Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Несносная прелесть: Боровск спасли от сноса исторических домов
2018-10-21 13:48:31">
2018-10-21 13:48:31
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Порядка 80 человек приехали в Боровск, чтобы спасти исторические постройки от разрушения. Активисты взялись за работу вместе с местными чиновниками и депутатами, с подачи которых, впрочем, и начали разрушать ценные здания. Под снос попало почти 20 дореволюционных домов, признанных аварийными. Как общественники и власти достигли «хрупкого мира», почему такая история повторяется повсеместно и как можно дать новую жизнь ветшающим архитектурным памятникам, читайте в материале «Известий».

Челюсть без зубов

«Мы видели остатки домов — после их сноса город напоминает здоровую челюсть, из которой вырвали несколько здоровых зубов», — рассказал «Известиям» историк, сотрудник Музея Москвы Павел Гнилорыбов. Вместе с другими активистами в субботу, 20 октября, он приехал в Боровск, чтобы спасти его исторический центр от разрушения.

Полуразрушенный дом в Боровске
Фото: flickr.com/Vladimir Gorsky

Местные краеведы забили тревогу 17 октября. На месте трех дореволюционных домов, которым по 100–150 лет, обнаружили обломки. Постройки признали аварийными, расселили и отправили под снос. Протест вышел далеко за пределы города. Активисты направили обращения губернатору Калужской области, в Министерство культуры России и Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК). И представители общества вступили в бой. Вместе с общественниками из «Архнадзора» и других организаций им удалось приостановить снос исторических зданий.

Сначала пришлось остановить ковши у здания XIX века, относящегося к деревянному зодчеству, — практически буквально: вызвать на место полицию, написать заявление о нарушении закона «Об объектах культурного наследия». Потом договорились провести переговоры с администрацией 18 октября. На 20 октября был назначен субботник, или операция «Консервация», чтобы привести подлежащие сносу дома в порядок и подготовить их к зиме.

 

Боровску — 660 лет, в этом году он отмечает юбилей. Город считается одним из центров старообрядчества. Сюда ссылали протопопа Аввакума, боярыню Феодосию Морозову. Боровск известен Свято-Пафнутьевым монастырем, Покровским храмом, музеем-квартирой Константина Циолковского и другими достопримечательностями.

«Мы очень активно зазывали людей, потому что понимали, что историческому центру Боровска грозит полное исчезновение. Нас собралось около 80 человек, костяк был московский. Люди откликнулись — поехали в Боровск в свой выходной день на свои деньги», — отметил Павел Гнилорыбов. «Администрации города спасибо за то, что она предоставила инструменты, развернула полевую кухню. Городские депутаты и мэр Боровска работали наравне со всеми», — добавил он.

Заменить бездушной копией

Всего под снос попало 17 старинных домов постройки XIX–XX веков, разрушено три из них. Список, утвержденный властями, удален с официальных сайтов, но остался в материалах СМИ. В нем отмечается, что 16 домов были признаны аварийными в 2009 году, одно — в 2017-м. Такая участь чуть не постигла и двухэтажный дом, отреставрированный силами и средствами волонтеров программы «Том Сойер Фест». Однако потом выяснилось, что в перечне зданий под снос он якобы оказался по ошибке.

Фото: youtube.com/Рупор Москвы

«Градоначальником приговорен и очень крепкий на вид каменный жилой дом конца XIX века, расположенный непосредственно на центральной площади Боровска. В свою очередь, сам архитектурный ансамбль площади был признан год назад выявленным объектом культурного наследия», — говорится в письме градозащитников на имя губернатора Калужской области. Они подчеркивают, что в Боровске к такому привыкли: год назад по той же схеме были разрушены здание бывшей районной типографии и дом Власовых. «На улице Володарского, на месте дома Власовых, сейчас размещен безобразный рынок, а место, где находилось здание типографии, обнесено забором», — подчеркивают активисты.

Отнюдь не все местные жители поддерживают краеведов, вставших на защиту исторической застройки. «Местный. Живу рядом с одним из списка. Только не всё то золото, что блестит. Дом по адресу: Рабочая, 6а, стоит в 5 м от моего дома. Его расселили еще зимой. Так он и стоит без окон без дверей. Мало того, что все тараканы перебежали в соседние дома, еще и малолетки постоянно там трутся», — жалуется горожанин в группе «Подслушано в Боровске». В многочисленных спорах в соцсетях по поводу ситуации в калужском городе подобные комментарии не редкость.

Руководство города настаивает на том, что дома находятся в аварийном состоянии и восстановлению не подлежат. Более того, они не видят повода бить тревогу — на месте ветхих домов будут построены их точные копии. Администрация обещает, что застройщиков обяжут восстановить здания с теми же украшениями, резьбой — в контракт впишут так называемое обременение реконструкции. «По большинству объектов мы сделали обмерные чертежи, чтобы мы смогли их воссоздать. Наличники были аккуратно сняты и в ближайшее время будут переданы в краеведческий музей, чтобы можно было восстановить украшения домов», — утверждает мэр Боровска Михаил Климов.

Зампред комиссии по архитектуре Общественной палаты Московской области, член правления Союза архитекторов России и гендиректор «Яузапроект» Илья Заливухин считает, что если дом исторической постройки снесен, восстанавливать его нет смысла — он уже не будет представлять ценности. «Восстановление снесенных домов, пусть даже по обмерным чертежам, — не выход. Ни гостиница «Москва», ни здание Военторга — всё это не оригиналы, здания без души», — отметил специалист в беседе с «Известиями».

Ценные тайники

Волонтеры, участвовавшие в субботу в операции «Консервация», заколотили три здания, чтобы их не подожгли и чтобы в них не ночевали бомжи. «Это три замечательных дома с сохранившейся обстановкой: там и лепнина, и печи XIX века. Мы также совершенно случайно сделали открытие: начали разбирать сарай, а оказалось, что это шикарнейший ледник XIX века — это настоящее произведение искусства. Он выложен по подобию колодца, уходит на несколько метров вниз», — рассказывает историк Павел Гнилорыбов.

Фото: youtube.com/sotavision

Илья Заливухин отмечает, что подобные объекты после расселения действительно часто становятся местом сбора асоциальных элементов, потому важная задача — законсервировать их необходимым образом. На этом настаивали и власти города — это было условием, на котором они согласились приостановить снос аварийных построек.

«Называть такое жилье ветхим и на этом основании сносить его — это глупо. С этим нужно работать точечно», — уверен Павел Гнилорыбов. Да, зарплаты в городе небольшие, но «на то у нас и ставятся компетентные чиновники, чтобы уметь соблюсти баланс». «Чиновники объясняют необходимость сноса тем, что в домах собираются бомжи и наркоманы. Это простая обывательская логика. Если за Белым домом, Пизанской башней или Кремлем не ухаживать 70 лет — понятно, во что они превратятся», — говорит собеседник «Известий».

Юридический щит

Объекты культурного наследия ни в коем случае нельзя сносить — это нарушение законодательства, а значит, дело прокуратуры, напомнил архитектор Илья Заливухин. «Проблема в том, что помимо объектов культурного наследия есть вновь выявленные объекты, которые только претендуют на этот статус. Это красивая историческая застройка, которая постепенно разрушается», — объясняет он.

Дом архитектора Яковлева в Калуге (до реставрации волонтерами)

Фото: commons.wikimedia.org/Kaluga.2012

В Калуге на прошлой неделе пошел под снос 108-летний одноэтажный дом, который местные жители называли сказочной избушкой Берендея. Здание в стиле деревянного модерна, построенное архитектором Александром Яковлевым, год назад отреставрировали активисты проекта «Том Сойер Фест», потратив на работы 300 тыс. рублей. Тогда еще в доме были жильцы. К маю они съехали. Постройку 10 лет назад лишили статуса объекта культурного наследия. Впрочем, и аварийной она не была признана. По данным региональных СМИ, объект выкупил частный инвестор. Глава Калуги Дмитрий Разумовский заявил, что не был в курсе ситуации, и назвал ситуацию отвратительной. 

Дом архитектора Яковлева в Калуге (после реставрации)

Фото: youtube.com

Калуга и Боровск — два абсолютно разных случая. В Калуге, как и много где в России, усадьба была снесена собственниками участка — город не давал никакого разрешения на снос. Но и дом не был объектом культурного наследия, подчеркивает Илья Заливухин. 

 

«В Боровске другая история — объекты исторической застройки решили сносить власти города. Почему городская администрация считает, что их проще снести? Если они закажут проект о выявлении объектов культурного наследия и постановке их на учет, а это именно их задача, то на них лягут дополнительные траты», — рассуждает архитектор.

У администрации того же Боровска есть множество проблем по содержанию инфраструктуры, выполнению социальных обязательств и так далее. Обычно все бюджеты дефицитные. Культурное наследие, очень важное для города, оказывается обременительным, отмечает Илья Заливухин. Мэр Боровска, объясняя решение о сносе домов, как раз подчеркивал, что на реставрацию не хватает денег — бюджет составляет порядка 65 млн рублей.

Боровск теперь постоянно будет на федеральном прицеле у активистов, уверяет историк Павел Гнилорыбов. «Сейчас хрупкий мир. Мы считаем, что одержали победу в сражении. Война будет выиграна тогда, когда удастся получить защитные документы на эти дома о признании их объектами исторического наследия, — подчеркнул он. — И когда завершится эта порочная практика объявлять аварийным жильем здания, которые являются прелестью, украшением города».

В Минкультуры РФ заявили, что Боровск может получить статус исторического поселения федерального значения. Только произойдет это в лучшем случае к концу 2019 года.

Взять в оборот

Первая проблема очевидна — мэрам городов нужно позаботиться о том, чтобы поставить на учет такие здания. Это масштабная системная работа, говорит гендиректор «Яузапроекта» Илья Заливухин. 

 

Второе — найти способ использования исторической постройки, на которую приезжают посмотреть те же туристы, придумать новые механизмы привлечения инвестиций в город. Возможно, стоит отдать эти дома людям, которые готовы в них жить и бережно их сохранять.

Он уверен, что прежде чем сносить дом, нужно сделать всё, чтобы его спасти — и не просто сохранить, а наполнить новым смыслом. Для этого должна быть разработана комплексная программа развития — это касается и Боровска, и других городов. «Она должна включать механизмы включения таких домов в жизнь города. Для этого нужно привлекать специалистов, которые разработают совместно с администрацией и жителями схему, которая действительно будет работать», — объясняет Илья Заливухин.

Многочисленные картины художника В. Овчинникова на стенах домов — одна из «визитных карточек» Боровска

Фото: ТАСС/Борис Кавашкин

Бренд-стратег «Point.Точка развития» (специализируется на сфере туризма и развитии территорий) Наталья Рыбальченко рассказала «Известиям», что их компания предлагала Боровску проект архитектурно-туристического кластера. В его рамках существует единая концепция для домов, единый бизнес-план для всего кластера и отдельно по каждому из объектов. «На выходе у нас получается «рассеянная» инфраструктура, в которой мы создаем то, чего на данный момент не хватает жителям и туристам. Например, в городе нет магазинов с продукцией фермеров Боровска, хостела, коворкинга и кофеен для молодежи, пекарни и других функций. Сверхзадача этого проекта — проявить через инфраструктуру смыслы города», — объяснила Наталья Рыбальченко.

У компании есть пример такой работы с городом Каргополь в Архангельской области. В чем-то там похожая история. Расселено восемь исторических домов, на их базе разработан кластер «Фамилия» (все здания именные — дом купца Баранова, дом мещанина Сергеева и т.д.). «Например, в одном из домов предлагается создать одновременно музей и мастерскую наличника — ее перенесут с окраины города в центр. В другом доме — ресторан с традиционной каргопольской кухней, в третьем — молодежный коворкинг и хостел», — поделилась специалист деталями проекта.

Фото: ТАСС/Борис Кавашкин

По ее мнению, такой подход был бы идеален для Боровска. Да, найти инвесторов — не так просто, это настоящая работа. Но нужно понимать, что Боровск в отличие от Каргополя находится около Москвы. А даже в Каргополе нашлись желающие. 

 

«Я уверена, что для Боровска точно можно найти таких инвесторов. Тем более в Боровском районе находится много предприятий, которым можно предложить поучаствовать в проекте», — добавила специалист.

С тем, что у Боровска огромный потенциал, согласен и историк Павел Гнилорыбов. Он уверен, что в город может прийти малый бизнес и тогда у него есть шанс если не стать второй Коломной, то как минимум ухоженным городом уровня Золотого кольца. «Тем более он находится в полутора часах езды от Москвы. Сейчас же многие едут в модный Никола-Ленивец в Калужской области, хотя дороги там в разы хуже», — подчеркивает собеседник «Известий».

Он отметил, что общественникам удалось убедить многих чиновников в необходимости сохранить исторические постройки. «Мэр Боровска, хотя мы не согласны с его позицией, открыт для диалога, — сказал историк. — Нужно искать подходы, инвесторов, чем администрация не очень хочет заниматься, но мы готовы помочь, если она пойдет навстречу».

 

Загрузка...