Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Я счастлива, что сумела обыграть Александру Костенюк»

Вице-чемпионка мира по рапиду среди женщин Сарасадат Хадемальшарьех — о выступлении в Санкт-Петербурге, изменениях в руководстве ФИДЕ и целях на 2019 год
0
Фото: Мария Емельянова
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Самый неожиданный результат чемпионата мира по рапиду в Санкт-Петербурге — второе место представительницы Ирана Сарасадат Хадемальшарьех. Это первая медаль столь крупного турнира в истории иранских шахмат. В интервью «Известиям» 21-летняя вице-чемпионка мира рассказала о своей сбывшейся мечте и соперничестве с российскими шахматистками.

— Поздравляем с серебряной медалью чемпионата. Это достижение пока главное в вашей карьере?

— Да, конечно. Впервые представитель нашей страны взял медаль на мировом первенстве. У нас были подобные результаты среди юниоров, а теперь есть и во взрослой категории.

— Этот результат может стать толчком к дальнейшему развитию шахмат в Иране?

— Я уже занимала четвертое место несколько лет назад, но всегда была нацелена на медали. Теперь придется смотреть еще выше. Уверена, другие спортсмены тоже поймут, что всё в наших руках.

— Первое место заняла представительница КНР Цзюй Вэньцзюнь. Она сейчас сильнейшая в мире?

— Вэньцзюнь выигрывает турниры и выглядит фаворитом во всех соревнованиях, в которых принимает участие. Она стала чемпионкой мира в классике, а теперь и в рапиде. Сейчас китаянка — лучшая среди всех, но никто не считает ее непобедимой. Российские шахматистки и сестры Музычук уж точно так не думают.

— Можно ли говорить, что китаянки доминируют в шахматах?

— Да, они очень сильны.

— А мужские шахматы в Китае отстают от женских?

— Не думаю, что сильно. Например, в 2014 году мужская сборная впервые выиграла шахматную олимпиаду. Правда, в личном первенстве всем было тяжело соревноваться с норвежцем Магнусом Карлсеном (16-й чемпион мира по шахматам. — «Известия»). Но никто не оспорит тот факт, что за последние пять лет китайские шахматы сделали огромный шаг вперед.

— В чемпионате принимали участие несколько российских шахматисток: Александра Горячкина взяла третье место в рапиде, Екатерина Лагно выиграла золото в блице. Насколько хорошо вы знакомы с игрой наших спортсменок?

— Ни для кого не секрет, что российские женские шахматы — одни из сильнейших в мире. Названная вами Горячкина всегда была моей соперницей, во всех возрастах. Когда нам было по 12 лет, я заняла первое место, а она была третьей. С тех пор она заметно выросла, что отразилось и на результатах. Мне кажется, сегодня она даже сильнее меня.

Очень хочется отметить Бибисару Асаубаеву, с которой в Петербурге я сыграла во втором раунде. Очень перспективная, большой талант. Верю в ее светлое будущее .

— Какую из игр турнира вы бы выделили?

— В рапиде и в блице всегда сложно говорить о качестве партий, но остановлюсь на игре против Александры Костенюк. Она была легендой, когда я была еще ребенком. Костенюк всегда была моим кумиром в шахматах, и я счастлива, что сумела ее обыграть.

— То есть ваша шахматная мечта сбылась?

— Да, конечно! (Смеется)

— Если эта мечта уже сбылась, какой будет следующая?

— Хочу достичь рейтинга в 2500, чтобы войти в топ-20 сильнейших шахматисток мира.

— Это рубеж по очкам, а если говорить о дальнейших победах?

— Понятное дело, все мечтают о титуле чемпиона мира. Я — не исключение.

— Следующий чемпионат мира пройдет не по нокаут-системе, а через турнир претендентов. Как вы оцениваете это изменение?

— Считаю, что решение правильное. Нокаут-система имеет свои недостатки. Во-первых, многие сильные игроки проигрывали в первых же раундах. Та же Горячкина, например, выбыла во втором круге. Во-вторых, два года назад я играла по нокаут-системе и чувствовала себя в стрессовой ситуации уже после первого тура. Это очень сложный вариант с психологической точки зрения. Думаю, новая система, уже апробированная среди мужчин, благополучно впишется и в женские соревнования.

— Мы мало знаем про иранский спорт и иранские шахматы, в частности. Расскажите о положении дел в этой сфере.

— В мужских шахматах мы добились значительных результатов: у трех игроков в возрасте до 20 лет рейтинг выше 2600. Не сильно ошибусь, если скажу, что юношеские и молодежные шахматы Ирана — одни из лучших в мире. Тем не менее стоит отметить, что шахматы требуют большей государственной поддержки. У нас мало высококвалифицированных тренеров, следует обратить на это внимание. Женские шахматы пока не так сильны, как мужские. Только одна иранка выступала на Кубке мира.

— Можно сказать, что сейчас вы — лучшая шахматистка Ирана?

— Если говорить про рейтинг, то да. Проблема в том, что у нас мало молодых шахматисток, которые могли бы наступать нам на пятки. И всё же я верю в рост иранских шахмат.

— Что вы знаете про историю российских шахмат?

— Советские и российские шахматные чемпионы всегда вызывали у меня глубочайшее уважение. И сегодня Россия — одна из сильнейших шахматных держав. Мне кажется, что шахматы — один из самых популярных видов спорта в вашей стране. Я была приятно удивлена количеством юных фанатов шахмат, которые посетили петербургский «Манеж», где проходил турнир. Это было что-то невероятное!

— Вам понравилось в Северной столице России?

— Я уже видела Санкт-Петербург летом и смогла познакомиться тогда. В плане организации шахматные турниры, проходящие в этом городе, — пожалуй, лучшие, в которых я принимала участие.

— Каким вам видится будущее ФИДЕ с новым руководством?

— Вне зависимости от того, что будет дальше, уже можно сказать, что Аркадий Дворкович делает правильные шаги по развитию и популяризации шахмат. Мы видим изменения в лучшую сторону.

 

Прямой эфир