Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Конференц-связь: удастся ли сделать Ливию мирной
2018-11-14 10:57:56">
2018-11-14 10:57:56
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В итальянском Палермо 12–13 ноября прошла двухдневная конференция по урегулированию конфликта в Ливии. В ней, помимо представителей самой североафриканской страны, приняли участие делегаты из 30 государств, в том числе и России. По итогам переговоров была принята совместная декларация, в которой участники обозначили свои подходы к преодолению ливийского кризиса. «Известия» разбирались, может ли прошедшая конференция дать новый импульс ливийскому урегулированию — особенно в свете демарша турецкого представителя, которым запомнились эти переговоры.

Пессимистичный оптимизм

Спецпредставитель генерального секретаря ООН по Ливии Гассан Саламе назвал успешными созванные по инициативе Италии переговоры. По его словам, прошедшая встреча стала «важной путевой точкой в нашей борьбе за мир, стабилизацию и процветание ливийского народа». И на первый взгляд это действительно так.

Участники приняли совместную декларацию, в которой поддержали предложение Саламе провести весной 2019 года выборы в североафриканской стране, а также созвать общеливийскую конференцию, чтобы «воздерживаться от использования силы для разрешения споров, признать принципы и принять график для достижения прогресса в объединении институтов власти». Казалось бы, это и впрямь успех.

В то же время заявления премьер-министра Дмитрия Медведева, который возглавлял российскую делегацию, были куда менее оптимистичными. Он признал, что выполнение достигнутых ранее договоренностей по урегулированию ливийского конфликта буксует.

— Процесс непростой, договориться пока по многим моментам не удается, — указал политик.

Спецпредставитель генерального секретаря ООН по Ливии Гассан Саламе

Спецпредставитель генерального секретаря ООН по Ливии Гассан Саламе

Фото: REUTERS/Guglielmo Mangiapane

Он также отметил, что о сложности ситуации можно судить «даже по тому, как перемещаются представители ливийской делегации», очевидно, имея в виду желание оппонентов по возможности избегать друг друга.

К тому же переговоры были омрачены тем, что их покинул вице-президент Турции Фуат Октай. В своем заявлении он туманно указал, что «кризис в Ливии не сможет быть разрешен, если некоторые страны продолжат подрывать процесс ради собственных мелких интересов».

При этом Ливия — точно не та страна, где можно закрыть глаза на влияние Анкары. Так что демарш последней — это еще один показатель, по которому можно измерять, насколько успешной была прошедшая конференция и как сложно будет снова собирать страну, которую в свое время с такой легкостью уничтожили.

Территория хаоса

После натовской агрессии в 2011 году и свержения Муаммара Каддафи ситуация в Ливии по-прежнему остается крайне нестабильной. Одна из первых попыток урегулирования конфликта в стране была предпринята международным сообществом в 2015 году. Тогда в марокканском городе Схират при участии основных политических сил Ливии и ряда внешних посредников были подписаны соглашения по преодолению кризиса, которые предусматривали формирование Правительства национального согласия (ПНС) и Президентского совета. Эти две структуры действительно появились, но в их составе оказались в основном представители «Братьев-мусульман» (деятельность организации запрещена в России) и других радикальных исламистских группировок, тогда как другие политические силы фактически оказались не у дел.

Вооруженные ливийские протестующие занимают свои позиции в городе Брега, 2 марта 2011 год

Вооруженные ливийские протестующие занимают свои позиции в городе Брега, 2 марта 2011 год

Фото: Global Look Press

Такое развитие ситуации привело к новому витку ливийского кризиса и политическому расколу, в котором страна находится по сей день. Так, ПНС и Президентский совет, которые возглавляет Файез Саррадж, правят в Триполи, тогда как на востоке, в Тобруке, находится другой центр силы в лице законно избранного парламента во главе с Агилой Салехом Исой. При законодательном органе работает свой кабинет министров, также его поддерживает армия во главе с маршалом Халифой Хафтаром. И если на востоке ситуация относительно стабильна, то в столице периодически вспыхивают масштабные вооруженные столкновения между условно лояльными ПНС формированиями.

Например, закрытие местного международного аэропорта из-за боев уже стало, в сущности, нормой. Неслучайно один из пунктов принятой по итогам конференции в Палермо декларации призывает «добиваться полного и скорейшего создания новых механизмов обеспечения безопасности в Триполи, основанной на передислокации регулярной армии и полицейских сил с целью замены вооруженных формирований».

Между тем к политической нестабильности и проблемам в сфере безопасности добавляется еще и разгул преступности: в стране процветает торговля оружием, наркотиками и органами.

Кроме того, Ливия, по сути, превратилась в перевалочный пункт для мигрантов со всей Африки, направляющихся в Европу. Беженцев встречают на границе и затем переправляют к Средиземному морю. Естественно, речь идет о сугубо криминальном бизнесе: вынужденные переселенцы выкладывают за такую «услугу» немалые суммы, причем без какой-либо гарантии попасть в конечную точку: кого-то просто бросают в пустыне, а те, кто добирается до побережья, рискуют утонуть во время плавания по морю на небольших лодках.

С миру по плану

Отдельные внешние игроки между тем не оставляют попыток вывести Ливию из состояния двоевластия, и нынешняя конференция в Палермо — далеко не первая из них. Только пришедший к власти во Франции президент Эммануэль Макрон собрал 29 мая в Париже встречу, куда приехали представители двух противоборствующих ливийских лагерей. Итогом тех переговоров стало подписание декларации из восьми пунктов, направленной на преодоление кризиса в североафриканской стране. В частности, в этом документе говорилось о необходимости к 16 сентября этого года сформировать конституционную базу для проведения парламентских и президентских выборов, а само голосование организовать до 10 декабря.

На бумаге это выглядело как первый внешнеполитический прорыв Макрона. Он и сам называл это «историческим успехом». Но многие эксперты уже тогда говорили о невозможности в срок претворить достигнутые договоренности в жизнь ввиду сильнейших противоречий как у самих ливийских сторон, так и у их внешних спонсоров.

Пленарная сессия глав делегаций государства в Палермо, Италия, 13 ноября 2018 года

Пленарная сессия глав делегаций государства в Палермо, Италия, 13 ноября 2018 года

Фото: Global Look Press/Gabriele Maricchiolo

Между тем заложенный в парижской декларации принцип об объединении вооруженных ливийских отрядов пытается реализовать Египет. При посредничестве Каира лидеры различных группировок и формирований провели уже несколько раундов переговоров в стране пирамид. На сегодняшний день достигнута договоренность о том, что единая ливийская армия будет состоять из трех командных советов: Совета национальной безопасности, Высшего совета по обороне и Совета общего командования. Чем каждый из них будет заниматься, пока неизвестно. При этом общее руководство войсками должен осуществлять Халифа Хафтар.

Не осталась в стороне и ООН. Назначенный в июне 2017 года спецпосланником генерального секретаря Всемирной организации по Ливии Гассан Саламе в сентябре того же года представил свой план по урегулированию конфликта в стране.

Так, он предложил взять за основу Схиратские соглашения, но после консультаций с представителями парламента и Высшего государственного совета (консультативный орган при ПНС и Президентском совете в Триполи) внести в них некоторые изменения. После этого предполагается созвать общеливийскую конференцию, а затем приступить к подготовке парламентских и президентских выборов. Именно о поддержке этих шагов и шла речь в принятой в Палермо декларации.

Можно и к нам

Что касается России, то она традиционно поддерживает контакты с обеими сторонами ливийского конфликта. Буквально на днях в Москве в очередной раз побывал Халифа Хафтар, который провел переговоры в Минобороны. В свою очередь, делегатов из Триполи чаще всего можно видеть вместе с главой контактной группы при МИДе и Госдуме Львом Деньговым. Заметную роль в этих процессах играет и глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров, при посредничестве которого неоднократно удавалось вызволять из плена российских моряков, которых задерживали власти в ливийской столице.

Такой подход позволяет поддерживать диалог со всеми и тем самым искать между оппонентами точки соприкосновения, пусть это в нынешних условиях порой довольно непросто. Как отметил в ходе конференции в Палермо Дмитрий Медведев, «мы намерены сделать всё возможное, чтобы на ливийской земле установился прочный мир, а ее трагический опыт миновал другие государства».

Если же более конкретно, то Москва сама готова принять конференцию по урегулированию конфликта в североафриканской стране. Об этом заявил спецпредставитель президента по Ближнему Востоку и странам Африки, замглавы МИДа Михаил Богданов, который также был в составе российской делегации в Италии.

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев во время пресс-подхода по итогам Международной конференции по Ливии

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев во время пресс-подхода по итогам международной конференции по Ливии

Фото: ТАСС/пресс-служба правительства РФ/Александр Астафьев

— Если они (то есть представители противоборствующих сторон. — Прим. ред.) будут готовы и заинтересованы приехать в Москву все вместе в какое-то определенное время, я думаю, мы будем рады их принять. Никаких проблем нет, главное, чтобы они сами созрели до того, чтобы эти встречи были максимально эффективными не только с точки зрения объявленных результатов, но и с точки зрения реализации тех положений, которые такие документы бы содержали. Главное, чтобы не на словах, а на деле были реализованы договоренности, которые бы позволили восстановить единство страны, обеспечить территориальную целостность и суверенитет ливийского государства, — отметил дипломат.

Но условия для этого явно пока не сложились. И прошедшая в Италии конференция — явный тому показатель: ливийский кризис оброс еще одной декларацией, но оттого едва ли приблизился к завершению. Но, как говорится, попытка не пытка.

 

Загрузка...