша Кержаков (юношеская сборная России) — все они уже имеют личный опыт. А списывающих у нас не было. Все-таки наша форма обучения и так с небольшими поблажками. Все понимали, что многие из нас еще действующие футболисты, нам непросто совмещать учебу с игрой и углубленно изучать тренерское мастерство.

— После обучения удалось окончательно понять, станете ли вы тренером в будущем?

Я и до этого понимал, что хочу связать свою жизнь после завершения карьеры с тренерской деятельностью. Мне это нравится, и я читаю много книг по теме. Стараюсь обращать особое внимание на тренировочный процесс в тех командах, где нахожусь. Хочу свое будущее связать именно с профессией тренера. Но у меня душа лежит к работе со взрослым командами, а не с детишками. Мне это ближе.

— В «Рубине» вы работали с Виталием Кафановым, который вывел специальность тренера вратарей на новый уровень. Не хотите заняться именно этим видом тренерской деятельности?

— Нет. Возможно, прозвучит немного грубо, но для меня это узко. Я и так всю карьеру провел в воротах, поэтому хотел бы попробовать себя главным тренером.

— В декабре Кафанов выпустил учебный фильм о том, как работать с вратарями. Смотрели его? Удалось почерпнуть что-то новое для себя?

— Фильм смотрел, но нового ничего не увидел. Мы же с Витальичем работали вместе, и я знаю все эти упражнения, о которых он рассказывал в фильме.

— После первой части сезона «Крылья Советов» идут на 13-м месте в РПЛ. Наверное, это не тот результат, которого ждут от команды.

— Безусловно. Если посмотреть на наш состав, стадион, болельщиков и отношение руководства области, то мы точно занимаем сейчас не свое место. Думаю, весенняя часть будет интересной, насыщенной и во второй половине сезона у нас всё получится. Не стоит забывать, что «Крылья» только вышли из ФНЛ и при этом очень серьезно поменяли состав. Многие игроки пришли в команду уже по ходу чемпионата, непросто сразу адаптироваться в таких условиях. Хорошо поработаем на сборах и выправим ситуацию.

— Какой результат будете считать удачным в этом сезоне?

— Наша задача — быть в десятке и как можно дальше от зоны вылета.

— Зимой в команду пришло много новых футболистов. Что можете сказать об усилении? Не всегда столь глобальные перестановки приводят к положительным результатам.

— Ну, я бы не назвал это глобальными перестановками: пришло всего шесть человек. В «Рубине» однажды в команду пришли сразу 14 новых футболистов. Посмотрим, что из этого получится. Позвоните мне 26 мая (дата окончания сезона РПЛ. — «Известия»), и смогу вам сказать, насколько качественным оказалось усиление (улыбается). В целом к нам пришли хорошие ребята.

— Самый статусный переход — это трансфер Александра Самедова. Что можете сказать о нем?

— Мы играли вместе в «Локомотиве» и сборной России. Саша — отличный парень, и у меня вызывает только положительные эмоции. Надеюсь, что своим профессионализмом, игрой и хорошими подачами с флангов он поможет «Крыльям» решить наши задачи.

— Было мнение, что Самедов приходит в «Крылья» доигрывать...

— У меня на этот счет другое мнение. Я знаю его — он не такой человек. Уверен, что Саша будет полностью отдаваться на тренировках и в официальных матчах.

— Уже слышали шутки про «Крылья Самедов»?

— Да, конечно! Вот недавно встретились в аэропорту Дубая с Костей Зыряновым, и он говорит: «Передавай привет «Крыльям Самедов». Уже передал (смеется).

— Почему у Андрея Тихонова не получилось в «Крыльях» (тренер был уволен по ходу сезона, когда команда шла на предпоследнем месте в РПЛ)?

— Сложно сказать. Отсутствовал результат. Перед его отставкой у нас был «черный месяц». Мы проиграли три матча подряд в чемпионате: «Арсеналу», «Рубину» и «Краснодару». Наверное, эти результаты довлели над командой и тренерским штабом. Мне сложно рассуждать на эту тему. Могу сказать только, что Андрей Валерьевич полностью отдавался процессу и старался сделать всё от него зависящее. Он хороший, перспективный тренер, и у него еще всё получится.

— Что изменилось с приходом Миодрага Божовича?

— Прежде всего, мы перешли на игру в четыре защитника (при Тихонове команда играла в трех центральных — «Известия»). Тренировки стали дольше. В целом основные принципы сохранились: владеть мячом, нагнетать обстановку у чужих ворот и больше играть вперед.

— При Божовиче вы играете регулярно. Чувствуете больше доверия с его стороны?

— Доверие чувствую и хочу его оправдать.

— Божовича всегда называли главным шутником среди тренеров. Он остался таким же?

— Он максимально открытый. Тренер с европейским укладом. Весь процесс строится на доверии, всё детально объясняет. У него все просто: кто лучше тренируется, тот и играет. При этом и чувство юмора у него никуда не делось.

— Пример приведете?

— Помню, на следующей тренировке после той неприятной ситуации, когда Женю Башкирова и Георгия Тигиева остановили сотрудники ДПС (у Башкирова в крови нашли алкоголь. Тигиева обвинили в наркотическом опьянении, но экспертиза доказала ложность этих обвинений. — «Известия»), мы собрались на поле, и Божович сказал: «Здравствуйте, очень рад, что все в сборе и никого не задержали». Он умеет разрядить обстановку.

— Как вы вообще восприняли ту ситуацию с Тигиевым, ведь изначально некоторые СМИ подавали информацию в очень жесткой форме…

— Это всё произошло на фоне истории с Пашей Мамаевым и Сашей Кокориным. В тот момент был перерыв в чемпионате, и, когда все собрались в расположении клуба, нам сразу объяснили, что правда, а что ложь. Миодраг сказал, что санкции могут исходить от клуба, но не от тренерского штаба. Напомнил всем, что мы публичные персоны и надо более внимательно следить за своим поведением. Все мы люди, и все любят отдыхать, но нужно правильно выбирать, где, с кем и когда. А что касается информации в СМИ, то скажу так: бывают футболисты, которые филонят на поле, а есть, видимо, журналисты, которые пишут неправду.

— Что можете сказать о ситуации вокруг Кокорина и Мамаева, которых держат в СИЗО уже три месяца?

— Не знаю, как это назвать, но над людьми просто издеваются. Ребята набедокурили, совершили плохие поступки, но они не заслужили такого наказания. У нас в стране есть миллион примеров, когда люди с более жесткими деяниями получали менее строгие наказания. Мы ребят поддерживаем и переживаем за них, хоть и не кричим об этом на каждом углу. Они оступились, но нам надо их понять и отнестись более снисходительно. То, что происходит сейчас, — перебор. Это моя личная точка зрения.

— Вы уже полгода не являетесь игроком «Рубина». Скучаете по клубу?

— Может быть, только по девчонкам в столовой и еще по трем-пяти людям в клубе. А так, в целом, не скучаю.

— Почему?

При расставании у нас осталась определенная недосказанность с тренерским штабом «Рубина». И она не дает мне по ним скучать.

— Она может быть устранена?

— «Рубин» — это уже старая история. Так получилось, что ожидаешь от людей большего, чем они могут тебе дать. Думаю, что должно быть более человечное отношение.

— Говорят, Бердыев в свое время звал вас с собой в «Ростов», а вы не пошли.

— Такого никогда не было.

— Просто выходит так, что он убрал из команды всех, кто не ушел за ним из «Рубина» после его увольнения в 2013 году и продержался в Казани до его возвращения…

— Не думаю, что Курбан Бекиевич руководствовался этими мотивами.

— Бердыев изменился после возвращения в «Рубин»?

— Ну да, он стал более внимательным к мелочам в футбольных делах. А если говорить о человеческих качествах, то лично со мной он общался, как раньше. Я, как вратарь, всегда больше общался с Кафановым.

— В Казани у вас есть футбольная школа, расскажите об этом проекте.

— Это, скорее, не школа, а просто футбольный клуб Сергея Рыжикова, в котором занимаются дети от трех до семи лет. Мы арендовали помещение, постелили там искусственный газон и обеспечили все условия. Изначально ко мне пришла семейная пара, показала бизнес-план и предложила открыть школу, так как в Казани таких не было. Я прихожу туда минимум раз в месяц, фотографируюсь с ребятами, даю автографы, иногда участвую в тренировках.

— Многие вратари пристально следят за персональной статистикой. Вы из их числа?

— У меня папа считает мои матчи на ноль. А я сам подписан на InStat, где публикуется вся статистика по каждому матчу. Но не могу сказать, что прямо пристально слежу. А как другие вратари следят?

— Считают «сухие минуты», хотят выдать рекордные серии...

— А, ну, тут мало хотеть — надо уметь (смеется). Главное — работать, и всё само собой придет. Надо получать удовольствие от футбола, тем более в моем возрасте. Сейчас мне это удается.

— Знаете, что вы единственный вратарь, которому Лионель Месси не смог забить гол ни в одном из четырех матчей?

— Вот об этом знаю, мне сын рассказал. Хотелось бы изменить ситуацию, так сказать, улучшить статистику. Надо выходить в Лигу чемпионов с «Крыльями» и опять играть с «Барселоной» (смеется).

— Может, лучше «Барселоне» опуститься до Лиги Европы, чтобы вам попроще было?

— Нет, лучше все-таки в Лиге чемпионов.

 

Читайте также
Реклама
Прямой эфир