Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Я неделю не слышал голос дочери»
2018-12-18 11:10:51">
2018-12-18 11:10:51
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Российская студентка Мария Бутина, которая 13 декабря частично признала в американском суде вину, почти неделю не выходит на связь со своей семьей. Об этом «Известиям» сообщил ее отец Валерий Бутин. В интервью он рассказал, почему власти США задержали его дочь и зачем она пошла на сделку со следствием, согласившись с пунктом обвинения, касавшимся нарушения закона об иностранных агентах. Кроме того, Валерий Бутин оценил вероятность увеличения тюремного срока для Марии и ее возвращения в Россию.

— В США 13 декабря прошло судебное слушание, на котором Мария частично признала вину. Вы общались с дочерью после этого?

— Нет. Связь сейчас полностью отсутствует, я почти неделю не слышал голос дочери. Мне в голову приходит только одна мысль: это очередная попытка американской стороны оказать на Марию давление. Администрация тюрьмы объясняет отсутствие связи техническими неполадками, но я им не верю. Когда человека лишают общения с родными, он становится более уязвимым. Кроме того, Маша до сих пор находится в изоляторе, ее так и не перевели на общий режим содержания (в карцер россиянку поместили 20 ноября за то, что она передала другой заключенной номер телефона своего адвоката. — «Известия»).

Мария Бутина в окружном суде США в Вашингтоне, США, 2018 год

Мария Бутина в окружном суде США в Вашингтоне, США, 2018 год

Фото: REUTERS/Bill Hennessy

— Решение пойти на сделку со следствием — тоже результат длительного давления?

— Безусловно. Тяжело представить, в какой сложной и унизительной ситуации она оказалась. Я постоянно задаюсь вопросом, зачем потребовалось подвергать таким испытаниям девушку, которая не совершила какое-либо насильственное преступление. Почему нельзя было вести судебный процесс, оставив ее на свободе? Если вы так боитесь ее побега из страны, существует электронное наблюдение. Зачем запирать ее в одиночку, постоянно прессовать и пытаться психологически сломать?

Вся эта история — просто нонсенс. Стремление студентки улучшить отношения между Россией и США наказывается как минимум пятилетним сроком. До чего надо докатиться, чтобы квалифицировать такое желание как преступление? Это абсурд.

— Зачем Вашингтону вообще потребовалось задерживать Марию?

— Давайте вспомним, когда ее задержали. Это произошло в канун встречи Владимира Путина и Дональда Трампа в Хельсинки. Определенный круг высокопоставленных лиц в США, видимо, посчитал нужным найти российского гражданина, которого можно было обвинить во вмешательстве во внутренние дела страны, чтобы бросить тень на отношения наших стран. Мария в данной ситуации стала просто жертвой большой политики. А уже после ее задержания всю историю раскрутили и преподнесли это так, что Вашингтон, мол, поймал «российского шпиона». Ведь изначально ее обвиняли в том, что она действовала в качестве агента иностранного государства, за что ей грозило 15 лет тюрьмы.

Поймите, так можно почти любого российского студента, обучающегося за границей, обвинить в шпионаже. Достаточно, чтобы человек интересовался международными отношениями, у него была возможность общаться с политиками и он выступал за налаживание отношений между Россией и Западом.

— В сделке между следствием и защитой Марии говорится, что после полугодового тюремного срока она может быть депортирована в РФ. Каковы шансы на то, что она вернется домой в следующем году?

— Мы очень надеемся, что она как можно раньше окажется дома. Действительно, в соглашении идет речь о полугодовом сроке и штрафе в несколько тысяч долларов. Максимальное наказание, которое ей грозит, — пять лет тюрьмы. Тем не менее всё зависит от решения судьи: посчитает ли она, что Мария в полной мере или нет сотрудничала со следствием. Поэтому ситуация пока неоднозначная. К сожалению, есть даже вероятность того, что срок может быть увеличен и превысит пять лет — если судья вдруг решит, что Маша недостаточно сотрудничала с прокуратурой. Но мы надеемся, что этого не произойдет, и ждем дочку дома в 2019 году.

— За время нахождения Марии в тюрьме вы обращались в американское посольство в России?

— Московские адвокаты, представляющие интересы Марии, не раз писали в посольство США. Однако все обращения остались без ответа. Реакция американской стороны отсутствует, они игнорируют запросы. Увы, видимо, есть указание сверху — игнорировать всёе, что касается этого дела.

— Вы неоднократно заявляли, что американские адвокаты могут отказаться от защиты Марии из-за недостатка финансовых средств. Эта проблема по-прежнему актуальна?

— К сожалению, да. Адвокаты, славу Богу, пока работают, но ситуация зашла за критическую черту. Сейчас я просто не знаю, как решить финансовый вопрос. Поэтому, пользуясь случаем, прошу всех неравнодушных к судьбе Марии людей помочь ей. Хочу еще раз напомнить, что в этом году был создан «Фонд Марии Бутиной». Кроме того, если американский суд потребует от нас выплатить штраф в несколько тысяч долларов, то я просто не знаю, что делать.

— Мы надеемся, что Мария скоро вернется на родину. Чем она может заняться после возвращения в Россию?

— Маша — очень разносторонний человек. Думаю, она сможет найти себя в сфере образования. К примеру, начать преподавать в разных учебных заведениях — от школы до университетов. Главное, чтобы она вернулась, а там уже сама решит, как дальше выстраивать свою жизнь.

Справка «Известий»

Мария Бутина, которую власти США обвиняют во вмешательстве в политику страны путем лоббирования интересов РФ, 13 декабря частично признала в американском суде свою вину. Она согласилась с пунктом обвинения, который касался нарушения законов Соединенных Штатов об иностранных агентах.

Речь идет о сговоре с гражданином США (предположительно, им является политический консультант Республиканской партии Пол Эриксон) для установления контакта с американцами, имеющими политическое влияние. Студентка была арестована 15 июля — в канун встречи президентов РФ и США в Хельсинки. Почти три месяца она провела в полной изоляции. Задержанную не выпускали на свежий воздух, звонить родным она могла только ночью, а общаться с другими заключенными — исключительно через окошко в двери камеры. Когда Марию всё же перевели на общий режим содержания, она смогла организовать для заключенных курсы йоги и алгебры, а сама начала изучать итальянский язык. 20 ноября ее снова поместили в изолятор. В августе 2016 года россиянка приехала в Вашингтон обучаться по магистерской программе в Американском университете. Мария Бутина — одна из основательниц российской общественной организации «Право на оружие», объединяющей владельцев гражданского оружия и сторонников либерализации законодательства в этой сфере. Из городской тюрьмы округа Колумбия в Вашингтоне в августе ее перевели в пенитенциарное учреждение города Александрия (штат Вирджиния).