Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Плачевная ошибка: почему врачи ампутировали пенсионерке «не ту ногу»
2018-11-09 16:55:57">
2018-11-09 16:55:57
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Воронеже возбуждено уголовное дело по подозрению в ампутации здоровой ноги вместо пораженной гангреной у пенсионерки. В результате оперативных вмешательств у 89-летней пациентки отняли обе конечности. Сын пострадавшей утверждает, что у женщины не было показаний для проведения первой операции. Медики, в свою очередь, открещиваются от того, что допустили ошибку, и утверждают, что спасли женщине жизнь. По версии главврача, обе операции были плановыми. В подробностях истории разбирались «Известия».

Перепутать нельзя спасти

89-летняя Мария Дронова поступила в воронежскую городскую больницу № 3 в начале ноября. Ее перевели из другого медучреждения. Операция по ампутации ноги была назначена на 4 ноября, в праздники. Однако, по сообщениям родственников, вместо правой ноги, пораженной гангреной, ей отрезали другую ногу, которая отекла.

Тревогу забил младший сын Дроновой Андрей. Именно он попытался выяснить причины произошедшего у врачей. Первоначально, по его словам, врачи признали, что допустили ошибку, и даже предлагали решить конфликт в досудебном порядке. Однако вскоре он заметил изменения в медицинской карте: вместо первоначального направления на операцию правой ноги появилась другая запись.

медицинские карты
Фото: ТАСС/Александр Рюмин

«Когда всё выяснилось, мне сначала не давали историю болезни. Потом я посмотрел, что там явно было написано «гангрена левой ноги», вместо правой. Я стал тыкать им в направление, где было ясно написано — правая нога. Потом я отвлекся на разбирательства, полиция приехала. А на следующий день на первом листе уже было написано: «Поступила с двумя конечностями, пораженными гангреной», — рассказал «Известиям» Андрей Дронов.

Уголовное дело по ч. 2 ст. 118 «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей» возбудили после того, как Андрей обратился в Следственный комитет. Незадолго до этого, как он утверждает, в больнице пытались решить вопрос миром, собрав деньги с врачей.

«Это врачебный беспредел. Наутро мы встречались у главврача, там же был заведующий отделением. Жаль, не хватило сноровки записать разговор. Они сказали, что у них нет слов, как назвать это происшествие и описать действия врачей. Стали усиленно муссировать вопрос о медицинском обслуживании и текущей помощи маме. Надо было срочно делать вторую операцию, а они пытались только задницу свою прикрывать. К тому моменту уже подкорректировали историю болезни. В ходе этой беседы они поднимали вопрос о компенсации: сказали, что могут собрать 500 тыс. с врачей. После этого я встал и сказал, что мне не нужны деньги в конвертах», — продолжает свой рассказ сын пострадавшей.

Понятно только специалистам

В распоряжении Андрея есть фотография матери, сделанная за сутки до первой операции. На снимке видно, что правая нога почернела, а левая — опухла. Медики же выдвинули свою версию, что левая конечность угрожала жизни пожилой женщины, поэтому именно с нее было решено начать операционное вмешательство.

«У пациентки были поражены обе ноги. Визуально, действительно, одна в меньшей степени. И именно ее ампутировали. Но она точно не была здоровой. Почему ампутировали именно ее, а не ту, на которой визуально болезнь была более ярко выражена, ждем объяснений хирурга», — сказал главврач больницы № 3 Сергей Шамсутдинов. Он добавил, что у людей без медицинского образования может сложиться впечатление, что левая нога здорова. Специалисты же сразу смогли распознать форму гангрены, угрожающую жизни. Шамсутдинов выдвинул встречные обвинения в адрес младшего сына пациентки. Он обратился в правоохранительные органы, указав, что Андрей Дронов требовал 5 млн рублей и похитил часть медицинской карты.

врач операция
Фото: РИА Новости/Александр Кряжев

По словам работников больницы, решение об ампутации обеих конечностей было принято на срочном консилиуме. В областном департаменте здравоохранения также поддержали версию медиков из третьей больницы.

«Департамент здравоохранения провел проверку информации, опубликованной в СМИ, об оказании медицинской помощи Дроновой Марии Дмитриевне, на основании которой сообщает, что тактика лечения, избранная хирургами, соответствовала ситуации и спасла пациентке жизнь. Сегодня, 8 ноября, старший сын пациентки Дронов Игорь Александрович сделал официальное заявление, в котором опроверг информацию о своих претензиях по поводу оказания медицинской помощи его матери», — отметили представители областного департамента.

В Национальной медицинской палате, которую возглавляет Леонид Рошаль, считают, что следователи и журналисты вводят общественность в заблуждение. По результатам разбора ситуации с участием воронежских врачей НМП пришла к выводу об их невиновности. 

«Зачем следователям Следственного отдела по Центральному району Следственного Управления СКР по Воронежской области повторять бред о том, что больной «ошибочно ампутировали не правую, а левую конечность» -— говорится в заявлении Леонида Рошаля.

Президент НМП убежден, что подобные ситуации создают атмосферу недоверия и приводят к тому, что врачи уходят из профессии. 

«Созданная атмосфера недоверия и в какой-то степени ненависти к врачебному сообществу стали основой тому, что многие поверили в то, что больной удалили здоровую ногу. Огромную неблаговидную роль, к сожалению сегодня играют и отдельные представители юридического сообщества, которые увидели в этой проблеме хороший повод к зарабатыванию денег» — подчеркивает Рошаль.

Когда в товарищах согласья нет

Старший сын Дроновой — Игорь проживает в Воронеже и помогает в уходе за пожилой матерью. Его младший брат убежден, что брат вступил в сговор с медиками, которые не собираются признавать врачебную ошибку. Он намерен идти до конца и добиваться справедливости через суд.

«Я чувствую, что это борьба за имя матери и за свое. Ее обезножили, а теперь пишут, как про какую-то безымянную старушку, за которую некому вступиться. Помимо меня, есть старший сын, который ее чуть не угробил. Год назад нашими усилиями вовремя решали вопрос с госпитализацией мамы. Когда я приехал из Петербурга, он убеждал меня, что всё нормально. Он сказал, что мать выдумывает и всё прошло так, должно было быть», — отмечает Андрей Дронов.

Мария Дронова проработала в школе более 50 лет, стала заслуженным работником системы образования. Ее детство прошло в концлагере. До недавних пор женщина была вполне самостоятельной и активной. Она до последнего отказывалась делать операцию.

В ближайшее время в рамках возбужденного уголовного дела будут проводиться экспертизы, допрос потерпевшей стороны, родственников, свидетелей и очевидцев, рассказывает юрист правозащитной организации «Зона права», которая представляет интересы пострадавшей, Булат Мухамеджанов.

«В течение месяца будет проведена судебно-медицинская экспертиза. Будут даны ответы на интересующие пострадавшую и ее родственников вопросы. Если экспертиза подтвердит нарушение, следующий этап — установление конкретного лица, которому может быть предъявлено обвинение. Нужно выяснить, кто принял решение об операции, кто ее проводил и т.д. Не исключаю, что дело может быть переквалифицировано по статье «Халатность», — пояснил в беседе с «Известиями» юрист «Зоны права».

По его словам, родственники намерены добиваться наказания виновных и справедливой компенсации.

«Во главе угла стоит не вопрос денежной компенсации. Если больница чувствует за собой вину и признает ее, то они должны это публично подтвердить и принести извинения. Уже потом можно ставить вопрос о справедливой компенсации, потому что человеку без двух ног в пожилом возрасте нужен качественный уход. Вопрос должен решаться не с сыновьями, а с самой пострадавшей. В любом случае последнее слово за ней, а сыновья выступают как переговорная сторона. Пока что с Дроновой тяжело общаться и тем более проводить следственные действия», — уточнил Мухамеджанов.

операция врач
Фото: ТАСС/Валерий Шарифулин

Правозащитная организация неоднократно вела уголовные дела о взыскании компенсации при причинении вреда по неосторожности или халатности врачей.

«Конечно, мы не допускаем, что медики намеренно лишили человека ноги. Но, с другой стороны, если это ошибка и она будет подтверждена, виновные должны понести ответственность. Разумеется, мы не за посадки врачей. Но если факт подтвердится, то дело должно быть доведено до суда, а пострадавшей стороне должна быть присуждена адекватная компенсация», — добавил юрист.

Согласно имеющейся практике, компенсации по подобным делам часто бывают несоразмерны причиненному вреду здоровью, а также тратам на реабилитацию и уход.

«Суды выносят довольно-таки низкие по сумме компенсации. Как правило, дают 500–700 тыс. рублей. За 10 лет, несмотря на изменения в экономике, суммы остались теми же. Больницы действительно пытаются на начальных этапах решить конфликт миром, но это происходит в такой некрасивой форме, без извинений и признания вины. Примерно в 5% наших дел пострадавшие пошли на досудебное соглашение», — резюмировал Мухамеджанов.

Тысячи жалоб, десятки приговоров

В сентябре юристы «Зоны права» помогли взыскать 500 тыс. рублей в пользу жительницы Красноярска. Во время операции врачи забыли в ее теле хирургический зажим. Женщина проходила с ним пять месяцев, а потом пожаловалась на резкую боль. Во время рентгена обнаружилось, что 15-миллиметровый металлический предмет остался после операции.

Всего месяц назад все в том же Воронеже возбудили уголовное дело в связи с ампутацией обеих ног другой пенсионерке, ветерану Великой Отечественной войны. После операции женщина умерла. Следствие установило, что врачи поставили неверный диагноз и не проконсультировались со специалистами. Пожилую женщину положили в больницу незадолго до Нового года, но врачи не спешили оказывать помощь пациентке. Спустя неделю, 6 января, по словам дочери, одна нога почернела, а женщина так и не получала обезболивание. Она рассказала, что перед смертью женщина простила врачей, которые по ошибке оставили ее без ног. 

операция коридор капельница
Фото: Depositphotos

Сообщения о врачебной халатности, повлекшей инвалидность и даже смерть пациентов, всё чаще стали появляться в новостных сводках. В январе прокуратура провела проверку после обращения жителя Махачкалы, который лишился ноги из-за халатности местных врачей. Мужчина две недели жаловался на резкие боли, но врачи обратили внимание на поврежденную конечность, лишь когда она почернела. До этого ему диагностировали ушиб и наложили гипс. 

«В результате безответственного, небрежного отношения врача-травматолога гражданину причинен тяжкий вред здоровью. Материалы проверки по данному факту прокуратура направила в следственный орган для решения вопроса об уголовном преследовании», — говорится в сообщении ведомства.

После резонансного дела врача-гематолога Елены Мисюриной в обществе началась активная дискуссия о необходимости уголовной ответственности за халатность врачей. Врачебное сообщество грудью встало за коллегу, а приговор удалось обжаловать. Однако уже в июле Следственный комитет подготовил новые поправки в Уголовный кодекс, уточняющие ответственность за преступления, связанные с врачебными ошибками.

Официальный представитель ведомства Светлана Петренко рассказала, что число обращений в СК на ошибки или ненадлежащие действия врачей выросло более чем втрое за последние шесть лет. В 2016 году поступило около 5 тыс. обращений, в 2017-м — уже более 6 тыс. и возбуждено 1791 уголовное дело, до суда дошло 175. За год до этого число возбужденных дел было почти вдвое меньше. На каждый заявленный случай ведомство обязано реагировать и проводить проверку.

Следственный комитет предложил сконцентрировать медицинские преступления в одной статье — ст. 124.1 «Ненадлежащее оказание медицинской помощи (медицинской услуги)», которая предполагает ответственность в виде штрафа в размере от 200 тыс. до 500 тыс. рублей либо лишение свободы на срок от двух до семи лет. Вторая часть статьи «Сокрытие нарушения оказания медицинской помощи» предусматривает ответственность за внесение недостоверных сведений в документацию и подмену биологических материалов с целью сокрытия ненадлежащего оказания медицинской помощи. В случае принятия поправок руководство медучреждений будут наказывать за эти деяния сроком до четырех лет лишения свободы.

 

Загрузка...