Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Николай Прохоркин: «Золото не успокаивает, а подстегивает»

Чемпион Игр-2018 в Пхенчхане Николай Прохоркин — о вкусе победы, трудностях СКА и нашивке капитана
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В уходящем 2018 году одним из главных спортивных событий стало первое за 26 лет олимпийское золото наших хоккеистов. Ключевой костяк игроков, тренеров и менеджмента национальной команды представлял петербургский СКА. Измотанные тяжелым триумфальным выступлением на Играх в Корее, весной они не смогли завоевать второй подряд Кубок Гагарина, проиграв в финале Западной конференции плей-офф своему главному конкуренту и второму базовому клубу сборной — ЦСКА.

После этого тренерский штаб питерцев существенно поменялся — Олега Знарка и Харийса Витолиньша сменили Илья Воробьев, Алексей Кудашов и Анвар Гатиятулин. Затем существенно обновился состав СКА. Из золотых олимпийцев место в клубе сохранил нападающий Николай Прохоркин. Осенью он играл не так много из-за травм и широкой ротации состава.

При этом 25-летний форвард является лучшим снайпером СКА в текущем сезоне (12 голов в 19 матчах) КХЛ, опережая таких лидеров команды, как Павел Дацюк, Александр Барабанов и Никита Гусев — а ведь они сыграли на 10–15 матчей больше Прохоркина. Во время недавнего выезда в Цюрих на вынесенный матч с рижским «Динамо» (2:1) Николай дал интервью «Известиям», в котором рассказал, как на него влияет ротация состава, поведал о первых эмоциях после выигранной Олимпиады, а также пообещал не зацикливаться на трех поражениях от ЦСКА в нынешней «регулярке».

— Как оцените атмосферу на матче в Швейцарии?

— Я ожидал, что будет полный стадион. Но в итоге атмосфера получилась на уровне театра — было тихо. Но приятно ездить за границу, Цюрих — прекрасный город. Поиграть в нем было одно удовольствие — спасибо за это лиге.

— Теперь еще больше хочется попасть туда на чемпионат мира – 2020?

— Конечно. Если всё будет хорошо, обязательно приедем. Швейцария — хоккейная страна. Думаю, они всё организуют на высшем уровне.

— После последнего поражения от ЦСКА в команде не было разбора полетов?

— Да нет. Смысла в этом не было. Это матч регулярного чемпионата, из поражения в котором нельзя делать какую-то трагедию. Наоборот, нужно убирать в сторону все плохие мысли, переключаться и играть дальше. У нас еще много матчей впереди.

— Не давит то, что вслед за весенним поражением в финале конференции уже в этой «регулярке» проиграли ЦСКА все три встречи?

— На этом нельзя делать акцент, потому что тогда эта серия будет давить на нас в следующих матчах, особенно в четвертой игре против ЦСКА. Если думать о том, что проиграли им уже три встречи, то появится лишнее давление. А оно совсем не нужно.

— С чем связана осенняя нестабильность СКА?

— Думаю, что лига более-менее подтянулась. Почти все команды подняли свой уровень. Теперь нет проходных матчей — регулярный чемпионат стал интересней.

— А длинная обойма высококвалифицированных хоккеистов и связанная с этим ротация сказываются?

— Сложно судить, поскольку я живу внутри команды. Иногда даже не обращаешь особого внимания, насколько серьезные изменения в составе, звеньях. Не замечаешь их настолько, насколько это видно стороннему наблюдателю. Я варюсь во всем этом и уже воспринимаю эти процессы довольно обыденно. Мы не замечаем, как работает тренерский штаб и команда — мы в этом живем.

— На уровень взаимопонимания на льду эта ротация сильно влияет?

— На взаимодействия внутри троек и пятерок вряд ли это повлияло. А на качество игры — да. Ты немножко застаиваешься, когда не выходишь на лед. Выбиваешься из ритма, в который тяжело вернуться. Хотя во многих командах существует ротация. В России такое практикуется — ничего страшного в этом нет.

— Нет обиженных из-за малого игрового времени?

— Думаю, в нашей команде время достаточно равномерно распределяется между игроками. Поэтому обиженных нет. Все, кто играет в СКА, знают, зачем пришли в клуб. И понимают, что нужно отдавать всё в копилку команды, чтобы выиграть Кубок Гагарина.

— Как восприняли ситуацию с лишением Павла Дацюка должности капитана СКА и передачей ее Евгению Кетову?

— Я не был участником этого процесса. Пришел на игру — капитанская майка с фамилией Кетова уже висела в раздевалке. Даже не вникал в эту историю. Раз было принято такое решение — значит, так надо. Не важно, кто капитан, кто выходит на лед с соответствующей нашивкой. Главное, кто как себя ведет в раздевалке. А там у нас всё осталось так, как было.

— Кетов не стал себя по-другому вести в раздевалке?

— Нет, конечно. Мы взрослые ребята — это уже не детская школа, когда ты за капитанскую нашивку бьешься. У нас атмосфера в раздевалке не поменялась.

— Для СКА важно стать первыми в регулярном чемпионате или Западной конференции? Или не важно, с какого места выходить в плей-офф?

— У нас одна задача — постоянно выигрывать. Будем первыми или вторыми — без разницы. Будет плей-офф — там пойдут самые важные игры. Займем второе место в конференции — значит, пойдем к финалу Кубка Гагарина со второго места.

— Что ждете от матча сборной России на футбольной арене, который состоится 16 декабря?

— Для начала мне еще надо попасть в национальную команду. Я в этом сезоне только в олимпийскую пока попадал. А сейчас даже не думаю о вызове на Кубок Первого канала. Зачем загадывать заранее? Вообще не люблю этого делать. Вызовут — будем играть. Что касается игры на футбольном стадионе, ничего страшного: закроют на арене крышу, и будет все то же самое, что в ледовом дворце. Только вместимость для зрителей больше.

— Комментируя успешно проведенную вами драку в одном из предсезонных матчей, Илья Воробьев сказал, что вы не пропускаете занятий по боксу в «Хоккейном городе» (многофункциональный комплекс, в котором находится база СКА. — Прим. «Известий»). Сейчас продолжаете их посещать?

— Да нет. Я и тогда особо не усердствовал в этом. Иногда с Витей Тихоновым ходим поддержать физическую форму. Если у наших тренеров есть какие-то пожелания относительно занятий в тренажерном зале, то их разрешается заменить боксом — это очень помогает. Но я уже давно не посещал боксерскую секцию. Тем более недавно был травмирован и работал по индивидуальной программе.

— Давно с Тихоновым начали туда ходить?

— Когда два года назад в Петербурге открыли «Хоккейный город», тогда и начали. Там появился тренер по боксу. С тех пор Витя постоянно ходит, а я периодически тоже заглядываю.

— Почему с такой подготовкой вас и Тихонова весной в серии плей-офф одолел 17-летний Григорий Денисенко из ярославского «Локомотива»?

— Он же не дрался...

— На вас силовой прием сделал. А с Тихоновым разве не драка была?

— Силовой прием на мне — это не драка. А с Витей он не захотел драться — не стал сбрасывать шлем. Иначе, я думаю, шансов бы у Денисенко не было.

— При этом в следующих матчах ни вы, ни Тихонов особо не рвались поквитаться с Григорием...

— А зачем? Это был игровой момент. Когда нужно драться в игре, люди это делают. Без разницы, какая до этого была история взаимоотношений между оппонентами. Был силовой прием на мне в исполнении Денисенко. Он остался чистым с точки зрения судей. Значит, вопросов к Григорию у меня нет. Витя молодец, что поехал за меня заступаться. Но если парень в маске, то зачем с ним драться?

— Год, в который вы стали олимпийским чемпионом, заканчивается. Расскажите о дальнейших карьерных целях.

— Ближайшая цель — это второй Кубок Гагарина. Больше ничего. Пока идет регулярный чемпионат, думать о чем-то более масштабном нет смысла. Вот отыграем весной плей-офф, будем уже о чемпионате мира думать. Нужно двигаться шаг за шагом, забивать голы и отдавать передачи, выигрывать матчи.

— В феврале после олимпийского финала не мелькала в голове мысль, что дело всей жизни сделано и можно успокоиться?

— Если бы мысль об успокоении хоть раз посетила мою голову, то надо было бы сразу вешать коньки на гвоздь. Золото Олимпиады только подстегивает работать дальше. Ты почувствовал вкус большой победы и хочешь еще больше сделать, чтобы снова его ощутить. Так что после Кореи я успокаиваться не собираюсь. 

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter

 

Читайте также
Прямой эфир